Мнения /
Интервью

8 мая 2009 12:42

Глава московского бюро "Нью-Йорк Таймс": Наша роль – задевать довольных и утешать обиженных

Глава московского бюро

Клиффорд Леви – заведующий московским бюро "Нью-Йорк Таймс". В этом году газета получила пять Пулитцеровских премий, и в том числе – за освещение зарубежных событий. Мистер Леви рассказал корреспонденту Лениздат.Ру, чем отличается работа журналиста в Америке и России, что его смешит в российских новостях и о многом другом.

Лениздат.Ру: Как давно Вы работаете в России?

– Я приехал в Питер почти три года назад. Поскольку до этого я не говорил по-русски, то в первый год не работал, а только изучал русский язык: по шесть часов в день пять раз в неделю занимался с преподавателем один на один. Потом переехал в Москву и начал работать.

Лениздат.Ру: Вы много путешествуете по России, какая поездка произвела на Вас наибольшее впечатление?

– Это трудный вопрос... Мне очень нравится страна. Здесь никогда не бывает скучно, как говорят по-английски, never a dull moment. Журналисту всегда интересны конфликты и проблемы. У нас здесь три корреспондента, но даже двадцати или тридцати было бы недостаточно для освещения всех интересных событий, трендов, идей.

Лениздат.Ру: Вы можете сказать, чем отличается русский читатель от американского?

– Самое главное отличие – народ в России хочет знать, какой мир видит Россию, это для них чрезвычайно важно. В США американцам совсем не интересно, что о них думают в других странах, они ими не интересуются – и это большая проблема. Я очень часто говорю русским: большинство американцев не может найти Россию на карте. Это шутка, но в ней есть и доля правды.

Лениздат.Ру: Есть мнение, что американцы склонны вмешиваться в проблемы других стран и пытаться их исправить.

– Не думаю, что это так. Конечно, есть идея о миссии Америки, о том, что у нас чистая демократия и нужно проповедовать её в мире. Но сегодня эта идея непопулярна в США, народ устал от неё из-за войны в Ираке. Люди очень недовольны.

Лениздат.Ру: Какие русские газеты Вы читаете регулярно?

– Я считаю, что самые лучшие российские издания – "Коммерсант", "Ведомости" и "Независимая газета".

Лениздат.Ру: А радио, телевидение?

– Мне очень нравятся "Эхо Москвы" и "РЕН ТВ". Конечно, я должен смотреть "НТВ", "Вести", "Первый канал", поскольку они отражают мнение власти, и мне оно интересно. Однако Медведев и Путин появляются здесь на экране гораздо чаще, чем Обама на основных телеканалах в США. Мне даже смешно, когда я смотрю "Вести" или новости на "Первом канале", и в них двенадцать минут показывают Медведева или Путина. Мне кажется, это скучно для русских. Во всём этом нет конфликта, и в этом главная разница между основными каналами здесь и в Вашингтоне.

Лениздат.Ру: А чем отличается работа американских журналистов от российских?

– Мне кажется, что здесь журналисты иногда получают деньги от тех, про кого они пишут. В Америке это тоже есть, но реже. И люди часто думают, что журналисты несправедливы, подкуплены. Но есть газеты, которые я очень уважаю. Дело в том, что в Америке журналисты проделывают больше исследований и расследований. Думаю, и русские журналисты делали бы больше, если бы Политковская не была убита. И это большая проблема, потому что без свободной прессы борьба с коррупцией, которую хочет вести Медведев, просто фарс.

Кроме того, в России иногда труднее собрать материал. Нет традиции прозрачности и открытости. Говорят, что ситуация улучшилась за последние пять–десять лет. Но всё равно сложно. Очень часто источники, особенно чиновники, думают, что журналисты должны помогать им, а не показывать жизнь общества. В США много законов о свободе информации. И если мне нужны сведения, я могу послать запрос и получить их. В России этот закон очень часто не соблюдается.

Лениздат.Ру: Вы общаетесь с русскими журналистами?

– Чуть-чуть, не очень часто.

Лениздат.Ру: На Вашу газету когда-нибудь подавали в суд?

– Пока я был заведующим, нет.

Лениздат.Ру: Как Вам кажется, как в России воспринимают вашу газету?

– Кто-то воспринимает очень хорошо, а кто-то считает, что мы подчиняемся ЦРУ или Вашингтону. Они думают, что мы пишем хорошо об Америке, а о России – только негативно. Но мы всегда говорим, что наша роль – задевать довольных и утешать обиженных (to afflict comfortable and to comfort afflicted).

Лениздат.Ру: А если журналист "Нью-Йорк Таймс" допускает ошибку, как она исправляется?

– Необходимо исправлять все ошибки. У нас есть две категории исправлений: корректировки и замечания редактора (corrections and editor’s notes). Например, мы неправильно написали фамилию или ошиблись числом – нужна корректировка. Более серьёзная категория – замечания редактора – действует, когда есть ошибка в справедливости интонации, тона. Это встречается достаточно редко, может быть, один раз в месяц. Например, если я пишу статью о том, что чиновник очень плохо работает, и многие критикуют его, но я не даю ему возможность прокомментировать это, и в статье есть только критика – это большая ошибка.

Лениздат.Ру: А как Вы относитесь к массовым газетам?

– Мне очень нравится читать "Комсомольскую правду", это помогает узнать вкусы народа и то, что он хочет знать. Мне необходимо больше читать таких газет, но, к сожалению, нет времени. Кроме того, там совсем другая лексика. Статью в "Коммерсанте" я могу прочесть вообще без словаря, но в "Комсомольской правде" мне нужно смотреть в него постоянно. Я не сноб, я люблю газеты вообще. Такие газеты всегда существовали и будут существовать, и это никому не вредит. Их проблема только в том, что они не критикуют власть.

Лениздат.Ру: У Вас на стене висят старые первые полосы газет с передовицами о смерти Ленина, Сталина и других вождей СССР. Почему?

– Потому что для нас эти статьи – символы тех исторических моментов. Особенно при Советском Союзе, потому что когда Сталин умер, это был шок. Это касается не только России. Есть большой отдел в Нью-Йорке, который готовит только некрологи – заранее. Например, у нас уже есть хорошая большая статья по поводу Горбачёва. Это обычная практика.

Подготовила Анна Байдакова