Мнения /
Интервью

10 января 2012 14:16

Николай Романов: "Инфограф ищет баланс между красивым и понятным"

Николай Романов:

Узнать, какие автомобили в Петербурге угоняют чаще всего, выяснить, какие имена пользуются у северной столицы наибольшей популярностью или составить периодическую таблицу витаминов. Такие задания  - обычное дело в редакции журнала "Инфографика", пилотный номер которого вышел  в свет ровно год назад. О том, кем  - журналистами или дизайнерами считают себя инфографы, а также  как найти рекламодателей "по любви"  в интервью Лениздат.Ру рассказал главный редактор издания Николай Романов.

С чего начиналась "Инфографика"?

- До работы непосредственно с инфографикой у нас было дизайн-агентство. Мы занимались разработкой корпоративных СМИ, фирменных буклетов, логотипов для компаний. До этого я работал журналистом в газете "Деловой Петербург", в журнале "Наши деньги", а мои коллеги по "Инфографике" - в нескольких дизайн-конторах. Все до поры до времени шло хорошо, мы работали на корпоративные СМИ и казалось, что это крайне перспективный рынок.

- А что случилось потом?

- А потом нам надоело заниматься дизайн-агентством. Мы стали посматривать "на сторону" – и начали вместе искать новый проект. Дальше все произошло хаотично и случайно, во многом благодаря стечению обстоятельств. Мы создали компанию  "Манифест". Об инфографике мы к тому моменту мы и знали и пытались ее всячески применять в своей работе. А потом решили, что имеет смысл делать в этом стиле целый журнал. Дальше мы стали плясать от концепции.

- Она родилась сразу или Вы рассматривали несколько вариантов?

- Так как у нас не было денег на продвижение, то было ясно, что журнал должен быть бесплатным. Ну, а если издание бесплатное, то оно должно распространяться в кафе и ресторанах. А такой способ распространения, в свою очередь, трактует вполне определенный стиль восприятия информации.

- И ориентирован на определенного читателя…

 - Да, когда человек приходит в ресторан и берет издание, у него есть буквально 5-10 минут, чтобы ознакомиться с его содержанием. И, когда официант приносит кофе, с газетой приходиться расстаться. Нужно отложить либо одно, либо другое. Наши статьи ориентированы как раз на то, что за несколько минут изучения журнала человек может вычленить для себя что-то интересное. Причем, у нас есть темы, где мы даем много информации  - человек может долго вчитываться и изучать инфографику, рассматривать мелкие детали. Если ему это интересно. А может ту же самую полосу просмотреть за одну минуту.

- Как пришла идея?

- Летом  прошлого года.  Мы выбрали две темы.  Первую - про разлив нефти в Мексиканском заливе. Вторую - про город Нью-Йорк. Ребята сделали каждый по одной полосе, причем изначально мы предполагали, что это будет формат А3. Мы напечатали 100 экземпляров и поняли, что это огромные простыни, которые неудобно читать. Поэтому мы просто взяли ножницы и обрезали лишнее. Правда, в итоге, это привело  к серьезному удорожанию печати.

- Получается, что издание усовершенствовали согласно читательскими запросам? Есть ли сейчас отклики?

- Мы продвигаем наше СМИ в социальных медиа. Изначально отказались от идеи создания собственного сайта. И приятно осознавать, что основная часть замечаний позитивные, негативные - носят исключительно конструктивный характер.

- А  мировые аналоги есть?

- Нет. Издания, которое полностью бы состояло из инфографики, не существует. Большинство СМИ до сих пор "балуются" с инфографикой,  вопринимая ее как придаток к основному тексту. СМИ, которые готовы отдать разворот под инфографику, считают себя передовыми. Вот "Русский репортер" и "Вокруг света", например, активно используют инфографику.

- Насколько информативна может быть инфографика? Кто должен играть первую "скрипку" при создании работ в этом жанре - журналист или художник?

- Два в одном. Если инфограф хороший дизайнер, но при этом совершенно ничего не понимает в  работе с текстами, это неправильно. Качественная инфографика всегда складывается из двух вещей. Первое – работа с данными. Ты вычленяешь самую главную информацию. Потому что зачастую то, что лежит на поверхности, отнюдь не так интересно, как то, что можно вытащить, лишь основательно проанализировав информацию. Потом  в работу вступает вторая составляющая профессии инфографа – дизайнер. Потому важно, чтобы инфографика была не только понятной, но  и красивой. У нас несколько иная точка зрения на инфографику, чем это принято в обычном понимании.

- Как бы Вы охарактеризовали свой подход?

- Инфографика – это специальная техника, которая позволяет визуализировать массивы   информации в понятной и наглядной форме. Условно говоря - ты посмотрел на картинку и все понял. Это при том, что для восприятия этой информации читателю было бы необходимо прочитать две-три страницы рукописного текста. Инфографика способна визуализировать данные за секунду.

- А примеры?

- Самый последний пример – то, как газета "New York Times" визуализировала информацию о вручении премии нобелевским лауреатам. Очень  наглядно и просто. Награды и их обладатели были разбиты по странам. Затем страны разбили по предметным группам, как-то: математика, физика, биология. И, наконец, точками на инфографике было обозначено, кто, что и когда получал. Зачем? Читатель может увидеть все тенденции последнего времени. Становится понятно, например, что начиная с 1980-х годов, практически все нобелевские премии получали американцы. Наглядно, зрелищно и просто. Но мы, тем не менее, придерживаемся немного другой концепции при создании инфографики. У нас есть очень простые работы, где мы играем, в основном, за счет изображения. Мы не новостное издание, а информационно-развлекательное. Поэтому иногда мы берем очень простые темы. И подчас усложняем конструкцию, пытаясь осмыслить ее, взглянуть на ситуацию с нового ракурса.

- Если говорить о том, что отличает ваш подход от традиционного понимания инфографики, как бы вы это обозначили?

- Все очень просто. Каждый инфограф ищет баланс между красивым и понятным. И если большинство инфографов просто стоит в одной точке, сохраняя необходимое равновесие, то мы продолжаем балансировать.

- А если говорить о российской инфографике? Как бы вы оценили сегодняшнее положение сферы?

- Можно сказать, что  это направление развивается. СМИ начинает активно применять инфографику, появляется все больше профессионалов. Однако критерии оценки качества варьируются. Артемий Лебедев, Федор Шумилов – у них есть свое, вполне четкое понимание инфографики. Мы  гораздо более гибкие. Лично для меня любая инфографика возможна, а критерий оценки – удалось ли в полной мере донести необходимую информацию. Например, есть достаточно  много успешных примеров американской инфографики, которые популярны, но скучны. Например -  сопоставление аудитории Facebook и Twitter. По мне, это скучнятина, я бы не стал  разглядывать такую картинку. Однако, судя по отзывам, аудиторию это "торкает". По всей видимости, в данном случае речь просто идет о разной аудитории.

- Как  выбираете темы?

- В редакции два человека. Темы выбираю я, потом мы с арт-директором собираемся, отсортировываем и выбираем то, что нам кажется интересным. При этом, когда мы берем тему, она по факту может и не сложится. Оказаться слишком сложной для визуализации. Или  ты начинаешь копаться – а никакой новой информации нет. Все очевидно. Никаких открытий нет.  Например, мы захотели сопоставить процент ожирения в странах мира с ВВП на душу населения. Потому что постоянно проскальзывает информация о том, что люди в развитых странах жиреют исключительно потому, что не занимаются спортом и много работают. А по факту, ожирение никак не коррелируется с этим показателем. Создавать такую инфографику не имеет никакого смысла – никакого вывода из этой информации сделать невозможно.  - А бывает наоборот – когда работа над банальной, казалось бы, темой, приводит к любопытным результатам?

- Да, такие примеры есть. Например, мы хотели посмотреть информацию по смертности и рождаемости в регионах России. Идея была соотнести регионы со средним уровнем заработной платы в России. Можно было предположить, что в регионах, где люди живут достаточно обеспеченно, должны больше рожать. По факту выяснилось, что рожают например, в республике Тыва, где едва ли не самая маленькая заработная плата по стране, на Кавказе и Ханты-Мансийском автономном округе. В Петербурге и Москве, по сравнению с этими показателями, рожают немного. Возникает резонный вопрос – почему? Мы стали копать в этом направлении и выяснились очень любопытные факты. В итоге, материал, который мы предполагали опубликовать на полосе стал центральным разворотом "Инфографики".

- Какое образование необходимо инфографу?

- Мне кажется, журналисту, который хочет профессионально заниматься инфографикой, придется сложнее, чем дизайнеру. В этом и проблема образования.

- Какие мировые тенденции в развитии инфографики?

- Сложный вопрос. На мой взгляд, есть достаточно четкая региональная градация. Например, в США больше распространена инфографика в виде полотен. Используются разрозненные части информации, которые дополняются текстами, иконками и прочим. Все это выстраивается в одно полотно. Другое название этой истории – "наскальная живопись". По-моему, это скучно. В Европе, напротив, пытаются выстраивать какие-то сложные картинки. По крайней мере, то, что мне попадается на глаза, свидетельствует о тенденции – в Европе инфографику чаще делают для журналов, публикуют на разворотах, активно используют фотографию. В Европе пытаются обрисовать конкуры глобальной темы и привести как можно больше фактов, которые, тем не менее, складываются в единую картину. А мы непонятно где. Хотя лично мне ближе европейская история.

- Для современной аудитории свойственно клиповое сознание. Является ли ваш проект выражением этой тенденции?

- Мы построили на этом концепцию издания. И считаем, что сегодня читателю поступает слишком много информации и человек просто не успевает отфильтровывать нужные сведения. Поэтому ему гораздо важнее "выцепить" интересующие его факты  - и этого будет достаточно. С другой стороны, мы не хотим поддерживать низкие запросы аудитории и даем больше информации. Если человек хочет, он сможет ее получить. У нас была картинка "индекс счастья"  - простейшая круговая диаграмма, сопоставленная с ВВП. С ее помощью, можно выяснить, что Россия - в "серединке", а США, несмотря на то, что граждане этой страны имеют достаточный уровень дохода, счастливыми себя не считают. Ну а самые счастливые люди живут в Ямайке. По большему счету этого достаточно для дружеской беседы, чтобы покрасоваться перед девушкой. Но если копнуть глубже, можно сравнить страны между собой. И выясняются очень странные вещи. Например, Вьетнам - очень счастливая страна. А потом, перейдя по гиперссылке, размещенной в журнале, можно посмотреть результаты исследования, на основании которого создавалась инфографика. Надо предоставлять читателю возможность получить больше информации.

- Вы называете свои работы статьями, почему?

- Мы начинаем с того, что формулируем тему, набрасываем список вопросов и создаем текст, который затем визуализируем. Это журналистская работа.

- Есть ли спрос на Ваши услуги у петербургских изданий?

- Спрос на инфографику есть. По крайней мере, к нам регулярно обращаются петербургские и федеральные СМИ. Но, как правило, их не устраивает наш ценник. Мы сообщаем, сколько стоит наша работа – на этом разговор и заканчивается.

"Наши рекламодатели с нами по любви"

- Проект удалось вывести на самоокупаемость?

- Последнее время – три месяца, мы выходим в ноль с небольшим плюсом. С другой стороны, у нас и не затраты небольшие – печать, зарплата, и дистрибуция. Поиском рекламодателей занимаюсь я.  И каждый раз это сродни очередному взятию Эвереста. Мы бежим, собираем рекламу. По большому счету, работу по поиску рекламы для журнала надо начинать за три-четыре месяца до того, как получишь рекламный модуль. У нас такого пока не получается. И это закономерно -  в других изданиях этим направлением деятельности занимаются целые отделы. Наверное, наши рекламодатели с нами в большей степени "по любви". Им нравится наше издание, они дают нам рекламу, когда у них есть потребность в нашей аудитории. Но, скорее, они делают это вопреки московской логике. В Москве, где, как известно, обитают основные рекламодатели, в компаниях работают люди, которые собирают информацию по СМИ. Аудитория, гендерный фактор, возраст, статус -  все это сводится вместе. Руководство компании получает определенный пул СМИ для размещения рекламы. В Петербурге не так.

- Насколько я знаю, журнал будет выходить в Москве. Будете менять контент?

- Да, раньше у нас были петербургские темы, но последнее время мы уходим от этой практики. Кроме того, мы распространяемся по франшизе  и в других городах. Предоставляем партнерам макет свежего номера и доступ к старым, уже опубликованным материалам. Пока по такой схеме мы работаем в Новосибирске и Воронеже. Редакция в Воронеже, правда,  размещает и свои авторские материалы. Сейчас идут переговоры еще с несколькими городами-миллионниками.

- 40 тысяч   - большой тираж. Сразу ли удалось на него выйти?

- Мы начинали с 78 точек распространения, сейчас приближаемся с 180. В основном, это кафе и рестораны. Проект коммерческий, поэтому нам необходимо доказать рекламодателю, что нас читает платежеспособная аудитория.

- С чем связаны трудности с распространением?

- Сейчас мы выходим на Москву и проблемы, как не странно, возникают именно там. В столице у нас 23 точки распространения и мы буквально "бьемся лбом об стену". Причины стандартные – зачем что-то менять, если все комфортно. Ты приходишь к человеку и предлагаешь выкладку издания. А владельцам многих заведений это просто не надо. Так, в одной сетевой кофейне нам сказали, что в нашем журнале слишком много рекламы. Отчасти, это справедливое заявление. В нашем издании под рекламу, действительно, отводится 50% площади. Полоса графики – полоса рекламы. Но для того, чтобы она не раздражала читателя, мы делаем ее в стиле в инфографики. Например, для "Билайн",  Гете-института, "Мегафона" и "Твой интернет" мы делаем нестандартную рекламу. Например, для последней из перечисленных компании мы нарисовали инфографику о стоимости Мбита в разных странах. Вроде бы реклама, а интересно и ненавязчиво. Такая реклама не вызывает раздражения у читателя.

- Кто ваш читатель?

- По возрасту это 20-35 лет, нас читают и женщины, и мужчины. Мы проводили небольшое исследование. Изначально полагали, что женщины будут в меньшинстве, потому что гендерный фактор в восприятии информации играет свою роль. Но по факту, женская аудитория примерно - 45 %, мужчины – 55%. Иными словами, большого разрыва нет.

"Инфографика такой же жанр в журналистики, как новость и интервью"

- Вы работали журналистом, потом ушли в инфографику. Почему?

- Мне всегда было интересно копаться в разных данных. Журналистика, как таковая, мне не нравилась тем, что качественных материалов очень немного. В "Деловом Петербурге" я писал о фондовом рынке. Журналист должен максимально отстраненно давать данные, не приобщая свою точку зрения. Это сложно. В инфографике ты можешь интерпретировать данные как угодно.

- Например?

- Мы проанализировали предвыборную речь Путина и определили частотность слов. Забили специальную программу, которая нашла нам самые часто употребляемые слова премьера. Она выдала, что самые часто употребляемые слова – "мы" и "должны". Дальше по частотности идут  - "россияне" и "миллионы". В принципе, мы можем разнести их по полосе, а можем поставить их поближе. Вот это и есть авторская трактовка данных. "Мы" "россияне" "должны" "миллионы". Отчасти это шутка, отчасти выражение нашей личной позиции.

- А отчасти  - манипуляция?

 - Да. Могу привести хороший пример интерпретации данных. В самом начале 20 века во французской армии для защиты солдат ввели каски. И  после того, как это было сделано, количество раненых увеличилось многократно. Казалось бы – можно напрямую выстроить связи и запретить каски. Но надо было просто сопоставить эти значения со вторым показателем – смертностью солдат.  Те, кто раньше умирал, перешли в категорию раненых. И выжили они исключительно из-за изобретения металлического шлема.  Без этих показателей, объективной цифры бы не было. С инфографикой та же история. Можно вычленить часть материала и построить статью, как нужно  и дать показатель в отрыве от других. Многие инфографы этим  грешат, например. Это бессмысленно и непрофессионально. Другой пример - для одного из номеров мы сделали статью об инфляции. Общее место – рост цен на электричество и продукты питания. Мы взяли разные группы товаров в период с 2001 по 2011 года. Так вот: цены на нефть выросли примерно в четыре раза, на сигареты в 3, 5 раза. При этом средняя зарплата выросла в 10, 5 раз, расценки на электричество  - в 9 раз. Мы могли бы убрать показатель по зарплатам и написать, что электричество выросло почти в 10 раз. Но зарплаты растут опережающими темпами. И в принципе, все индексируется. Кстати, больше всего за прошедшее время подорожали билеты в кино – в 11, 8 раз.

 - А за какие развлекательные темы вы беретесь?

- В ближайшем номере должна быть история про витамины. Это хороший пример, как модернизируется тема в процессе работы. Вы решили составить периодическую таблицу витаминов. Конец осени, у всех ослабленных иммунитет – одним словом, тема актуальная. Собрали первоначальные данные  и выяснилось, что можно все это построить, но будет скучно. Задумка была в том, чтобы выстроить схему, из которой будет ясно, где витамины содержаться, для чего они полезны. А на деле витаминов оказалось не так много, да и картинка получалась занудная. И тогда мы решили выстроить взаимосвязи между продуктами. Но получилось слишком путано, потому что во многих продуктах, например, содержится сразу несколько витаминов. Слишком сложно для восприятия. Ну, а если ничего не понятно, можно списать это на произведение искусства. Мы сделали картинку вручную - вбили в доску гвоздики, обвязали их разноцветными нитками, сделав вручную то, что можно было бы нарисовать на компьютере. Не очень понятно, но очень красиво и позитивно.

Иллюстрации к материалу: журнал "Инфографика"

Алиса Кустикова

1 Последние комментарии / остальные комментарии

Learning a ton from these neat articels.

Вы также можете оставить комментарий, авторизировавшись.