Мнения /
Интервью

5 января 2010 19:32

Ильяс Васипов: "Преследуя коммерческие цели, ТВ лишило себя права на общественную поддержку"

Ильяс Васипов:

Москва для большинства петербургских журналистов становится закономерным шагом по карьерной лестнице. Решение вернуться принимают немногие. Ильяс Васипов — один из них. Поработав с 1998 по 2001 год в программах "Сегоднячко-Питер", "Сегодня в СПб", Ильяс перешел на ТРК "Петербург", где снимал специальные репортажи, а затем на два года покинул родной город. Вернулся обратно лишь в 2004-м. С тех пор в северной столице журналист успел проявить себя в нескольких проектах: был главным редактором газеты Pulse, издавал газету "для пьющих интеллектуалов" "999 экземпляров", работал в "Петербургском часе", занимался документалистикой на Пятом канале. О своем журналистском опыте и творческих планах Ильяс Васипов рассказал корреспонденту Лениздат.Ру.

— Вы трудились на ниве журналистики сразу в двух столицах. Какое-то время работали в Москве, где были одним из создателей программы "Вести. Дежурная часть" на канале "Россия", а затем заняли должность креативного продюсера службы новостей НТВ. С 2004 года вновь в Петербурге. Как оцениваете свой московский журналистский опыт? Почему вернулись?

— В Москве поработало столько коллег из Петербурга, что уникальным мой опыт не назовешь. На канал "Россия" я попал в очень удачный момент. Мы делали проект с нуля. Мой товарищ и тогдашний руководитель Юра Шалимов стремился, чтобы в коллективе все было прекрасно — и процесс, и результат, и микроклимат. Мне кажется, нам удалось создать сильную команду. Это была рейтинг-машина. Мы выполнили задачу, а работать дальше в режиме конвейера мне стало неинтересно. Позже на московском НТВ я оказался почти вынужденно — не дождался предложений в Петербурге. У НТВ тогда был сложный период. Канал с большими моральными потерями пережил 2001 год. Там менялось руководство, боролись группировки. Для меня это оказалось потерянное время — никаких профессиональных дивидендов. А главной причиной возвращения в Петербург было желание жить в родном городе. Все очень просто.

— Насколько с тех пор изменились телеканалы ("Россия" и НТВ), на которых вы работали?

— Я работал в Москве в 2002–2004 годах. По моим меркам, это очень давно. Настолько давно, что судить о сегодняшнем дне в московском телевизионном сообществе я могу только с позиции просвещенного зрителя. Это будет не совсем профессиональная оценка. На мой вкус и взгляд, всем каналам сегодня не хватает свежих идей. Конкурентную борьбу нельзя выиграть без риска, но ведь мы не знаем, взаправду они сегодня конкурируют или понарошку.

— В 2006 году вы начали издавать бесплатную газету "999 экземпляров". Формат издания — "газета для пьющих интеллектуалов" — был явно ориентирован на противопоставление коммерческим издательским проектам. На кого был рассчитан проект и почему закрылся? Связано ли закрытие с финансовым кризисом?

— "Девятки" были рассчитаны на аудиторию, которой Петербург не обделен. Это, конечно, не алкоголики, скорее представители свободных профессий, такие городские невротики, завсегдатаи альтернативных баров и клубов, очень интересная для меня публика. В какой-то момент нужно было придумать что-то вроде слогана, и родилось "газета пьющих интеллектуалов". Я полагал, и уверен в этом до сих пор, что в нашем городе полно потенциальных рекламодателей для "999", но организовать процесс как следует не сумел, не хватило административного опыта. Очень большую поддержку изданию оказал клуб "Грибоедов", он финансировал "девятки" в течение года, и мы были близки к выходу на самоокупаемость. Не дотянули чуть-чуть… Вот тут надо было остановиться и задуматься, в чем дело: издание популярно, точное попадание в аудиторию, 5-тысячный тираж расходится за два-три дня, а доходов нет. Но мы не остановились, и это было огромной ошибкой. Я не мог себе представить, что наступит 9-е число, а "девятки" не выйдут. И продолжил выпуск за свой счет, а фактически за счет кредитов.

Последний номер "999" вышел в июне 2008-го. В итоге мы взяли паузу на размышление. Но это была уже вынужденная пауза. Выходит, что начавшийся осенью кризис нас уже не коснулся.

— Возможно ли возвращение издания? Был ли проект востребован и интересен в той мере, чтобы пережить кризис?

— За время простоя была придумана новая модель "999". Я не хочу интриговать, но, по-моему, она совершенна для альтернативного издания, изобретено, что называется, ноу-хау. Новшества касаются и экономики, и контента. Это по-прежнему будет — если будет — независимое издание "для пьющих интеллектуалов". Но для того, чтобы новая модель заработала, необходимо совпадение ряда условий. Пока что "999" находятся в коме. Рано хоронить, но и объявлять о прогрессе тоже рано.

Что касается востребованности "999", в ней я убежден. Издание расползалось по всей стране, за отдельными экземплярами ко мне приходили гонцы из Финляндии, до сих пор из других городов на меня выходят люди, которым хотелось бы выпускать "девятки" в своих регионах. Не говоря уже о петербургской публике. Я должен особо поблагодарить журналистское сообщество Петербурга. Поддержкой и вниманием со стороны коллег "999" обделены не были. Хотя и понимаю, насколько наивной со стороны выглядела эта попытка: в 2000-е годы без капитала начать выпуск амбициозного в принципе издания. Но не забудьте, мы продержались ровно три года! Как минимум три.

— Ильяс, ваша деятельность в большей степени связана с телевидением. Почему возникла идея с печатным изданием? Появилось желание попробовать себя в чем-то новом?

— На телевидение все откуда-то приходят. Там нет родильного отделения. В 1998 году мне посчастливилось попасть в команду петербургского НТВ. Прежде я работал в газетах. Первая публикация — в 1988-м или 1989-м, в газете "Смена". Так что "999" не были принципиально новым опытом. Тем более я на момент выхода пилота был главным редактором газеты Pulse.

— Расскажите о работе на Пятом канале — в "Петербургском часе" и в документалистике.

— Что происходит в "Петербургском часе" после ухода Тани Александровой, меня интересует не как журналиста, а как товарища. Как информационный продукт — это уже нечто совершенно другое, чем прежде. Для меня важнее судьба коллег. Тех, кого знаю давно, и тех, с кем повезло познакомиться за два года совместной работы. Это честные, работящие люди, я уверен, без дела никто из них не останется.

Работа в документальном крыле на Чапыгина длилась всего полгода. Я знаю, проект "После смерти" выглядел спорно. В нем были свои сильные и слабые стороны. Возможно, минусов было больше: изнутри не все заметно. Случались очень большие удачи — на стыке истории и журналистики, как, например, в программе о деле Бейлиса. Я не понимаю тех, кто выставляет документалку Пятого канала как шайку бездельников во главе с Матвеевой и Лурье. Это абсолютно несправедливо. Хотя какие-то системные ошибки там наверняка были, я не знаю экономики, но работа с Александрой Львовной и Львом Яковлевичем оставила только положительное впечатление.

— В результате принятого руководством Национальной МедиаГруппы решения редакция Пятого канала оказалась под угрозой. Увидели ли вы поддержку со стороны петербургского медиасообщества? Как петербургские журналисты могли поддержать своих коллег с Пятерки? Есть ли вообще в городе медиасообщество?

— То, что вы называете позицией петербургского медиасообщества в отношении процессов на Пятом, меня не удивило. Злые мы, что делать. Но если я задам себе вопрос, а вышел бы я на демонстрацию, если бы хозяева другого канала решили сократить расходы — ответом будет уверенное нет. Люди давно бьются за кусок хлеба, а не за идею. Мы прикрываем ладошкой сумму зарплаты, заполняя договор, чтобы не увидел коллега, значит, все давно договорились — каждый за себя. Преследуя коммерческие цели, телевидение лишило себя права на общественную поддержку, и уж тем более права обижаться на ее отсутствие.

— Как вы сами оцениваете Пятый канал? Действительно ли Пятерка является голосом оппозиции по сравнению с московскими федеральными каналами? Что можно сказать о качестве петербургского телевидения в общем и новостных выпусков в частности?

— Как у зрителя к Пятому каналу у меня ровное доброжелательное отношение. Я считаю, там вполне приличные новости. Голос оппозиции? Нет, конечно! Но отдаленность от Москвы дает определенные преимущества при подаче новостей. Для меня они очевидны.

Мария Мещерякова