Медиановости

24 февраля 2009 15:27

Олег Лурье: "В глазах следователей я гроза сенаторов и миллионеров"

Последним словом гендиректора издательского дома ООО "Алиса Инвест" Олега Лурье в Тверском райсуде Москвы в минувшую пятницу завершилось разбирательство дела, по которому журналист обвиняется в мошенничестве и вымогательстве нескольких десятков тысяч долларов у члена Совета федерации Владимира Слуцкера и его супруги Ольги за непубликацию компрометирующих материалов о них. В прениях гособвинитель предложил приговорить господина Лурье к восьми годам лишения свободы, сам журналист призвал судью к милосердию.

Уголовное дело в отношении 45-летнего гендиректора "Алисы Инвест" и главного редактора журнала Jeans Олега Лурье строилось на двух эпизодах. Первый касался вымогательства у сенатора Владимира Слуцкера и его жены Ольги $50 тыс. за непубликацию о них компрометирующих материалов. По второму эпизоду господин Лурье обвинялся в мошенничестве: по версии следствия, он за €11,5 тыс. пообещал общественному помощнику сенатора Сергею Олейнику снять уже опубликованные в интернет-изданиях статьи "Мадам Слуцкер. Кто заработал на убийстве генерала Трофимова?" и "Мадам Слуцкер. Вид сзади", однако, получив деньги, обещания не выполнил (подробно "Ъ" рассказывал об этом деле 21 июня 2008 года). Выступая в прениях, гособвинитель предложил приговорить господина Лурье за вымогательство к семи годам колонии строгого режима, а по двум эпизодам, путем частичного сложения наказаний,— к восьми годам.

Было заметно, что, выступая с последним словом, Олег Лурье находился под впечатлением предложенного прокурором срока. "Ваша честь, я не буду сейчас говорить о всевозможных нарушениях, о необоснованности обвинения и об отсутствии доказательств, я хочу сказать только о семи годах строгого режима, которые потребовало обвинение, равносильных для меня смертной казни или пожизненному заключению",— так начал свое выступление журналист. Он пообещал суду уйти из профессии журналиста-расследователя, "чтобы впредь никто не смог бы мне поставить в вину нанесение кому-нибудь морального вреда".

По словам обвиняемого, "самое страшное заключается в том", что его предлагают отправить на семь лет в колонию строго режима "за те деяния, которых он не совершал". По мнению господина Лурье, обвинение против него строилось только на показаниях "одного потерпевшего и одного свидетеля, являющегося подчиненным потерпевших", а "все показания опровергнуты тремя независимыми свидетелями".

"Неужели мы снова живем по законам Вышинского и правилам Берии? — спросил судью журналист.— А ведь следующий шаг — это концлагеря для врагов народа и их детей". На этот и следующий вопрос обвиняемого: "Ваша честь, вы когда-нибудь чувствовали, что у вас отбирают жизнь?" — судья Елена Сташина отвечать не стала.

Господин Лурье отметил, что он никогда в жизни ни на кого не поднял руку, не брал чужого, не вынашивал каких-либо преступных планов, не сколачивал банд, не грабил и не стрелял. Что же касается рассматриваемого уголовного дела, то журналист подчеркнул, что если даже он, без умысла, сам того не ведая, что-то и нарушал, цели совершить преступление у него не было.

В заключение Олег Лурье, обратившись к судье, пояснил, что у него "нет и никогда не было счетов в банках, роскошных квартир и престижных офисов", что он всегда "жил на зарплату журналиста, гонорары за творческую деятельность и отчисления за издание книг". "Не отбирайте у меня и моей семилетней дочери, нашу жизнь, мое счастье растить ее, а то в глазах следователей я особо опасный преступник и вымогатель, гроза сенаторов и миллионеров. Я вас прошу только о справедливости и милосердии, и когда вы будете принимать решение, то достаньте милосердие из своей души",— сказал Олег Лурье.

Приговор будет оглашен 10 марта. Ъ

Юрий Ъ-Сенаторов