Медиановости

8 декабря 2009 18:15

Траур на ТВ показал, какие программы теленачальники считают развлечением

Увы, снова выдался уик-энд с кровавым подбоем - кончина Вячеслава Тихонова и сгоревшая дискотека с десятками людей.

ТВ, разумеется, не отвечает за кровавые перипетии сегодняшней реальности, но оно в ответе за развлечения, под аккомпанемент которых шли новостные выпуски о них.

Что за здравие, что за упокой

На сей раз главные наши каналы решили пожертвовать некоторым количеством развлекательных программ. Первый уже в пятницу с вестью об уходе из жизни Вячеслава Тихонова подкорректировал вечернюю сетку, поставив в эфир документальный фильм об известном артисте. Вообще-то он снимался к юбилею. Но у нас такого рода создания снимаются с таким расчетом, что их можно показывать как за здравие, так и за упокой. Год назад его крутили по случаю юбилея, теперь - как поминальную молитву.

Когда фильм кончился и была запущена "дискотека" под названием "Минута славы", стало известно о массовой гибели молодых людей на дискотеке в Перми. Шоу в Москве продолжалось как ни в чем не бывало.

На следующий день главные каналы объявили, что они в выходные откажутся от всех развлекательно-юмористических программ.

По тому, от каких шоу отказались вещатели в эти дни, мы теперь можем судить, что теленачальники считают развлечением, а что чем-то иным.

"Ледниковый период" они развлечением не считают. Так же как и "Большие гонки". Как и "Лучшие годы нашей жизни".

Тогда как "Прожекторперисхилтон", "Измайловский парк", "Большая разница", "КВН" - чистая, беспримесная "релаксуха".

Наибольшие сомнения, видимо, у функционеров Первого канала вызвало ледовое шоу. Все-таки оно по своей природе феерично, празднично. Тем не менее в вечер того дня, когда страна была в шоке от случившегося, когда не остыло пепелище на месте "Хромой лошади", когда рос список безвозвратно сгинувших в пламени и в дыму людей, в эфире появилась знакомая заставка, на лед выкатились две знакомые барышни-ведущие, и пошла гульба под хитовые песни и пляски, среди которых особенно "отвечала" настроению теленаселения зажигательная: "А эта свадьба, свадьба пела и плясала, И крылья эту свадьбу вдаль несли, Широкой этой свадьбе было места мало, И неба было мало и земли".

Первый канал с "Ледниковым периодом" уже обжегся в прошлую субботу, когда "Невский экспресс" унес несколько десятков человеческих жизней. Тогда хорошо пелось и плясалось под джазовые композиции.

Они танцевали не в прямом эфире. Но зрители-то были в прямом эфире.

Зрители всегда пребывают в прямом эфире, если их телевизоры включены. Вот, собственно, о чем не хотят думать теленачальники.

Хотя на этот раз они подумали, вот что у них из этого получилось.

Цветы запоздалые

"Ледниковый период" в последнюю субботу они предварили минутой молчания. Ее объявила Татьяна Тарасова. Благое дело. Я только удивился. (Наверное, не я один.) Неужели, успел подумать я, мы смотрим это шоу в прямом эфире? А как же фрагменты из него, которые крутились до этого мгновения почти всю неделю в эфире? Потом выяснилось, что оно было записано еще во вторник, за три дня до трагедии.

Досъемка "минуты молчания" была практически невозможна - ее так оперативно не организуешь. Или Татьяна Анатольевна, как и Вольф Мессинг, способна видеть сквозь время?

Какой-то был фокус в этом шоу. Впрочем, его секрет несложен. Чтобы догадаться, потребовалось совсем небольшое дедуктивное усилие.

Скорее всего, во вторник, когда записывалось действо, Татьяна Анатольевна подняла публику на катке в память о жертвах "Невского экспресса" и как бы задним числом принесла извинения за беззаботное веселье предыдущего выпуска, за бестактность его появления в скорбный день.

Чтобы та "минута молчания" оказалась "в тему" нового выпуска, последний пришлось слегка подчистить. Вероятно, пришлось вырезать из текста Тарасовой упоминание о "Невском экспрессе". А упоминание о трагическом событии в Перми было добавлено в закадровую "подводку" Владимира Гомельского, что уже в век нынешних технологий нельзя считать проблемой.

Что еще позволили себе создатели праздничного шоу, так это убрать из него комический танец Михаила Галустяна и его смешливой партнерши. А в остальном: "Свадьба, свадьба пела и плясала...".

И шоу у Первого канала получилось двойного назначения - одновременно: за здравие и за упокой.

Были и другие фокусы, имевшие общественный резонанс. Один из них показал ведущий программы "Человек и закон" Алексей Пиманов.

Еще один Мессинг

В последнем выпуске был сюжет, посвященный бесславному выступлению нашей футбольной сборной в стыковых матчах. В поиски его причин внес свой вклад Алексей Пиманов. Именно он раскрыл глаза общественности на безответственность игроков, нарушавших спортивный режим накануне игры в Москве. Его "расследование" основывалось на показаниях одного свидетеля (анонимного, но осведомленного). Далее о неподобающем поведении свидетельствовали опять же аноним-бармен, аноним-кальянщик. Лица "свидетелей" расфокусированы, речи неразборчивы, а титры, как нетрудно догадаться, легко поддаются дополнениям и сокращениям. Ни одного прямого свидетельства. Зато есть прямая и сразу разоблаченная ложь.

По уверению опять же анонимного служащего гостиницы Погребняк трое суток праздновал свой день рождения накануне матча с Германией. Но тут же выяснилось, что родился форвард 8 ноября, а с Германией играли месяцем раньше - 10 октября. Этого одного вранья достаточно, чтобы взять под сомнение весь сюжет. Как говорят в таких случаях, единожды солгав, кто тебе поверит. А если еще и не единожды. Есть и другие противопоказания. Журналисты из "Спорт-экспресса" раздобыли чек на те три бокала вина, что были выпиты женами игроков. Взяты, кроме того, "противопоказания" официанта, обслуживавшего футболистов, - человека с именем и фамилией.

Все это журналистами газеты расценено как фальшивка с провокационными последствиями. Со своей стороны замечу, что то изобилие морализаторских сентенций, которое бьет через край в этом сюжете, косвенным образом свидетельствует о слабости фактологической базы сенсационного разоблачения. Господин Пиманов так поспешил выдать на-гора сенсацию, что не удосужился перепроверить скандальную информацию.

Гус Хиддинк во вчерашнем интервью удивляется, как такой солидный и респектабельный телеканал, как Первый, смог позволить себе это.

Наивный голландец! Мы-то, телезрители, давно этому не удивляемся.

Понятно, что цинизм - составная и, увы, уже неотъемлемая часть профессии телевизионщика. Ради желанного рейтинга не пожалеет...

Юрий Богомолов