Медиановости

3 августа 2010 17:21

Эксперт: гвоздь недели — историческая притча Эдварда Радзинского "Пророк и бесы"

Гвоздь недели - историческая притча Эдварда Радзинского "Пророк и бесы". Интрига недели - историческая беллетристика - сериал "Рим".

Юмор недели - Владимир Жириновский.

Ужас недели - Сергей Кургинян.

Переключая каналы

...Владимир Жириновский в рамках программы "Гордон Кихот" потребовал от российских ученых, чтобы его клонировали. Ему тесно жить в одной телесной оболочке.

...Сергей Кургинян в рамках программы "Суд времени" послал привет на тот свет многочисленным жертвам коллективизации и заверил всех заморенных холодом, голодом, эпидемиями, замученных пытками, что погибли они не зря, что в их смерти была историческая необходимость и что он им страшно благодарен, а их родственникам готов бесконечно сострадать.

...Ученые-биологи как могли уговаривали вице-спикера, чтобы он не настаивал на своем пожелании. Во-первых, потому, что он, Жириновский, неповторим.

Во-вторых, это (к счастью, или к сожалению - кому как кажется) технически невозможно.

...Ученые-историки и писатель Леонид Млечин как могли увещевали взволнованного господина Кургиняна, что коллективизация оказалась исторической и гуманитарной катастрофой для России.

И Жириновский, и Кургинян были непоколебимы и тверды в своих позициях. Но, если первый в своем упорстве сильно повеселил аудиторию, то второй сначала удивил, а потом, по окончании "Суда", и ужаснул. По крайней мере меня.

Судя по всему, этому господину удалось осуществить мечту Жириновского - склонить на свою сторону значительный процент аудитории и, следовательно, клонировать свой образ мыслей, свой образ чувствований, свою личную мораль. Ну а плоть клонированных, когда силен так дух, - это дело десятое.

Линия защиты

В предыдущей колонке я уже писал о формате "Суда времени", о его достоинствах и возможностях, в нем заложенных. Готов повторить: это нужная площадка для диалога поколений и социальных групп об истории, которая всегда злободневна. Выпуски не оставляют зрителя сторонним наблюдателем состязания процессуальных сторон. Наблюдая за спором на экране, испытываешь потребность самому включиться в дискуссию, хочется свои аргументы выложить на стол. Эмоциональная и умственная вовлеченность в ток-шоу дорогого стоит.

О прочих достоинствах и возможностях этого ток-шоу еще будет повод сказать специально. Сейчас о другом. Об одном из его субъектов - о политологе Сергее Кургиняне и о том, как он искусно защитил абсолютное Зло - коллективизацию 30-х годов.

Нет, он не отрицал факты преступлений в ходе таковой. Да, они были. Их невозможно отрицать. Правда, они были не в тех масштабах, о каких твердят либералы. Счет, мол, должен идти не на миллионы, а на сотни тысяч жизней. (Уже чуть легче на душе у зрителей). Но, конечно, это все равно ужасно, это больно, это трагично (на лице защитника является гримаса сострадания).

Кроме того, идея коллективизации дискутировалась, и до большевиков. Значит, у уничтожения крестьянства как класса есть корни. (Тоже утешительно). А первому из большевиков, как бы ненароком роняет Кургинян, она пришла в голову не Сталину, а Троцкому. (Вот оно в чем дело?..).

Дальше защита переходит в решительное наступление.

Независимо от того, сколь глубоки были корни и чья была идея, советский народ оказался обреченным на ту модернизацию, которая звалась коллективизацией.

Против исторической нужды не попрешь - таков еще один тезис защиты. Он, Сергей Ервандович Кургинян, не оправдывает преступления против человечности, он защищает историю, ее сложность в интересах, в том числе и тех, кто сгнил на просторах Родины чудесной от Белого моря до Берингова пролива. Ибо иначе что они должны думать там? Что их мучительная, позорная смерть оказалась бессмысленной? А так получилась вполне себе оптимистическая трагедия, которая даст сто очков той, что сочинил в свое время Всеволод Вишневский.

Заручившись поддержкой мертвых, он апеллирует к живым. Логика его такова: если признать, что коллективизация была ошибкой, значит, и история страны оказалась ошибочной.

Его главный аргумент - без такого изобилия смертей в мирное время невозможно было бы победить в ходе Отечественной войны.

Его последний аргумент - стихотворение Максимилиана Волошина "Северо-Восток", которое он прочел с выражением. В нем в образной форме запечатлена история России, для которой "ветер смут, побоищ и погромов, медных зорь, багряных окоёмов, красных туч и пламенных годин" был "верным другом на "распутьях всех лихих дорог".

Тут я опускаю несколько строчек. И цитирую самое ударное с точки зрения Кургиняна:

"В этом ветре вся судьба России - Страшная безумная судьба.

В этом ветре гнёт веков свинцовых:

Русь Малют, Иванов, Годуновых, Хищников, Опричников, Стрельцов, Свежевателей живого мяса,

Смертогонов, вихря, свистопляса:

Быль царей и явь большевиков".

Кургинян читает страстно, гордясь историей страны, но обрывает стих Волошина на самом интересном месте. Я его продолжу: "Ныне ль, даве ль, всё одно и то же: волчьи морды, машкеры и рожи, спёртый дух и одичалый мозг, сыск и кухня Тайных Канцелярий, пьяный гик осатанелых тварей, жгучий свист шпицрутенов и розг, дикий сон военных поселений... сотни лет тупых и зверских пыток, и ещё не весь развёрнут свиток и не замкнут список палачей, бред разведок, ужас Чрезвычаек - ни Москва, ни Астрахань, ни Яик - не видали времени горчей".

Стихотворение датировано 20-м годом. В нем ничего не сказано об ужасах коллективизации, когда стало "горчей", когда дело дошло до "свежевания" мертвого мяса. О них поведал другой поэт - Клюев. "За кус говядины с печёнкой сосед освежевал мальчонка и серой солью посолил вдоль птичьих ребрышек и жил. Старуха же с бревна под балкой замыла кровушку мочалкой. Опосле, как лиса в капкане, излилась лаем на чулане. И страшен был старуший лай, похожий то на баю-бай, то на сорочье стрекотанье". И т.д.

Готов ли господин Кургинян сказать клюевскому "соседу", что он не зря опустился до людоедства, а также помешавшейся умом старушке, что и она внесла свой вклад в дело будущей победы?

Готов ли он объяснить освежеванному и съеденному "мальчонке", что его съели в силу трагической необходимости?

...Если благодаря всем съеденным и замученным в 30-е годы мы выиграли войну, то не наградить ли нам тех и других посмертно? Это я спрашиваю, следуя логике господина Кургиняна.

Самое поразительное - интерактивное голосование: 71%-29% в пользу адвоката Зла. Вот что мы сегодня не можем взять в голову до конца. Тогда вместе с раскулачиванием шло и расчеловечивание на несколько поколений вперед. "РГ"

Юрий Богомолов

0 Последние комментарии / остальные комментарии

К этому материалу еще нет комментариев




Вы также можете оставить комментарий, авторизировавшись.