Мнения /
Интервью

21 марта 2011 15:33

Леонид Парфенов:  "Я не помню хороших времен для профессии журналиста"

Леонид Парфенов:  

На прошлой неделе на факультете журналистики СПбГУ состоялся мастер-класс тележурналиста Леонида Парфенова. Уже за 15 минут до начала мероприятия в самую большую аудиторию факультета – рассчитанную более чем на  100 студентов – было невозможно зайти. Парфенов, правда, предпочел ничему не учить собравшихся, а отвечать на имеющиеся у них вопросы.

Начинающих журналистов, конечно же, интересовало, что думает Леонид Парфенов о высоких целях и деле журналистики, о предназначении журналиста.  Парфенов сразу вернул студентов на землю, заявив, что журналистика – это все-таки ремесло. "Если редакция работает так, что она сама себе хозяйка, то это журналистика", - подчеркнул он. "А из представлений "о подвигах, о доблести, о славе" надо выходить", – добавил журналист. Предназначение же журналиста, по мнению Леонида Парфенова, состоит в том, чтобы интересно доносить до людей сущностную информацию. Он полагает, что журналистика – профессия свободная. А если журналист сидит в офисе с 10 до 19 часов, то есть для него это не свободная профессия, то маяться на такой работе, по мнению Леонида Парфенова, не стоит, к тому же она не приносит больших денег.

Свои работы журналист искусством не считает, в отличие от некоторых поклонников его творчества. Сегодня, как рассказал Парфенов, он находится в свободном плавании. "Я перепробовал все остальное, да и ничего другого я делать не умею. Сейчас мне лучше всего", – заявил журналист. Штатно же работать на телевидении, отметил Парфенов, он не может. Себя он позиционирует как журналиста, который способен писать кадровый и закадровый тексты.

Однако Парфенов отметил, что не знает петербургских бюджетов, которые позволяли бы выживать журналистам в свободном плавании. "Конъюнктура для профессии, конечно, плохая. Но я не помню хороших времен для профессии журналиста", – добавил он.

Говоря о проекте "Какие наши годы", Парфенов отметил, что это не авторская программа, а реализация тех возможностей, которые есть.  По его словам, эта программа – скорее шоу, чем журналистика. "Эрнста (Константин Эрнст – генеральный директор "Первого канала" – Ред.) не устраивает такая ситуация: то меня нет полгода на телеканале, то я занимаю прайм-тайм. Для этого, например, я сидел в жюри "Минуты славы"", – рассказал Леонид Парфенов.

Собравшиеся в аудитории журфака попросили Парфенова вспомнить студенческие годы. "Прежде всего университетом для меня был Ленинград. Тогда в городе был театральный бум, и раза 2 в неделю я ходил в театр. В идеологическом отношении город был страшноватым, была скучная и душноватая атмосфера. Но был андеграунд, который ассоциировался тогда с рок-музыкой", - вспоминал Парфенов. Он также подчеркнул, что была практика и была возможность работать и писать. Правда, по мнению Парфенова, советское высшее гуманитарное образование считаться таковым не должно. В зачетке, как он заметил, были указаны в основном лженауки. "Начав карьеру в 17 лет, я так ее и не останавливал. И уехать поучиться за границу я не мог", – добавил Леонид Парфенов. Он рассказал, что хотел стать журналистом и именно поэтому поступал на журфак. Однако на одной из встреч выпускников он узнал, что его однокурсники по профессии в основном не работают. "Наименее популярно – работать журналистом после окончания журфака", – улыбнулся Парфенов. Он также отметил, что в стране перепроизводство журналистов. "Я не думал, что доживу до такого, что в Череповце откроется журфак", – заявил журналист.

Не могли не вспомнить студенты и недавнюю историю с закрытием в России журнала "Ньюсвик". Леонид Парфенов заверил, что в основе этого лежат только экономические причины. "В нашей стране нет общественно-политической жизни, нет граждан, и общественно-политическая пресса не востребована", – считает журналист. Он отметил, что в России тиражи общественно-политических газет меньше, чем, например, в Польше и в Эстонии.

"В моем круге знакомых не прочитать "Коммерсантъ" – как не почистить зубы", – заметил журналист. Читать "Ъ" Парфенов предпочитает в бумажном, а не электронном виде. "Я человек гутенберговской эпохи, мне нужно листать газету, видеть верстку", – пояснил он. "Коммерсантъ" для Леонида  Парфенова является также составляющей хорошего утра. Он описал его следующим образом: кофе, свежий номер "Ъ", творожок и круассан.

Студенты также спросили тележурналиста, не испытывал ли он давления со стороны властей при подготовке книг "Намедни". Парфенов заявил на это, что книгопечатание  России свободно, иначе на прилавках не оказались бы некоторые книги Пелевина или Сорокина. Леонид Парфенов рассказал, что именно для "Намедни" завел ЖЖ – чтобы люди присылали ему фотографии. "Я не могу относиться к блогам, как к СМИ, а фейсбук-существование для меня также не применимо. Так что у моего ЖЖ только служебная цель", – подчеркнул Парфенов.

Сейчас журналист занят 5-м томом "Намедни". Возможно, как он рассказал, вскоре Парфенов начнет делать большой фильм с французским участием, приуроченный к юбилею музея изобразительных искусств им. Пушкина. Как добавил Парфенов, фильм в основном будет посвящен русским коллекционерам.

Анна Тульская