Медиановости

16 февраля 2009 17:32

Общий тон ТВ мигрирует от агрессии к выжидательности

Александр Сергеевич весь в шерсти и бакенбардах яростно метался по экрану. Наверное, предчувствовал близкую кончину от рук мировой закулисы. Трагические события фильма "Пушкин. Последняя дуэль" не оставляли сомнений — его убил масонский заговор.

Молодой Безруков в роли солнца русской поэзии был отчего-то похож на пожилого еврея. Он очень любил жену Наталью и государя Николая I. Но коварные инородцы не дремали. И вот — смертельный поединок, Черная речка, красный снег и милейшие люди из Третьего отделения, которые зрят в корень. Заговор, оказывается, был направлен не только против Пушкина, но против самого императора и, бери выше, России.

Создавалось ощущение, что закадровый текст ваял то ли Семин, то ли Мамонтов. Сквозь лихорадочное повествование о том, как либералы умертвили великого державника, неумолимо прорастала чекистская сага. И хотя представители царских спецслужб по неведомой причине напоминали современных сериальных пацанов, только при эполетах, но дело свое знали: голубые (лейтмотив фильма) враги империи во главе с Дантесом были разоблачены.

Быть может, не стоило останавливаться на сочинении Натальи Бондарчук, показанном в день памяти поэта, если бы не удивительный телевизионный контекст. Еще вчера борьба с западными агентами влияния была на пике актуальности. Без агрессивной риторики не обходились даже невинные межпрограммные заставки. Мадам Бондарчук, казалось, должна царственно шествовать в авангарде. Она ведь глубоко копнула — несносные масоны еще вон когда не давали покоя России. Но случилось странное. Аккурат на минувшей неделе тренд вдруг стал исподволь меняться.

Ничто, казалось, не предвещало перемен. Только-только в эфир вышел "Честный понедельник", которому удалось под началом нарочито брутального Сергея Минаева отыскать тьму врагов в ближнем зарубежье. Шпроты, ткемали и сало вместе с Саакашвили и Ющенко были преданы решительному остракизму.

Как вдруг случились метаморфозы с программой "Судите сами", важнейшим идеологическим полигоном ТВ. Зрители увидели чудо. Вместо записных скандалистов с привычными речевками — мирный председатель правления Сбербанка Герман Греф. Обстоятельно отвечает на вопросы зрителей о бивалютной корзине, рублях, кредитах и прочей ипотеке. Максим Шевченко на месте, но какой-то притихший. И хотя тема обозначена в привычной конспирологической эстетике: "Тайные пружины мирового кризиса", никто из собравшихся ни одной тайной пружины так и не отыскал.

А в другой раз почтенное собрание стало рассуждать о "перезагрузке". Термин из мюнхенской речи вице-президента США Джозефа Байдена, примененный им к российско-американским отношениям, был встречен с достойным оптимизмом. Даже Алексея Венедиктова допустили до обсуждения. Даже пассионарнейший Сергей Кургинян старательно подбирал слова и ничего более страшного, чем "семантическая бомба" не произнес.

На этом чудеса не завершились. Еще больше поразила другая передача, "Национальный интерес с Дмитрием Киселевым". Тут уж точно должны вестись мессианские разговоры о величии России. А вместо этого приглашенные гости мирно рассуждали о положении среднего класса. Никто (еще одно чудо) не обрывал на полуслове Леонида Гозмана. Более того, ему даже позволили обозвать ЕР партией правящей бюрократии.

Одним словом, вот уже неделю общий тон ТВ мигрирует от агрессии к выжидательности. Наверное, существует прочная связь между стоимостью барреля нефти и великодержавной риторикой: чем цена барреля ниже, тем меньше словесного барабанного боя. Выпевать мантры на тему: "Мы наш, мы Третий Рим построим" хорошо при низкой инфляции и высоком ВВП. А может, в чью-то светлую голову пришла простенькая мысль: если отечественный кризис родом из Америки, то и наше благоденствие (прошлое и будущее) — оттуда же? То есть как ни крути, кризис требует идеологической перезагрузки. Нужны новые формы, да где ж их взять?

Судя по первым робким шагам, ТВ намерено перенести акцент с глобалки на теорию малых дел. Тут пригодятся простые люди. Спрос на них уже сейчас повышается. Программа "Честный понедельник" выводит на авансцену отдельно взятую тетю Маню с ее отдельно взятой квартирной проблемой, а рыцари микрофона, плаща и шпаги типа Анатолия Кучерены и Александра Хинштейна отважно бросаются на ее защиту.

Дело громкое, но не пыльное. Воевать с родными чиновниками проще, чем с мировым злом. Выход найден тут же. "Не надо увлекаться репрессиями, — великодушно замечает Кучерена, — но провинившегося чиновника следует высечь розгами на площади". Безбрежный гуманизм адвоката радостно одобрен Хинштейном и приглашенной массовкой. Лишь Минаев сокрушается: жаль, что у нас только два таких орла, на всех не хватит. Теперь каждая программа, размышляющая о том, кому на Руси жить хорошо, должна выращивать своего персонального Гришу Добросклонова, народного заступника.

Уже намечены контуры и другого пути. Можно взяться за окучивание тучной нивы чиновничьих привилегий, что и было успешно сделано в передаче "К барьеру!". В этом сегменте тоже имеется свой отважный рыцарь, а именно Олег Митволь. Поведение госслужащих в Куршевеле и его окрестностях будоражат мятежную душу природоохранителя, но как-то в общем, а не в частностях — ни одной фамилии нарушителя конвенции он так и не назвал. Проблема благодатная, жаль, надолго не хватит. Да и скучно все это слышать в который раз. Если бы не оппонент Алексей Митрофанов и его сенсационное сообщение о том, что Кондолиза Райс — любовница папы Буша, программа увяла бы в первом раунде.

Перед креативными умами ТВ стоит непростая задача. Политологическую обслугу легко прибрать к ногтю, а что делать с народом? Его чем занимать будем? Если Америка и Запад перестанут быть врагами, то кого обвинять во всех наших бедах? Коридор возможностей резко сокращается. Умиротворять паству с помощью сериалов и ледовых зрелищ все сложнее — на сериалы денег нет, лед тронулся. Другие опробованные транквилизаторы вроде разнообразных чудес, информационных войн с собственным прошлым, экстрасенсов, звезд и даже плесени дают краткосрочный эффект.

Патерналистское государство так долго кормило граждан с ложечки сладкой патокой, что ее отсутствие плохо скажется на их самочувствии. Сегодня все чаще с экранов раздаются речи об уповании на здравый смысл россиян. Крамольные это речи, прямо скажем. Если включить здравый смысл, сразу много неправильных мыслей возникает.

Хорошо, что Дмитрий Медведев будет отныне регулярно давать каналам антикризисные интервью. Но хотелось бы, чтобы власть не только информировала население о своих действиях, но и предоставила возможность их публичного анализа. Хотелось бы, чтобы жизнеутверждающие сюжеты с участием первых лиц об успешной борьбе с кризисом хоть в чем-то совпадали с нашим представлением об этой самой борьбе. Хотелось бы, чтобы президент, желающий услышать разные точки зрения на проблемы гражданского общества, не приглашал в очередной совет Светлану Сорокину. Не проще ли ее вернуть в эфир, пусть там и транслирует свои мысли не только для президента, но и для электората? Да мало чего хотелось бы нам, грешным…

Cмена идеологической парадигмы — процесс крайне сложный. Слишком долго плодотворная теория разнообразных заговоров внедрялась в умы россиян, чтобы резко от нее отказаться. Тем более что и теперь некоторые враги по-прежнему не дремлют. Программа "Чрезвычайное происшествие", захлебываясь от сумбура в мыслях и кадрах, изготовила триллер об альтернативном правительстве Южной Осетии. Состоит оно из представителей спецслужб Грузии и жирует, разумеется, на американское деньги. В чем его смысл, непонятно. Ясно лишь одно: братья Каркусовы, министры данного правительства, сбежали из Тбилиси и тотчас ринулись к телекамерам НТВ.

Почему мы должны верить именно этим двум министрам с бегающими глазами, история умалчивает. Но они выдали такую "семантическую бомбу", которая и не снилась Кургиняну. Оказывается, на Михаила Леонтьева как на врага Грузии готовилось покушение. Его жизнь оценивалась в 100 тысяч долларов, но деньги не успели передать киллерам — и Леонтьев, к счастью, по-прежнему с нами. Сам он непривычно сдержан. В руках смущенно держит трофейный флаг альтернативного правительства. Да и в своих передачах Леонтьев уже чуть другой. Он еще по инерции видит американский след в любой продуктовой палатке, но градус ненависти уже не тот. Перезагрузка, сэр? Н

Тарощина Слава