Медиановости

15 ноября 2010 16:27

Поправка на статус

Поправка на статус

Приравнять журналистов к государственным деятелям, введя соответствующие поправки в Уголовный кодекс. С подобной инициативой после громкого нападения на журналиста Олега Кашина выступили чиновники. Однако, как выяснил Лениздат.Ру, журналисты достаточно критически оценивают эту перспективу.

За громкими инцидентами и трагедиями в России обычно следуют властные инициативы: будь то законопроект о противопожарном страховании после пожара в "Хромой лошади" или появление карточек безопасности для журналистов после избиений корреспондентов на митингах.

6 ноября был зверски избит корреспондент газеты "Коммерсантъ" Олег Кашин. Двое неизвестных нанесли ему тяжелые травмы: были зафиксированы переломы челюсти, голеней и пальцев рук. Кашин был погружен в состояние искусственной комы — 12 ноября он пришел в сознание. Очередная законодательная инициатива не заставила себя долго ждать: чиновники предлагают ужесточить наказание за нападение на журналистов, приравняв их к государственным и общественным деятелям.

Два инициатора

У идеи сразу два инициатора. С предложением изменить норму права выступил Совет при президенте России по развитию институтов гражданского общества и правам человека, а также комитет Госдумы по информационной политике. В сущности, и первая и вторая инициатива сводится к внесению поправок в Уголовный кодекс. Тем не менее различия между ними все же есть.

Так, заместитель председателя комитета Госдумы по информационной политике Борис Резник предлагает повысить статус представителей СМИ за счет внесения изменений в 277-ю статью УК ("посягательство на жизнь государственного и общественного деятеля"). По словам Резника, тяжкие преступления против журналистов должны наказываться лишением свободы от 20 лет до пожизненного заключения, средней тяжести — от 12 до 20 лет. Вторая мера, предложенная комитетом, — ужесточение наказания по 144-й статье УК — воспрепятствование профессиональной деятельности журналиста. Сейчас это положение предусматривает штраф в размере до 80 тысяч рублей, либо обязательные работы на срок до 180 часов, либо исправительные работы на срок до одного года.

Вторая мера, инициированная Михаилом Федотовым и предложенная Советом при президенте по содействию развитию институтов гражданского общества и правам человека, — также вариант поправок к Уголовному кодексу. Однако согласно проекту, помимо аналогичных изменений в 277-ю и 144-ю статьи, предлагается скорректировать и 1-й пункт 63-й статьи УК. Речь идет о переформулировке положения о том, что статья отягчается "совершением преступления в связи с осуществлением данным лицом служебной деятельности или выполнением общественного долга". По мнению совета, формулировка "общественный долг" должна быть расшифрована и понятна как обществу, так и блюстителям порядка и судьям. Члены Общественной палаты хотят дописать в статью такое положение: "Отягчающее обстоятельство — это преступление, связанное со служебной деятельностью, а равно правозащитной, журналистской, связанной с выполнением общественного долга". Планируется дополнить формулировкой и остальные тяжкие статьи, например "убийство", "угроза убийством", "избиение".

Интересно, что сами представители медиасообщества достаточно критически оценивают предложение структур власти. Причины этого самые разные. Некоторые полагают, что выделение журналистов в отдельную касту несправедливо, другие убеждены, что изменения неэффективны, есть и те, кто уверен — поправки принесут журналистам еще больший вред.

Без подачек

Против кастового подхода выступают инициаторы открытого обращения журналистов "Против привилегий", которое на сайте Коммунист.Ру подписали более 35 журналистов и четыре редакции сайтов. В их числе журналисты Грани.Ру, АПН и "Новой газеты". Инициаторы обращения выражают категорический протест против инициативы выделить представителей профессии в особо охраняемую группу.

"Мы оставляем эту привилегию чиновникам, судьям, полицейским, — говорится в документе. — Мы считаем позорным особый статус, который сделает нас более защищенными, чем простых россиян. Инициатива наказывать за нападения на журналистов строже, чем на остальных граждан, равняется попытке поставить сотрудников СМИ над народом. Это провокация против основной массы журналистов, которые дорожат уважением читателей, а не просто отрабатывают заказы. "Элита" соблаговоляет даровать журналистам чуточку привилегий, так сказать от щедрот. Чтобы так громко не возмущались. Нам не нужны подачки. Принять эти привилегии для нас — получить еще один громкий, публичный удар власти, который мы считаем сильнее физических ударов, к которым уже привыкли". Важно устранять не только последствия, но и причины государственного порядка, при котором избиения журналистов не просто стали возможны, но и щедро оплачиваются, подчеркивают авторы документа.

Представители медиасообщества сходятся во мнении, что так же, как журналистов, необходимо защищать и других граждан. "На человека нельзя нападать в любом случае, кем бы он ни работал и какой бы долг ни исполнял — профессиональный или семейный. И расследовать, и наказывать данные случаи нужно одинаково", — подчеркнула собкор "Известий" в Петербурге Ирина Тумакова. По ее мнению, неправильны любые изменения в Уголовный кодекс РФ, связанные с чьей бы то ни было профессиональной принадлежностью. "Нельзя ужесточать человеку наказание за то, что он работает в милиции, и нельзя увеличивать ущерб обидчикам только потому, что пострадавший — журналист", — отметила Тумакова.

Заместитель гендиректора АЖУРа Галина Леонтьева также считает, что вводить особый статус для журналистов было бы неправильно. "Чем бабушка, на которую покушаются в подъезде, отнимая у нее сумку, хуже журналиста, идущего домой теми же самыми темными переулками?" — приводит пример она. Галина Леонтьева уверена: профессиональную или социальную группу в законодательстве не стоит выделять отдельной строчкой. "Многие занимаются общественно важной деятельностью. Понятно, что покушения или убийства любого журналиста — это достаточно резонансные истории, но каждый день в нашей стране, к сожалению, убивают и врачей, и учителей. Я не считаю, что у них менее значимая профессия", — пояснила журналистка.

Координатор проекта "Frontline Россия" Юрий Бурцев считает, что дела, связанные с нападениями или убийствами не только журналистов, но и предпринимателей, учителей, детей, беременных женщин, должны иметь особый статус. "Я не адвокат, но мне представляется, что у суда и у тех, кто проводит расследование, у прокуратуры есть такая возможность. И в этом случае виновные должны получить максимальное наказание", — добавил он.

Бессмысленное занятие

Аналитик Центра экстремальной журналистики политолог Михаил Мельников назвал инициативу бессмысленным занятием. "Это работа на публику, имитация деятельности", — считает он. По мнению Мельникова, инициаторы в данном случае хотят показать, что попытки остановить нападения на представителей четвертой власти в России предпринимаются. По мнению эксперта, ужесточение наказания еще никогда не приводило к уменьшению преступности. "Отморозок остается отморозком. Ему все равно кого убивать, ему заплатили, и он дубасит журналиста", — заметил он.

Мельников высказал мнение, что журналиста должны защищать не поправки в УК, а в первую очередь общество и профессиональное журналистское сообщество. "Представителя СМИ должно защищать гражданское общество, которому нужна информация. Тем самым оно придает сотрудникам СМИ особый статус. А защищать журналиста как гражданина — дело правоохранительных органов. В защиту должно выступать профессиональное сообщество, журналистские корпорации и как минимум профсоюзы, которых у нас нет. И самое главное — условия для безопасной работы должен создавать работодатель", — резюмировал он.

Председатель петербургского Союза журналистов (СЖ), глава Агентства журналистских расследований Андрей Константинов отметил, что журналисты и так выделены в отдельную группу законом о СМИ. "Там достаточно четко обозначено, что журналист как лицо, выполняющее общественный долг, имеет право на государственную защиту. Так вот, важнее расшифровать, что такое государственная защита и каким образом и в каких случаях журналист ее может получить", — подчеркнул эксперт. Глава петербургского СЖ добавил, что дело не в ужесточении наказания, а в том, чтобы заставить работать уже существующую правовую норму. "На эту статью должным образом должны реагировать СК, прокуратура. А что будет с точки зрения наказания — это уже второстепенный вопрос", — отметил он.

Остановитесь, безумцы!

Против ужесточения ответственности за нападение на журналистов выступил специальный корреспондент "Коммерсанта" Валерий Панюшкин. Остановитесь, безумцы, призывает он. Аргументируя свою позицию, он отмечает, что инициатива де-факто поставит под удар родственников и близких российских журналистов.

"Я против ужесточения ответственности за нападение на журналистов, потому что эта мера подставила бы под удар журналистских детей, — пишет он. — Логика Гусева проста до примитивности: пусть преступник знает, что за избиение журналиста ему светит не два года тюрьмы и не шесть лет, а пожизненное заключение. Тогда, дескать, преступник двадцать раз подумает, прежде чем на журналиста напасть. Предположим, предлагаемые Гусевым поправки в законодательство приняты. Предположим, за избиение меня, журналиста, бандитам светит пожизненное заключение, тогда как за избиение студента, пенсионера или школьницы светит всего два года… Ужас, ледяной ужас сжимает мое сердце". За двадцать лет журналистской карьеры со мною случалось всякое, подчеркивает журналист. "Со мной "разговаривали по-хорошему", меня пытались подкупить, мне угрожали, меня били, меня арестовывали, меня поливали слезоточивым газом, мне направляли ствол в лоб и приставляли нож к горлу, за мной следили, меня допрашивали, — рассказывает он. — И я совсем не герой и не храбрец, однако же ни у кого не получилось всерьез как-то заткнуть мне рот". "Если перекособочить законодательство так, что нападение на журналиста будет считаться тяжким преступлением, а нападение на журналистских детей, родителей, жену, любимую девушку будет считаться мелким хулиганством — вот тут-то все и замолчат", — убежден журналист.