Медиановости

13 ноября 2010 18:57

Митьки: от соборности до ООО "Митьки"?

В пресс-клубе "Зеленая лампа" разгорелся спор вокруг новой книги "Конец митьков" и роли одноименного арт-движения в жизни Петербурга. Одни оценивали это произведение как труд о пути становления, развития и вырождения любого сообщества. Как срез петербургского общества. Другие — как внутрицеховые разборки. Нашелся и человек, посягнувший на наше все. "А был ли мальчик?" — бросил он вопрос в лицо автору книги Владимиру Шинкареву.

Открывая дискуссию, Лев Лурье уточнил, что знаком с митьками чисто по-светски, на дружеской ноге с ними не был. Под этим, по-видимому, подразумевалось, что сейчас мы услышим объективное мнение. Он отметил, что книга включает три части: миф (утопия), историческая справка и антимиф (разрушение утопии). По мнению критика, это типологическая история, общий путь культуры. Когда Айвазовский рисовал "Девятый вал", он рыдал, а сегодня репродукции картины висят в каждой столовой.

Тему подхватил Александр Секацкий. Конечно, отметил он, все театры, клубы, объединения смертны: когда-то они появляются, когда-то исчезают. Но перед окончательным исчезновением превращаются в мертвое имя своего бренда, живут чисто условной жизнью. Автор обозначил обе точки — начало и конец митьков. Текст включает описание их образа жизни. Это неофициальная форма протеста. Своего рода технология сопротивления манипулированию собой. Непобедимая разновидность аскезы, когда люди себя сознательно лишают того, чего бы при угрозе могла лишить их власть. Текст — логичное завершение движения, технология "под ключ", чтобы предотвратить кражу имени (бренда, нынешним языком). По своему замыслу это книга-приговор: "Я тебя породил, я тебя и убью". Закрывает, что было им и начато.

Критики-профессионалы очень высоко оценили книгу, сравнив ее автора с классиками. Они сошлись на том, что в книге описан собирательный образ митька, хотя главный герой носит имя реально существующего человека. "Герой книги Митя Шагин — это прием описания, идеальный архетип, который, возможно, со временем будет еще не раз инсталлирован", — считает Секацкий.

Вот этого-то и опасается единственный оппонент участников дискуссии художник Александр Дашевский — что "прощальный концерт" растянется на годы, как уход на пенсию Аллы Пугачевой.

Его вызвал на ринг сам автор, которого уж слишком захвалили. От щедрых дифирамбов ему, похоже, стало неловко. Спасителем Владимир Шинкарев назначил своего традиционного оппонента. Дашевский тут же, выглянув из-за угла, яростно напал на автора и все движение в целом. По его мнению, сильные стороны митьков стали слабыми сторонами книги: "Это было пространство, куда можно было сбежать от душного мира, а книга — сладкий миф о митьках, дурман, который все никак не рассеется и в который многие продолжают верить". Конец? Но руки кукловода не показались, после чего спектакль действительно заканчивается и все расходятся. Не исключено, что это очередная книга в их внутренних разборках, их общем вальсе, подвел он черту. И вообще, а был ли мальчик? Есть ли что за этим мифом, усомнился увлекшийся критикан. "Митьки есть и будут", — уверенно заявил Шинкарев, не перестававший усмехаться в течение всей обличительной речи. Да и сам спор был больше в духе митьков, чем звучавшие до этого дифирамбы. "Это универсальная книга о путях становления и развития любого общества, фирмы", — сказал Шинкарев, вернув первоначально заявленный статус книги. Митьки — это срез нашего общества, они и меняются вместе с ним.

У неискушенной части зала, да к тому же еще и не читавшей книги, в основном сложилось более низменное мнение о книге патриарха арт-движения. Она склонялась к тому, что это все-таки внутрицеховые разборки со всеми вытекающими отсюда моральными издержками.

Автор книги "Митьки", куда вошли как ранее изданные очерки об одноименном арт-движении, так и новое творение "Конец митьков", — один из первых идеологов движения. После раскола он оказался в стане митьков-ортодоксов, не пожелавших конвертировать идеалы своей юности в золотого тельца. Другая, как можно было почерпнуть из дискуссии — разложившаяся, часть митьков пытается присвоить бренд и продать его подороже.

Из зала прозвучала очень романтическая версия книги: она о том, как соборность вырождается в ООО "Семья". Эта интерпретация очень понравилась автору произведения.

Митьки — часть богемной молодежной субкультуры Петербурга 1970–80-х годов, которые сегодня принято называть застойными. Ее золотой век, по мнению Шинкарева, закончился во второй половине 1980-х годов. В этой среде внешне приветствовалась простота до примитивности как в манере одеваться, так и в речи. Игра в свой собственный мир вылилась в специфическую манеру разговора (есть словарь митьковского языка), общения, соответствующее самовыражение в изобразительном искусстве, музыке, поэзии. Но, как правило, митьков ассоциируют с группой художников. После раскола каждая из групп стала претендовала на преемственность бренда.

Автор книги художник Владимир Шинкарев — один из центров кристаллизации первоначальной арт-компании, идеология которой выплеснулась в народ как мироощущение и стала обретать все больше адептов. В своих книгах Шинкарев талантливо музеефицировал обобщенный образ митька с помощью примитивного набора фраз и душевных реакций.

Даша Рутина