Медиановости

23 ноября 2009 18:36

Роман Трахтенберг: "Я давно уже устал"

В пятницу вечером в Москве ушел из жизни один из самых эпатажных шоуменов России – Роман Трахтенберг. Ему было всего 41 год. Он как обычно вел эфир программы "Трахты-Барахты" на радиостанции "Маяк". Внезапно Трахтенбергу стало плохо с сердцем. Коллеги по эфиру тут же вызвали скорую помощь. Но она не смогла помочь. По дороге в больницу Роман скончался от инфаркта. Мы публикуем одно из последних интервью Романа, в котором он признавался, что устал. Возможно, всегда уверенный в себе ведущий, уже тогда предчувствовал конец.

— Я давно уже устал. Мне не хватает энергии. Пять раз в неделю я работаю на радио "Маяк". В конце третьего часа эфира выдыхаюсь. Я себе даже водителя завел, потому что буквально засыпаю за рулем. На эфир едешь бодряком, а обратно возвращаешься как выжатый лимон. И поэтому я больше так не могу.

— От чего приходится отказываться, чтобы все успеть?

— От сна и еды. Сплю вообще по пять часов. Работа всегда на первом месте. Вот когда ее не станет, можно будет писать докторскую диссертацию. Я ведь очень ленивый и трусливый человек. Дай мне волю, я лежал бы на кровати круглосуточно. Но я понимаю, что так долго продолжаться не может. Человек очень быстро превращается в овощ.

А я ведь давно уже работаю не только ради денег. Денег мне больше не надо. С ними все в порядке. Хочется жизни!..

— Ходили слухи, что вы хотели заняться организацией свадеб. Не предлагали свои услуги молодоженам Яне Рудковской и Евгению Плющенко?

Трахтенберг поморщился и принялся так вращать перстень на пальце, что, казалось, вот-вот его оторвет.

— Яна Рудковская — это шоу-пони. Когда были деньги Батурина (бизнесмен, экс-супруг Яны Рудковской. — Ред.), она делала все, что могла. Теперь эти деньги закончились… Ни Рудковская, ни Плющенко мне как люди абсолютно не интересны.

А если говорить об организации свадеб, то была идея устраивать их в древнерусских традициях. Я ведь даже защитил диссертацию по русскому фольклору. Поэтому прекрасно знаю, как проводить такие свадьбы. В первый день бабушки с огромными фаллосами в руках бегают и поют матерные частушки… Одна свадьба будет стоить около 700 тысяч долларов. Как видите, у меня много идей. Например, я с радостью поработал бы на канале "Культура". Даже за очень маленькую зарплату.

— Одна из ваших идей — преподавание в университете — ни к чему не привела. Вы проработали там месяц и уволились. Зарплата шокировала?

— Я преподавал ровно 32 дня. А потом кинул цветочным горшком в студентку. Не попал. И тут же уволился. Ну не все хотят учиться. Некоторые приходят просто отбыть какое-то время. А ты за эту мизерную зарплату пытаешься научить людей, которые ничего не хотят. Постепенно начинаешь ужасаться. И если они еще и кусают руку, в которой ты протягиваешь им еду, то надо за это бить по морде. Воспитывать. Как собаку…

— Вам, наверно, просто не повезло со студентами, а сейчас они…

— Они всегда были такими! — отчаянно перебил Трахтенберг. — Только сейчас гонора стало больше. Ребята думают, что достаточно пить и жрать с нужными людьми, чтобы состояться в жизни. Но они не задаются одним вопросом: а зачем человеку, от которого зависит их будущее, пить со вчерашними студентами, которые ничего не знают, не умеют и не хотят?

— Раз вы защитили диссертацию, то у меня к вам вопрос как к ученому…

— Опа! — отозвался Трахтенберг и радостно блеснул очками в тонкой золотой оправе. Было похоже, что он всегда мечтал отвечать лишь на интеллектуальные вопросы, но у него не было такой возможности.

— Министерство образования разрешило употреблять слово "кофе" в мужском роде, узаконили и "файв-о-клок". Как вы думаете, такая реформа языка пойдет нам на пользу?

— У люмпенов и пролетариата всегда был свой сленг. Так давайте узаконим и его! Давайте введем блатную феню или албанский язык. В наше время была такая шутка: в чем разница между докумЕнтами и докУментами? ДокумЕнты лежат в портфЕле, а докУменты —в пОртфеле. Сейчас это уже не шутка. Этот кретинизм узаконили. С такой вседозволенностью до катастрофы один шаг. Чему теперь детей учить?

— Вы вот об образовании говорите, а удалось вам хоть раз побывать на родительском собрании у сына?

— Конечно. В первом классе я пришел и выставил учительницу за дверь. Потому что на доске было написано "1 сентебря". Я спросил: "Дико извиняюсь, а кто это написал?" Учительница ответила: "Я. А что? Неправильно?". Я говорю, что надо писать через "я". Она улыбается и переспрашивает, уверен ли я в этом. Я тогда сказал: "Уверен, что вы не будете преподавать у моего сына". Женщины в школах сделали все, чтобы загубить российскую науку. Их надо гнать поганой метлой. Ведь они не способны к умственному труду. Как говорили в наше время, стыда нет — иди в мед, ума нет — иди в пед, совсем дура — иди в культуру. Женщины мыслят чувствами. Для них девочка, которая сидит, сложив ручки, и пытается ответить на все вопросы, намного ценнее мальчика, который все знает. Может, потенциально он Эйнштейн. Но вот беда: девчонкам юбки задирает.

— А ваш младший сын тоже девчонкам юбки задирает?

— Думаю, да. Он же парень. А старший, ему двадцать лет, играет в панковской группе. В меня пошел. С младшим, ему пятнадцать лет, мы общаемся практически каждый день по скайпу. Но говорить нам особо не о чем. И помощь отца уже не нужна. А мать он и вовсе перерос в умственном отношении. Когда ему исполнится восемнадцать лет, куплю ему машину, квартиру, дам деньги и отпущу с богом. Знаете, что такое счастье? Это когда дети обуты, одеты, сыты и их нет дома. Я к этому стремлюсь. Сына дома быть не должно. Пусть звонит, спрашивает совета, приходит на обед. Но у него своя жизнь.

Денег на эту "свою жизнь" его отец заработал. Конечно, и без финансов можно многого достичь. У меня же не было денег! Другое дело, что из нашего школьного потока я один чего-то добился, а остальные машины моют и станки ремонтируют. Так что я воспитываю детей своим же собственным примером.

— А то, что вы продали свою же бороду за 10 тысяч долларов, это тоже воспитание детей примером?

— И даже не один раз продал! Это уже пятнадцатая борода растет. А однажды меня даже полностью обрили за 50 тысяч долларов. Даже на жопе волосы состригли, — сообщил Трахтенберг и увлеченно принялся показывать свою вновь волосатую грудь. Для покупателей снова есть товар.

Катерина Кузнецова

0 Последние комментарии / остальные комментарии

К этому материалу еще нет комментариев