Медиановости

11 августа 2010 14:08

"Новая газета" попросит прокуратуру провести проверку задержания журналиста Литого

"Новая газета" собирается подготовить жалобу в прокуратуру на действия сотрудников ГУВД Московской области с требованием провести проверку задержания корреспондента отдела политики Александра Литого. Издание планирует возбудить уголовное дело по факту превышения должностных полномочий, а также собирается подготовить судебный иск к руководству ГУВД Московской области с требованием  возмещения морального вреда.  

Об этом говорится в сегодняшнем номере "Новой газеты". Также издание приводит полный текст служебной записки Александра Литого.

Служебная записка

В воскресенье, днем, 8 августа 2010 года на железнодорожной станции Тулы я был задержан сотрудниками милиции, которые сняли меня с поезда Севастополь—Москва и доставили в г. Химки Московской области. Задержание осуществляли 4 человека в штатском, которые не представились и не показали никакой повестки о вызове меня на допрос или ордера на арест; и 5 человек в форме — судя по всему, сотрудников ЛОВД на железнодорожном транспорте. "Штатские", как потом я догадался, — оперативники Центра по борьбе с экстремизмом ГУВД Московской области.

Интерес к себе со стороны ГУВД Московской области я ощутил в полной мере еще весной этого года. Тогда ко мне домой прибыла группа немедленного реагирования, вооруженная автоматами, во главе с майором местного уголовного розыска. Без каких-либо бумаг и оснований они доставили меня в городское УВД (я прописан в Троицке). Не представившийся мужчина лет 40—50 (как удалось потом выяснить, сотрудник областного центра "Э" из Раменского) сказал, что я почему-то числюсь в их базе как активный участник движения "Антифа". Пришлось объяснять, что ни к какой политической группе я не отношусь, что я журналист "Новой газеты", пишущий на политические темы, в том числе — и на тему неформальных молодежных движений. Раменский антиэкстремист извинился, и мы с ним попрощались. Я даже оставил ему номер мобильного на случай, если возникнут ко мне еще какие-то вопросы.

Когда у здания городской администрации города Химки проходила акция протеста, я собирался на поезд: уезжал в отпуск. Как только доехал до Украины, получил SMS-сообщение от мамы: опять приходили милиционеры и интересовались, имел ли я какое-то отношение к событиям в Химках. Им было сказано, что я в отпуске вне пределов России. Приходившие не оставили ни какой-либо повестки о вызове на допрос, ни даже телефона для связи.

И вот — Тула, железнодорожный вокзал, люди в форме и в штатском в моем купе. Никто из них не представился, никаких документов не показал, только лишь сообщили, что повезут меня в Химки для "беседы". Понимая, что эти действия противоправные, я решил не сопротивляться. Люди в форме остались на вокзале, четыре "штатских" сопроводили меня к черному "Мерседесу". Если бы они не обращались со мной вежливо и не на вы, не препятствовали звонкам и не помогли донести вещи, я мог бы обеспокоиться на предмет своего похищения. Журналисты, которые звонили мне, пока я был в пути, сообщили: химкинские милиционеры рассказали, что к ним везут одного из лидеров "Антифа", а не журналиста "Новой газеты".

Через два с половиной часа мы прибыли в здание бывшего УБОПа — проспект Мира города Химки. Два следователя приехали чуть позднее, только тут и выяснилось, что это — допрос в качестве свидетеля. Следователи, насколько я понял, вообще не планировали проводить какие-либо следственные действия сегодня, и мой привод для них был также большой и неприятной (все-таки выходной) неожиданностью. Какого-либо распоряжения следователя о приводе меня я не видел, а до того — никаких повесток на допрос не получал, мне даже не звонили.

Когда к зданию УБОПа прибыли адвокат и заместитель главного редактора "Новой газеты", какое-либо словесное давление на меня прекратилось в принципе. Допрос длился примерно час: спрашивали, был ли я в Химках во время акции, знаю ли я тех, кто ее организовал. В протокол допроса адвокатом было вписано замечание на незаконные действия оперативников, на что следователи сообщили: не они принимали решение о том, как должно происходить задержание. Извинений никто не принес.

0 Последние комментарии / остальные комментарии

К этому материалу еще нет комментариев




Вы также можете оставить комментарий, авторизировавшись.