Мнения /
Интервью

22 декабря 2009 13:42

Андрей Шамрай: Наш читатель реально вовлечен в бизнес и связан с его развитием

Андрей Шамрай: Наш читатель реально вовлечен в бизнес и связан с его развитием

В июне 2009 года журнал "Эксперт Северо-Запад" возглавил председатель петербургского отделения МедиаСоюза, гендиректор информационно-рекламного агентства "Северо-Запад Медиа" Андрей Шамрай. Что подвигло его встать во главе издания и о его собственном пути в медиасфере Андрей Шамрай рассказал в интервью Лениздат.Ру.  

Андрей Григорьевич, расскажите, как вы попали в СМИ. Вы ведь закончили Военмех и какое-то время (с 1985 по 1990 год) работали инженером-конструктором на производственном объединении "Арсенал", занимались разработкой и внедрением испытательных технологий для космических аппаратов.

– Еще в Военмехе в качестве автора я участвовал в институтской газете, потом в заводской. К тому моменту, когда в стране появилось частное предпринимательство, у меня был уже пятилетний стаж работы на заводе. И конечно, был широкий выбор направлений для создания собственного предприятия. Я не решился самостоятельно производить космические спутники, хотя у меня был опыт индивидуальной производственной деятельности. Более привлекательной была сфера СМИ: она только появилась, еще не существовало рынка, но были какие-то новые возможности, которых никто не мог оценить. Тогда же только-только появился закон о СМИ, все было интересно, и я решил этим заняться. Сначала мы с Еленой Зелинской основали информационное агентство "Северо-Запад", директором которого я стал. И хочу сказать, что в 1991 году мы внесли исторический вклад в развитие СМИ в России.

Какой?

– У нас было первое агентство, которое для распространения новостей использовало интернет. В 1991 году в стране существовало несколько частных агентств, "Постфактум", "Интерфакс" и наше — "Северо-Запад". Сначала мы распространяли свои новости даже не по факсу, а телексами, были такие аппараты, но они умерли практически в том же году. Потом появились первые факсы, это был страшный дефицит тогда, но нас очень поддерживали иностранные коллеги.

А затем в том же 1991 году один наш финский друг, общественник и энтузиаст, позвонил и попросил меня срочно приехать в Таллин. Он собрал пять человек: журналистов и представителей нескольких общественных организаций и объяснил, что в мире появился интернет, дал каждому по модему и предложил работать. Слово "интернет" я уже слышал где-то до этого. Я вернулся домой, мы собрались  с коллегами и решили использовать модем для распространения нашей новостной ленты.

Но интернет в 1991 году был только на заре своего развития?

– Никакого интернета на самом деле тогда еще не существовало, а были отдельные сети энтузиастов, была сеть "Гласнет", как сейчас помню. Мы начали ковыряться с "Гласнетом", и наши новости потихонечку стали получать в Финляндии и Швеции. А потом мы вообще перестали понимать, где их получают, потому что отзывы приходили отовсюду. Интернет уже зарождался. Но модем приходилось подключать так: если завтра у нас, например, сеанс связи, то сегодня мы звоним на телефонную станцию и делаем заказ на международный звонок, например, говорим, что завтра в четыре часа мы будем разговаривать со Швецией или Финляндией. И нам давали время. К этому моменту мы собирали новости (причем мы их переводили) и отправляли через компьютер.

А о путче, который произошел в 1991 году, вы зарубежным коллегам сообщали?

– В то время мы снимали комнату в Куйбышевском исполкоме. И когда случился путч, к нам пришли и сказали: "Ребята, чтобы вас здесь не было, разбегайтесь по домам, журналисты". Мы попрятали все факсы, но оставили компьютер, и все, что происходило в Северо-Западном регионе, наши корреспонденты описывали, присылали или надиктовывали нам, а мы передавали по интернету. Самое интересное, что был такой период, 21 августа, когда никакой другой информации о происходящем в Ленинграде, кроме нашей, в другие страны не попадало. И когда с путчем разобрались, мы получили колоссальные отзывы и реакцию со всех стран мира.

А что же происходило потом?

– Мы стали очень активно работать с интернетом, проблемы с заказом отпали, где-то в 1992 году появилась автоматическая международная связь. Мы настолько разрослись, что у нас было где-то под тысячу компаний-подписчиков, были финские партнеры, которые занимались бизнес-новостями. Так мы работали где-то до 2000 года, а потом развитие интернета, конечно, обогнало нас. Мы ведь за подписку на новости брали деньги, а появились бесплатные интернет-сервисы, которые значительно снизили поступления от информационной ленты. Тогда мы переключились на издательские,  рекламные и PR-проекты. Агентство стало называться "Северо-Запад Медиа". В 2001 году мы познакомились с Валерием Фадеевым, как участники Медиасоюза, создатели его, очень много общались, ездили по стране.

В одном из комментариев Лениздат.Ру вы сказали, что вам досталось "грустное наследие" в журнале "Эксперт Северо-Запад". Что подвигло вас в такое непростое время встать во главе издания?

– Я очень люблю этот журнал, я все 10 лет был его читателем. И когда с удивлением узнал, что у него есть проблемы, на вопрос Фадеева, кто бы мог помочь решить их, сказал: я. Собственно говоря, поэтому и возглавил "Эксперт Северо-Запад". Журнал интересный, хорошая аудитория. Аналогичных нет. Так что в этом смысле мне, можно сказать, повезло.

Как обстоят дела с журналистами, часть ведь ушла из издания?

– Да,  каждый делает свой выбор. Но многие остались, продолжают работать. Штат у нас укомплектован. Авторы, я считаю, хорошие, соответствующие уровню журнала. Они молодые еще все, обучаются быстро, прогрессируют.

То есть вы делаете ставку на обучение сотрудников?

– Конечно. Тем более что журналистское образование – не самый решающий фактор, важны и какие-то другие качества. А журналистике как ремеслу человек быстро обучается, если хочет в данной сфере работать. И это расширяет нам поиск: человек с хорошим экономическим образованием, если он будет увлечен экономической журналистикой, это вообще отличный вариант.

Планируете ли вы еще изменения в "Эксперте Северо-Запад"?

– Конечно, мы планируем дальше расширяться, развиваться, и у нас есть еще ряд планов, будем все эти задачи по мере поступления решать. В целом сейчас все укомплектовали, а уже дальнейший сценарий покажет, насколько быстро мы сможем вырастать. А нам хочется расти, расширять этот рынок. И я думаю, что в следующем году мы обязательно это сделаем. У нас очень хорошая аудитория. Если вы посмотрите наши тексты, читать их может не каждый, а человек, который реально вовлечен в бизнес, связан с его развитием.

И накладывает большую ответственность на издание…

– Да, конечно, это большая ответственность. Но если нас читают, выписывают, приходят на наше 10-летие, значит, мы все-таки соответствуем этой ответственности. Это внушает оптимизм. И нашей аудитории можно и нужно продавать значительно больше, чем просто деловой журнал. Собственно говоря, с этим связаны наши планы, большие и амбициозные. Как их реализуем, вы сразу узнаете.

Проделав такую работу за полгода, не считаете ли вы себя антикризисным менеджером?

– В какой-то степени считаю. И опыт этот для меня в общем-то новый. Я ведь, честно говоря, до этого практически никогда не работал наемным менеджером. Хотя и в этой компании мы юридически самостоятельное лицо и независимы от нашего главного журнала. Нам доверено право на условиях договора выпускать "Эксперт Северо-Запад". Если мы не будем соответствовать требованиям издателей и высокому уровню журнала, нас, наверное, этого права лишат. Журнал "Эксперт Северо-Запад" всегда был организацией самостоятельной. Хотя по этому поводу и возник непонятный конфликт: когда все хорошо — самостоятельны, когда плохо — обращаются в Москву. Надо всегда отдавать отчет в том, что мы самостоятельное предприятие и должны самостоятельно работать и справляться со своими проблемами. И желательно их не создавать. Естественно, если есть какие-то объективные причины, мы всегда чувствуем плечо нашего главного медиахолдинга. Ведь наши руководители хотят, чтобы во втором в стране городе и во всем нашем регионе "Эксперт" был достойно представлен региональным выпуском.

В июне Валерий Фадеев говорил о том, что лояльные властям издания фактически вытесняют с региональных рынков независимые СМИ и что нужны четкие правила взаимоотношения власти и СМИ в регионах. Как вы думаете, какие правила могли бы исправить эту ситуацию и насколько реально их внедрение в жизнь?

– Сразу приходит на ум то, что печатные издания, которые дотируются или делаются по заказу госорганов, не должны иметь права собирать рекламу. Мне кажется, это надо ввести. Потому что если в Петербурге еще нормальная ситуация, то в других регионах издания, учрежденные госструктурами, законодательными собраниями часто превращаются в  карманные СМИ местных законодателей или исполнительной власти. На них выделяются бюджеты, и, конечно, какие-то самостоятельные независимые издания проигрывают. Есть еще вопросы, связанные с подпиской, распространением, продажей. И в регионах зачастую творится безобразие. Поэтому, конечно, нужны очень четкие правила игры. Хотя и запретить законодательному органу быть учредителем газеты нельзя — им тоже нужно своего рода корпоративное издание.

Дело в том, что вообще инициатива создания и развития медиабизнеса в регионах достаточно слабая. Ведь очень мало людей, готовых влиться в эту конкурентную среду, особенно с дотируемыми изданиями. Я это знаю, поскольку в рамках работы в Медиасоюзе мне приходится часто общаться с людьми из регионов. И каждый раз поражаешься, насколько бывают циничные ситуации. Хотя есть и положительные примеры. Я всегда привожу пример, когда после пресс-конференции региональной прессы в Ижевске, где мы выступали с Фадеевым, ко мне подошла женщина и рассказала о своей проблеме. Она бывшая школьная учительница. В 1990-е годы, когда были проблемы с оплатой в школах, организовала выпуск семейной газеты в своем городишке и начала ее продавать. Тираж сначала был восемь, потом десять тысяч экземпляров. Газета стала популярной. Потом она поняла, что переплачивает за типографию, и решила купить собственное оборудование. Но в ее городишке никто на нем работать не мог, и ей нужны были люди. Она готова была пригласить, поселить, заплатить, снять квартиры, только бы были желающие. Вы представляете, вот бизнес! Кроме трудолюбия и желания выжить, у человека не было ничего. Это пример того, что возможности остаются в любых условиях.

Справка

Андрей Шамрай родился в 1962 г.

В 1985 г. окончил Ленинградский механический институт, в 1999 г. – Санкт-Петербургский международный институт менеджмента.

В 1985–1990 гг. работал инженером-конструктором на производственном объединении "Арсенал", занимался разработкой и внедрением испытательных технологий для космических аппаратов.

В 1990–2001 гг. — генеральный директор информационного агентства "Северо-Запад".

С 1992 г. — главный редактор экологического журнала "Эко-Хроника".

С 2001 г. — генеральный директор информационно-рекламного агентства "Северо-Запад Медиа".

С 2004 г. — председатель Санкт-Петербургского регионального отделения Медиасоюза.

С 2009 г. — генеральный директор журнала "Эксперт Северо-Запад".

Ирина Корженевская