Медиановости

10 декабря 2009 19:14

Блогеры: Почему известие о смерти Вайля стороной обошло СМИ?

Писатель и журналист Петр Вайль умер 7 декабря, ему был всего 60 лет, но после инфаркта в 2008 году он находился в очень тяжелом состоянии. Более 20 лет Петр Вайль сотрудничал с радио "Свобода", был главным редактором русской службы, вел на радио цикл программ "Герои времени". Является автором книг "Гений места", "Карта Родины", "Стихи про меня", которые известны как в России, так и за рубежом. В соавторстве с писателем Александром Генисом выпустил книги "60-е: Мир советского человека", "Американа", "Русская кухня в изгнании", "Родная речь".

Многие блогеры были истинными ценителями его творчества и теперь с печалью вспоминают этого уважаемого человека. О нем говорят: легендарный, талантливый, удивительный, и не понимают, почему это трагическое известие будто бы стороной обошло СМИ. "Сегодня давали "Вести" по РТР. И вот гляжу — опять выступает Наше все. Журналисты, как им и положено, восторженно внемлют, раскрыв рты от изумления. Внизу, бегущей строкой: "В Праге скончался писатель Петр Вайль". Так, мимоходом сообщили... Конечно же встреча Путина с журналистами важнее..." — пишет gospatent. Блогер недоволен таким положением дел: "Вот когда для нашего ТВ и прессы нормой будет обратное — когда темой не дня даже, а месяца будет смерть выдающегося писателя, а про встречу премьера с журналистами будут сообщать бегущей строкой, когда наша "элита" не будет в полном составе выстраиваться в очередь, чтобы поздравить Путина с днем рождения, — тогда я поверю, что у нас что-то начало меняться..." Но berhin, в свою очередь, спрашивает: "Ну где смерть журналиста-эмигранта затмевает в телевизоре выступление премьер-министра?"

Интернет-пользователи делятся воспоминаниями о Петре Вайле. "Важно, что он умел из имен, рецептов, названий городов и книг, которые часто бессмысленно стоят на наших книжных полках, воссоздать жизнь и повернуть ее для нас наиболее интересной стороной. Впустить нас в эту жизнь", — отмечает nurs_nurs. "Он очень интересно осознавал то, что другие видят как непримечательное и обычное", — добавляет gousenitsa. "У Вайля не было систематического образования. Но была какая-то поразительная глубина и настоящее понимание искусства. Энциклопедические знания и чувство качества", — заявляет cicerone2007. "Он был уникальнейший, интереснейший, увлекательнейший рассказчик совершенно необъятной эрудиции, который мог из чего угодно сделать поэму", — поддерживает блогеров и ezdivala. А kleo007 говорит о влиянии публициста: "Когда-то, прочитав первый раз всего одну из его статей, я поняла, чем хочу заниматься и вообще ради чего мне жить". "Своими книгами он ответил на все мои вопросы касательно родины и интеллигенции", — делится и ran_tan. Антон Малявский, вспоминая его книги, радио- и телепередачи, говорит, что для него Петр Вайль был словом, голосом и лицом. "Вайль не обладал редким тембром, но голос его был всегда узнаваем за счет смазанного произношения твердого "л" (подобно покойному патриарху Ридигеру), слегка на польский манер. Это "л", уходящее в "в", вместе со сдержанной интонацией придавали речи Вайля неподражаемое обаяние и вызывали какое-то особое доверие", — вспоминает блогер его передачи на радио "Свобода". Обращает внимание пользователь и на его телепрограмму "Гений места": "Было любопытно смотреть, как Вайль поглощает пасту в римском ресторанчике или пьет красное вино в Венеции — он делал это все с достоинством, без всякой суеты и какого-либо пафоса. В его устах гастрономические познания звучали ничуть не менее значительно и органично, чем литературоведческие и географические".

А вот блогер suffix245 говорит о том, что не может разделить "всеобщего чисто русского кликушества на мотив "какой светильник разума угас, какое сердце биться перестало!" Соглашается с ним и torrtue: "Я с Вaйлем конкретно столкнулaсь, когдa стaлa зaнимaться журнaлистикой и читaть его стaтьи про Фрaнцию. Я порaзилaсь их пустоте и выпендрежности, a иногдa дaже несоответствию действительности. Но еще сильнее я недоумевaлa по поводу всеобщего им восхищения. Мой крестный отец в журнaлизме подтвердил, что Вaйль — величинa дутaя".

Любящие Петра Вайля интернет-пользователи обсуждают его книги, делятся впечатлениями и интересными мыслями. freeborn вспоминает книгу "Потерянный рай. Эмиграция: попытка автопортрета". "Я ожидал увидеть очередные записки а-ля Брайтон-бич, апойнманты в апармантах и прочую омерзительную Америку, но был приятно разочарован. Вместо автобиографичного документирования эпизодов свинцовой мерзости доэмиграционной советской жизни и сытой пошлости американской, я увидел анализ образа мыслей обобщенного советского интеллигента той эпохи, противопоставление людей и государства неизбежной культуре цинизма и стремления вырваться из тисков гротескного режима в абстрактную заграницу", — пишет блогер. "Те, кто читал книги Петра Вайля, всегда затруднялись определить их жанр. Действительно, что это такое, когда человек пишет, с одной стороны, о себе, с другой стороны — об окружающем мире, а с третьей — о неразрывной и принципиальной тончайшей связи личности и мира вокруг этой личности. Философия, эссеистика? Но ведь там, в тексте, литературная глубина, достойная пера романиста", — размышляет keRiGen. О знакомстве с его книгами говорит и cicerone2007: "Успела полюбить две его книги: "Русская кухня в изгнании" и "Гений места". "Кухня", как и полагается, жила неподалеку от плиты и даже использовалась неоднократно как кулинарная книга, а "Гений" прочитывался кусочками перед очередной поездкой за границу".

Оказалось, что блогерша была знакома с Петром Вайлем. "Он пытался найти спутника, чтобы с утра отправиться на осмотр Вологды. Поскольку время называлось экстремальное — восемь утра, то его знакомые отнекивались. И тут я, набравшись наглости, предложила составить ему компанию. Зимнее утро не подкачало. Легкий морозец, свежий снег, тихий город. Сначала Вайль повел меня на рынок. По пути мы сверили наши координаты: лучший город — Венеция, лучший музей — Прадо, лучший базар — Алайский в моем родном Ташкенте и рыбный рынок в его родной Риге. И еще я помню из того разговора сравнение Ташкента с Одессой и Баку. По словам Петра, это были удивительно привлекательные города с совершенно особым сплавом культур, интернациональные и очень дружелюбные. Общаться с Вайлем было легко и приятно", — вспоминает она. Пользователь olgina67 также лично знала журналиста. "Он был <…> для меня эдаким Пантагрюэлем, веселым гурманом, с которым невероятно интересно было разговаривать, который знал, кажется, все обо всем :) Именно он открыл для меня Виктуалиенмаркт в Мюнхене с его устрицами :) С ним было очень легко чувствовать себя бесшабашной девчонкой — он не читал нотаций, а, наоборот, поддерживал лично во мне эту бесшабашность", — делится она.

Анна Тульская