Мнения /
Интервью

27 ноября 2010 17:30

Тележурналисты о выступлении Парфенова: он выразил мнение общества

Тележурналисты о выступлении Парфенова: он выразил мнение общества

Тележурналист Леонид Парфенов получил премию Владислава Листьева за яркое воплощение на экране творческих принципов. Однако в СМИ и в блогосфере уже не первый день обсуждается не сама премия, а речь, которую произнес Парфенов на церемонии награждения. "Журналистские темы, а с ними вся жизнь окончательно поделились на проходимые по ТВ и непроходимые по ТВ. За всяким политически значимым эфиром угадываются цели и задачи власти, ее настроения, отношение, ее друзья и недруги. Институционально это и не информация вовсе, а властный пиар или антипиар — чего стоит эфирная артподготовка снятия Лужкова. И, конечно, самопиар власти!" — подверг он критике состояние отечественного телевидения сегодня.

"Наше телевидение все изощреннее будоражит, увлекает, развлекает и смешит, но вряд ли назовешь его гражданским общественно-политическим институтом", — заявил Парфенов. На следующий день он написал в своем ЖЖ: "Спасибо всем, очень тронут! А комментировать тут нечего. Была песня Вертинского "То, что я должен сказать". Лениздат.Ру попросил тележурналистов прокомментировать выступление Леонида Парфенова.

Елена Утехина, главный редактор телеканала ЛОТ:

— Я очень обрадовалась, когда увидела обращение Парфенова, потому что эти слова должны были прозвучать. Я обрадовалась и тому, что не разочаровалась в Парфенове: он всегда казался мне человеком не конъюнктурным, а способным на программные шаги, которые определяют развитие журналистики и, в принципе, общественно-политического климата. Он не сказал ничего нового: это муссируется в ЖЖ, об этом журналисты говорят вне работы. Все говорят, все понимают, но сказал публично только Парфенов. Он рассказал то, о чем думает общество. Парфенов подчеркнул, что прекрасно чувствует градус общественно-политической жизни в стране и не боится говорить об этом. Это был довольно мужественный поступок. Этой речью он доказал, что является ведущей фигурой в медиапространстве.

Быстрой и репрессивной реакции власти, я думаю, не будет. Но, возможно, Парфенов станет менее востребован на центральных каналах.

Татьяна Александрова, член секретариата Союза журналистов Петербурга и Ленобласти, член Академии российского телевидения:

— Конечно, я согласна с Парфеновым. Все дело, думаю, в премии имени Владислава Листьева.

Речь-то адресовалась не власти и не телевизионному руководству. Это была исповедь перед телезрителями за все отечественное общественно-политическое вещание. От которого, к слову, Парфенов давно держится на безопасном — в гигиеническом смысле — расстоянии. Но даже такой профессионально непререкаемый авторитет, как он, не мог принять такую премию, как премия Листьева, за простое неучастие. Нужен был поступок, и Леонид Геннадьевич этот поступок совершил.

Да, всего лишь сказал правду в лицо, объяснив зрителям, почему телевидение этой правды не говорит. Но когда такие слова звучат не из либеральной резервации типа "Эха Москвы", а от одного из тех, кто является наиболее совершенным образцом того самого ТВ, — это первый свисток к переменам. Причем снизу доверху. Вы видели лица собравшихся во время выступления Парфенова? Не надо только делать выводы о реакции телевизионных мэтров по жидким аплодисментам в студии — в их душах, не сомневаюсь, звучали овации и крики "браво". Они же все — большие мастера. Им тоже хочется смотреть на плоды своей работы без угрызений профессиональной совести.

Сегодня утром услышала разговор коллег: "Ну что, пошел брать интервью у начальника своего начальника?" Симптоматично, да? Телевизионная журналистика ведь расплачивается за годы работы с фигой в кармане: в курилке одно — в эфире другое. А когда кто-то ставит в курилке десять камер и выдает это все в прямой эфир, пальцы в кармане расправляются. Так что, глядишь, скоро и на поправку пойдем.

Марат Кашин, ведущий телеканала "Россия 24":

— Я абсолютно согласен с Парфеновым. Я не думаю, что он очень сильно переживал, но в любом случае Парфенов имеет право один раз в жизни сказать, что нервничает, и прочитать текст с листа. Этим он дал понять, что говорит об очень важных для него вещах. Я только не соглашусь с Леонидом Парфеновым в том, что большей части населения не нужна журналистика. Он, наверное, ориентируется на существующие социальные опросы — они показывают, что люди больше интересуются развлекательными передачами. Но совсем без новостей людей оставлять нельзя.

Удивительно то, что мы услышали это публичное заявление от человека, которого уважают и независимые журналисты, и власти. И к его мнению действительно прислушиваются. Сегодня для России, в отличие от кона 90-х годов, такие заявления становятся редкостью. Я думаю, ситуация, которая сложится после речи, типична для последних месяцев. Власть промолчит, однако взорвется блогосфера. Если его выступление будет обсуждаться в интернете очень активно, то, возможно, Медведев или Сурков — вряд ли это будет Путин — прокомментируют заявление Парфенова. Но, по моему мнению, это маловероятно. Так что, скорее всего, это все останется на уровне обсуждений в блогах.

Анна Тульская