Медиановости

18 ноября 2009 14:47

Премьер-министр на Муз-ТВ оживил тоскливый телепейзаж

Время нам досталось какое-то уж очень невыразительное, эстетически смазанное. На радикальные художественные жесты способны единицы, а если точнее, то одна единица — Владимир Путин. Приезд премьер-министра на ТВ — событие из ряда вон выходящее в новейшей истории России. Именно таким событием Владимир Владимирович счел телевизионный конкурс "Битва за Rеспект" на канале Муз-ТВ. Награды победителям он вручал лично.

Один из них, рэпер Рома Жиган, потрясал воображение колоритностью образа. Рома четыре года назад вышел из тюрьмы, теперь ведет исключительно здоровый образ жизни, вследствие чего впал в патриотизм невиданной силы. Его проникновенным строкам о России может позавидовать сам Илья Резник: "Эх, Русь моя, мы твои патриоты и встанем за тебя в любое время года". У Ромы есть мечта — "было бы ништяк записать с Путиным совместный трек". Пожелаем Жигану удачи, она бы очень оживила тоскливый телевизионный пейзаж.

Не то чтобы совсем не было премьер в новом сезоне, они есть, но все какие-то бессмысленные и беспощадные (по отношению к зрителю), да и ходят к тому же парами. Затеяли на Первом канале новый проект "Достояние республики". Песни старые поют, разумеется, о главном и слезы утирают по утерянному советскому раю. А чтобы хоть как-то отличаться от тьмы собратьев, хиты оценивают отобранные представители двух референтных групп: одна молодая, другая — не очень. На Первом еще продолжают голосить, а на "России" уже взошла заря аналогичного соревнования под названием "Лучшие годы нашей жизни". Только если там конкурируют песни, то здесь — целые десятилетия: 60-е против 2000-х, 70-е против 90-х и так далее. Подобного острого конфликта хорошего с отличным давно не приходилось наблюдать. Ведущий Юрий Стоянов исторгает из себя такое количество восторгов в каждую минуту экранного времени, что делается страшно за него.

К ТВ у меня вопросов не осталось, коллапс продолжается. Остались лишь вопросы к нормальным людям, попавшим в его орбиту. Зачем востребованному Стоянову, обитателю блистательного "Городка", заведомо обрекать себя на худшую роль в жизни? Зачем талантливой Татьяне Догилевой рассказывать под камеру трэшевой программы о своем пьянстве и психушках? Зачем олимпийской чемпионке Светлане Мастерковой вдохновенно повествовать об избыточном жире, коварно осевшем на спине и ягодицах? И чем станет заниматься ТВ, когда наконец все звездные ягодицы будут проинспектированы?

Последний вопрос мучает не только меня, но и свежего члена Общественной палаты Тину Канделаки. Посему она с некоторых пор стала продюсером и тотчас провозгласила пришествие новой эры скрещения ТВ с интернетом. Тина не ждет милостей от природы, она их сама масштабирует (любимое словечко). То есть сперва она масштабирует себя (самоназвание: лучшая телеведущая, самая дорогая телеведущая, секс-символ ТВ, икона стиля), а затем уж любое собственное начинание. Сеть задолго до появления ее проектов пестрит сообщениями об их успешности. Сначала Тина запустила вместе с Андреем Колесниковым программу "Нереальная политика", призванную гламуризировать политический процесс и политизировать гламур. В гости к звездной паре приходят все те же звездные, но уже свободные от целлюлита ягодицы, и вместе они обсуждают важные новости. Вскоре программа из интернета перекочевала в эфир канала РЕН ТВ и стало ясно, что провал неминуем. Колесникова жалко не меньше, чем Стоянова, — в тени коллеги по эфиру Этны Ниагаровны (так друзья называли громокипящего Бакунина) замечательный журналист зажат и не вполне уместен. Его вклад в политическое просвещение Наташи Королевой или Ирины Салтыковой минимален.

Тем временем Канделаки затеяла новый проект и тотчас снова провозгласила: с появлением "Инфомании" ТВ изменится навсегда. И действительно, такого мы еще не видели. Давно известно: главный художественный прием сегодняшнего ТВ — имитация. В "Инфомании" он доведен до асолюта. Программа — сколок Сети. Оттуда берутся якобы самые обсуждаемые в вебе новости (хоть о новом мороженом под зазывным названием "Пипец", хоть об улыбке Джоконды), которые лепятся друг к другу в произвольном порядке. Программа свободна от всего, в том числе и от здравого смысла, и от элементарных правил журналистики, и даже от нормального закадрового текста. Новости скрепляют размышлениями модные колумнисты — от Михаила Фишмана до Сергея Лазарева. Колумнисты, вероятно, очень хороши, но клиповый монтаж выдирает из их комментариев "взгляд и нечто", лишает внятного содержания.

Для нового проекта Канделаки взяла на вооружение актуальное словечко — "тренд". Его она масштабирует уже до космических масштабов. Кто не смотрит "Инфоманию", настаивает Тина, тот не в тренде. А что, спрашивается, может быть страшнее для современного активного человека, на которого рассчитана программа? Его Т.К. учит на собственном опыте, каковым она сколь охотно, столь и косноязычно делится в своей колонке: "Работа — она не выбирает по красоте, она выбирает по работоспособности и уму". Заметим, что в трендах у Канделаки не талант, а работоспособность, и тут ей действительно нет равных. Одна беда — это похвальнейшее качество не способно заменить талант, необходимый для любого вида творчества, включая телевизионное. Леонид Парфенов, отец отечественного инфотеймента, и в деле развлечения публики информацией оставался художником.

Впрочем, у Тины совсем другие тренды. Главный из них — любовь к Владимиру Путину. Высокое чувство роднит ее с Жиганом. К приходу премьера на Муз-ТВ Рома сочинил чудесный рэп: "Ведь он человек-легенда, он наш кумир. Создайте для него шум, чтоб слышал весь мир". Заветы Ромы Тина как может воплощает в жизнь. Речь может идти о ком угодно, хоть об Обаме, но она не устает напоминать зрителям: значение Путина в ходе мировой истории глобально. С такими трендами нынче не пропадешь. Н

Тарощина Слава

0 Последние комментарии / остальные комментарии

К этому материалу еще нет комментариев