Медиановости

1 ноября 2010 17:20

"Запретная зона" не прошла цензуру

Социализация заключенных, особенно сидящих в "малолетках", для российского общества — первейшая необходимость. Иначе из молодых людей, которые еще вполне могли бы стать полезными членами общества, получаются полудикари, исповедующие принцип "украл, выпил — в тюрьму".

На словах представители ФСИН чаще всего поддерживают общественные инициативы, помогающие социализации зэков. А как на деле — видно из примера сотрудничества управления ФСИН по Петербургу и Ленобласти с Институтом региональной прессы.

Началось за здравие: в феврале этого года ИРП организовал в Колпинской воспитательной колонии для несовершеннолетних правонарушителей издание газеты "Запретная зона". Организовал, заметим, на деньги Совета министров Северных стран — в родном отечестве средства на подобные проекты обнаруживаются крайне редко…

Студенты журфака СПбГУ помогли воспитанникам колонии создать свою редакцию, научили их, как надо выстраивать работу — и в апреле первый номер "Запретной зоны" увидел свет. Об этом событии, кстати говоря, радостно сообщил граду и миру 100ТВ. ИРП набрал среди молодых зэков энтузиастов, желающих работать над вторым номером (ведь идея проекта заключалась все-таки не в создании в колонии профессионального СМИ, а в том, чтобы научить работать, сотрудничать, действовать в сложных ситуациях как можно большее число воспитанников — поэтому предполагалось, что каждый следующий номер будет выпускать новая команда).

Письмо на свободу

А потом в институт неожиданно пришло письмо: мол, газету выпускать не хотим,  и вообще — не приезжайте. "Письмо было подписано самими воспитанниками колонии, но создавалось конечно же под влиянием администрации — да ее сотрудники этого и не скрывали, — рассказывает директор ИРП Анна Шароградская. — Поэтому мы не собирались отказываться от продолжения работы по проекту, понимая, что молодым людям эта работа  и интересна, и полезна".

Институт обратился к новому начальнику петербургского Управления ФСИН Игорю Потапенко. Встречу с ним помогли организовать Владимир Шнитке, зампред Комиссии по правам человека при губернаторе, и Юрий Вдовин, член Общественной наблюдательной комиссии Петербурга по контролю за обеспечением прав человека в местах принудительного содержания. "Сначала Игорь Васильевич категорически не соглашался дать разрешение на продолжение выпуска газеты в колонии. Но мы попросили его внимательно почитать первый номер газеты, — вспоминает Анна Шароградская. — Он согласился и сказал, что сам позвонит мне на следующее утро. И… ровно в десять утра раздался звонок: Игорь Васильевич сказал, что выпуск газеты "дело важное и нужное", и дал принципиальное согласие на продолжение работы".

Но дальше оказалось, что слово начальника УФСИН по Петербургу и Ленинградской области, полковника внутренней службы Потапенко особенного веса не имеет. При работе над первым номером газеты участникам проекта было достаточно пропуска, который оформляли прямо в колонии. Теперь же потребовался договор с ИРП, мнимое оформление которого затянулось на несколько месяцев...

Вот цитата из последнего письма Шароградской во ФСИН: "21 июня состоялась встреча с начальником пресс-службы ГУФСИН Арутюнян Сильвой Араратовной. Пресс-служба сообщила, что для выпуска газеты необходимо заключить договор с колонией, поскольку колония является юридическим лицом. <…> 7 октября снова позвонили в канцелярию. Нам сообщили, что исполнителем по нашему делу назначен Федонин Максим Алексеевич. Господин Федонин направил нас к Круглову Анатолию. Круглов — к Саркашову Сергею Вячеславовичу, который и оказался нашим исполнителем, о чем он не подозревал, пока мы ему сами не сообщили. 18 октября встреча с Саркашовым в ГУФСИН. Обещание, что 21 октября у нас уже будет договор, если его найдут (?!). 22 октября выяснилось, что никакого договора нет, так как никто его не составлял. Саркашов С. В. сказал, что нам снова нужно связываться с Сильвой Араратовной и с ней вести дальнейшие переговоры. Таким образом, круг замкнулся".

"Участие в организации выпуска газеты правилами не предусмотрено"

Надо отдать ФСИН должное: по второму кругу инициаторов проекта пускать не стали. Сегодня, 1 ноября в ИРП пришел факс, подписанный начальником управления Игорем Потапенко. Он представляет собой шедевр бюрократической казуистики — и несомненно доставит тому читателю, что сумеет продраться через его тернии, эстетическое (пусть и немного извращенное) удовольствие: "Правилами внутреннего распорядка воспитательных колоний уголовно-исполнительной системы, утвержденными Приказом Минюста РФ от 06.10.2006 № 31 "Об утверждении Правил внутреннего распорядка воспитательных колоний уголовно-исполнительной системы", регламентированы порядок и условия исполнения наказания в виде лишения свободы, обеспечения изоляции, охраны прав, законных интересов несовершеннолетних осужденных и исполнения ими своих обязанностей. Вышеуказанные Правила применяются во всех воспитательных колониях, дислоцирующихся на территории Российской Федерации, и обязательны для сотрудников и работников уголовно-исполнительной системы и осужденных. Правилами не предусмотрено участие несовершеннолетних осужденных в организации выпуска газеты. Кроме того, обучение воспитанников основам выпуска газеты вне базы профессионального училища и предприятия воспитательной колонии, которые осуществляют организацию профессиональной подготовки несовершеннолетних осужденных, противоречит п. 183 Правил внутреннего распорядка".

Текст п. 183, как и положено в таких документах, не приводится. Между тем он гласит: "Начальное профессиональное образование, профессиональная подготовка осужденных осуществляются на базе профессионального училища и предприятия ВК. Несовершеннолетние осужденные привлекаются к труду в соответствии с трудовым законодательством Российской Федерации". Ни слова о том, что "вне базы" что-либо запрещено. А уж слова "правилами не предусмотрено участие несовершеннолетних осужденных в организации выпуска газеты" — это просто перл! Можете представить себе правила, в которых эта ситуация была бы предусмотрена?

"Я думаю, нежелание ФСИН работать с нами дальше может быть связано с тем, что мы не согласились на цензурирование газеты, — говорит Анна Шароградская. — Сергей Саркашов предложил нам предоставлять для проверки материалы перед публикацией. Мы, со своей стороны, объяснили, что все тексты будет проверять наш юрист — чтобы в них не закрались какие-нибудь секретные сведения вроде информации о том, как пронести запрещенные вещи в колонию. Кроме того, мы предложили Саркашову включить пункт о предпросмотре в договор — с тем, чтобы юристы и правозащитники смогли проанализировать его с точки зрения российского закона. Не исключено, что такое решение не устроило ФСИН".

"Хоть Потапенко при встрече и производил впечатление вполне вменяемого человека, но в его ответе ИРП прослеживается традиционная для российской службы исполнения наказаний репрессивная компонента, — считает Юрий Вдовин. — Он исходит не из того, чтобы вернуть людей, попавших в эти учреждения, в нормальную жизнь, а использует все эти инструкции и уложения о наказаниях — для того чтобы наказывать, чтобы людей продолжать репрессировать. Вылечиться от этого система до сих пор не может. Нужны принципиально иные расстановки акцентов — на возвращение человека в социум, на реабилитацию, на смену криминального отношения к обществу на нормальное. А при репрессивных мерах криминальная составляющая только усиливается — но этого понимать Потапенко принципиально не хочет".

Анджей Беловранин