Медиановости

19 марта 2009 17:51

Съемки "Комеди" похожи на сдачу сессии в университете

Игоря Элвиса Меерсона прозвали "самым наблюдательным сукиным сыном Петербурга": он в своих миниатюрах и монологах на сцене московского и питерского "Комеди" рассказывает о том, что замечает на улицах города — о женщинах и пьянках, автомобилях и гаишниках. А "МК" резидент "Комеди Клаб" поведал свои наблюдениях о "закадровой" жизни популярного юмористического шоу.

"Еду, еду, уже еду!"

"Комеди" хоть и показывают каждую неделю, но снимают не так часто — в Москву на съемки Игорь Элвис Меерсон ездит в среднем раз в месяц. По его ощущениям, несколько съемочных дней в студии ТНТ похожи на сдачу сессии в университете, где некоторые резиденты — это нерадивые студенты, которые за несколько дней до "экзамена" собираются вместе и с ужасом понимают, что у них еще "конь не валялся".

— Я сейчас часто выступаю в паре с Александром Незлобиным, — рассказывает Игорь. — Мы с ним иногда созваниваемся или списываемся в Интернете, придумываем какие-то шутки, перекидываемся идеями. Но серьезная работа над текстами начинается только тогда, когда за пару дней до съемок все резиденты собираются в Москве, в студии для репетиций. В этом смысле многие участники шоу — "двоечники". Пока уже не будет аврала, писать свои шутки они не будут. Я знаю только несколько "отличников". Например, Гавра — он серьезно и ответственно подходит к созданию своих миниатюр и придумывает их даже в межсъемочный период!

А вот одна история про Гарика Харламова вообще стала среди комедийщиков притчей во языцех.

— Гарик должен был приехать на какие-то съемки к 11 утра, — вспоминает Игорь. — В 10 ему звонят, он не берет трубку — и так несколько раз. В конце концов он от 15-го звонка просыпается дома и говорит в трубку: "Я еду, еду, я уже еду!" Те, кто ждал его в студии, успокаиваются, но через полчаса бесполезного ожидания звонят снова и слышат: "Я еду, еду, я уже еду!" — так говорит Гарик и снова засыпает. Его продолжают ждать и уже в 11 часов нервничают (нужно гримироваться) и звонят в третий раз. Гарик поднимает голову от подушки, серьезным тоном спрашивает, как повернуть к студии, есть ли там место для парковки, ему все объясняют, он отключается и снова безмятежно засыпает. В 11.30 ждать уже не возможно, еще раз звонят Гарику и слышат от него:

"Э-э-э... Я заболел!" Это был единственный случай, когда человек заболел за минуту буквально на повороте к студии! А харламовская фраза "Я еду, еду, уже еду!" стала среди нас крылатой.

Главный шутник — Мартиросян

Большинство зрителей "Комеди" убеждены, что все шутки, звучащие в эфире, придумывают не сами резиденты, а целый цех "литературных рабов".

— На самом деле шутки придумываем мы сами, — говорит Игорь Элвис. — Хотя не буду скрывать — есть авторский коллектив, который иногда помогает и придумывает некоторые номера. Но главный наш помощник — это Гарик Мартиросян. Он является безусловным лидером "Комеди", поэтому с его мнением не спорит никто. Он просматривает многие номера перед съемкой, советует, что можно изменить, предлагает свои варианты шуток. Случается, что до съемки осталось два дня, а у резидента номер не клеится. Тогда они запираются с Гариком в кабинете и долго что-то там выдумывают.

Еще перед съемками происходит так называемый разгон — в специальном помещении, "резидентской", где все повторяет съемочный павильон. Там даже есть подиум, рояль и стоят компьютеры, чтобы те, кому нужно писать свои творения, могли это сделать.

— Мы собираемся там и начинаем на ходу сочинять шутки, — объясняет Игорь Элвис Меерсон. — Ржем постоянно, придумываем абсолютно безумные вещи. Но обычно 90 процентов этих шуток в эфир не идет.

Задумки задумками, но зачастую во время съемок все происходит совсем не так, как написано в сценарии.

— Постоянно кто-то забывает слова, начинает вдруг ржать, иногда даже падает со сцены и может сильно удариться, — признается Игорь Меерсон. — Я как-то вообще еще во времена премьер-лиги КВН играл со сломанной ногой, хотя и не знал, что она сломана. Правда, потом многие ляпы все-таки убираются. Помню, как на каких-то съемках я со сцены "зацепился языками" с Вадимом Казаченко из группы "Фристайл". Монолог мой тут же был мной забыт, и мы просто начали с ним разговаривать. Он полез на сцену, но у него не было микрофона. Он предложил, что будет отвечать на мои вопросы в мой микрофон-гарнитуру, прикрепленный к моей голове. Наши лица оказались совсем близко друг к другу. Я, давясь от смеха, сказал, что не могу ему разрешить так отвечать, потому что боюсь, что не выдержу и поцелую его. Потом этот эпизод целиком вырезали. А жаль — было жутко смешно!

Мужики смеются, а женщины плачут

Зрители привыкли, что "Комеди" проходит в атмосфере гламурных вечеринок — резиденты шутят, а гости попивают вино, сидя за столиками. На самом деле в день съемок резиденты работают "в три смены" — утром, днем и вечером.

— Обычно первое выступление мы снимаем часов в одиннадцать утра, — говорит Игорь Меерсон. — И это самая трудная съемка! Наши гости еще не проснулись, у них плохое настроение — а ведь на экране нужно создать атмосферу праздника. Расшевелить такую публику иногда стоит огромных усилий. Но на вечернюю съемку гости приходят как огурчики — зато резиденты уже подустали, ведь чтобы шутить и импровизировать несколько часов подряд, нужно много энергии. Мы, мужики, сцепив зубы, справляемся, а вот девушки из "Comedy Woman" (женский вариант "Комеди" на ТНТ) такого ритма иногда не выдерживают — под вечер у них начинаются истерики, слезы.

"Сосед по плацкарту чесался"

Многие ребята из "Комеди Клаб" за четыре года существования проекта из простых смертных стали звездами телеэфира. Но, по словам Игоря, "звездной болезнью" по отношению друг к другу никто из них не страдает. Прививкой от высокомерия стала совместная молодость в КВН: дешевые гостиницы, где ребята жили по четыре человека в двухместных номерах, переезды в плацкартных вагонах из одного города в другой.

— Помню, ехали мы в плацкарте из Сочи в Питер, и прямо рядом с нами ехал солдатик, — делится воспоминаниями Игорь. — Мы заметили, что он постоянно чешется, и у него по всему телу раздражение. Мы даже пошли к проводнице и пожаловались ей. Она поговорила с солдатом, но сказала, что все в порядке — мол, он просто переел мандаринов. И все бы хорошо, если бы тут же она быстрым шагом не пошла по вагону, крича "Откройте окна! Все откройте окна!" Мы испугались, убежали в другой вагон к своим друзьям — тоже из КВН. Проводница старалась нас успокоить и говорила: "Да что вы, он не опасен!", но на каждой остановке в вагон входила бригада врачей и что-то ему вкалывали. Тогда было не до смеха, а сейчас часто смеемся с комедийщиками, когда эту поездку вспоминаем.

Любовь Румянцева