Медиановости

21 февраля 2012 12:19

Суд подверг журналиста общественному порицанию за публикацию о жене псковского "единоросса"

Суд подверг журналиста общественному порицанию за публикацию о жене псковского

За указание в статье официальной должности и семейной принадлежности "единоросса" журналист "Псковской губернии" Денис Камалягин признан виновным в разглашении персональных данных. Но на этом дело не закончилось. По факту освещения этого разбирательства журналистом в Facebook прокуратура вновь проводит проверку. На этот раз – из-за распространения порочащих и оскорбительных сведений в сети. В истории разбирался Лениздат.Ру.

Статья "Сизифов суд", опубликованная 24 августа 2011 года в газете "Псковская губерния", посвящена скандалу по разделу наследства. По мнению автора публикации – псковского журналиста Дениса Камалягина, одна из сторон конфликта использовала административный ресурс, чтобы отсудить наследство в свою пользу. В подтверждение этой версии журналист привел ряд аргументов, проиллюстрировав их документами.

В частности, в статье журналистом упоминался случай о переводе в собственность гаражей некоей Натальей Волковой в ходе процесса по разделу наследства. В материале автор указал, что муж Натальи – Сергей Волков – член партии "Единая Россия", а также председатель молодежного парламента при Псковском областном Собрании депутатов. Что и стало причиной последовавшего разбирательства с журналистом.

В конце октября 2011 года Волков написал обращение в прокуратуру, обвинив журналиста в том, что тот без его разрешения разгласил в статье персональные данные псковского "единоросса". Иными словами, информацию о том, с кем Волков официально состоит в браке.

Интересная деталь. Изначально жалоба в надзорное ведомство была подана Волковым на редакцию "Псковской губернии", однако, по какой-то причине прокуратура сочла необходимым направить ее лично Денису Камалягину.

Прокуратурой обнаружила в статье нарушения, после чего дело направлено в мировой суд города Пскова и Псковского района судье Ольге Жбановой. "Когда я только давал показания в прокуратуре, уже через три минуты мне было выдано решение, что в моих действиях найдены нарушения, подпадающие, с точки зрения ведомства, под разглашение персональных данных, – рассказал Лениздат.Ру Камалягин. – То есть, по сути дела, никакой значимости мои показания не имели. Решение, было, видимо, принято еще до начала заседания".

В мировом суде журналист аргументировал, что "действовал в соответствии с законом "О СМИ", в частности, потому, что статья "Сизифов суд" "имеет общественно-значимый интерес, и никаких противоправных действий при подготовке публикации автор не совершал. Однако рассмотрение дела судебной инстанции закончилось не в пользу представителя прессы. В качестве меры наказания мировой суд определил Камалягину общественное порицание без какого-либо финансового взыскания.

Прокомментировать ситуацию Лениздат.ру попросил председателя совета Института развития свободы информации Ивана Павлова. "Под понятие персональных данных, в том безобразном состоянии, в котором оно сформулировано в законодательстве, попадает любая информация, которая идентифицирует человека, – отметил эксперт. – И несмотря на то, что ограничительный потенциал понятия персональных данных еще до конца не освоен властями, данный прецедент показывает, что они идут по этому пути. При этом несомненно, что работа журналиста подразумевает указание таких формальностей как должность или родственная принадлежность героев материла. Публикацию такой социально значимой информации, в том числе и ангажированности лица, состоящего в родственных связях с членами "Единой России", лично я приветствую. Даже если она попадает под категорию персональных данных".

По поводу вынесенного приговора Иван Павлов отметил, что общественное порицание в качестве меры наказания, вероятнее всего, не будет иметь для журналиста серьезных последствий. "Общественное порицание как минимальная мера наказания по делу об административном правонарушении подразумевает, что суд сказал "ай-яй-яй", пальчиком погрозил и забыл об этом, – комментирует Иван Павлов. – Никто же не будет специально собирать общественный совет для порицаний".

Дубль два, кадр один

И, возможно, на этой "угрозе пальчиком" история бы благополучно и закончилась, если бы не одно "но". О ходе судебного разбирательства Денис Камалягин активно рассказывал в социальных сетях. В частности, при обсуждении ситуации на Facebook с коллегами он заметил: "каким бы ни было решение суда, я все равно считаю Волкова жуликом".

А спустя три месяца, 14 февраля 2012 года, "единоросс" Сергей Волков снова подал на Камалягина жалобу в прокуратуру. "И несмотря на то, что в моем аккаунте на Facebook не указана моя фамилия (я значусь там как Денис Николаевич), из прокуратуры пришло письмо на мою фамилию, что выполняется проверка по поводу распространения мной в сети Интернет порочащих и оскорбительных сведений, – рассказывает Камалягин. – Однако то, какая же статья мне инкриминируется, в письме указано не было. К тому же письмо не было выдано мне под расписку. А потому в назначенную дату я не явился на слушание".

Журналист уверен, что его делом продолжат заниматься. "А само дело, думаю, будет опять передано прокуратурой в мировой суд, – предполагает он. – Предыдущее решение мирового суда по поводу статьи "Сизифов суд" я оспариваю в городском суде. Однако пока реакции на мою апелляцию не было".

Кстати, в беседе с Лениздат.ру Денис рассказал, что в одном из обсуждений деятельности журналиста на Facebook вице-губернатор Псковской области Максим Жаворонков назвал Камалягина "бесполезным отбросом общества". Однако, в отличие от председателя молодежного парламента при Псковском областном Собрании депутатов, Денис не стал подавать жалобу на политика, так как счел, что "в Интернете каждый имеет право свободно выражать свое мнение".

Дарья Фазлетдинова

11 Последние комментарии / остальные комментарии

Если «великий» автор позволяет себе оскорбить человека, то нужно уметь ответить за сказанное, в том числе и по закону. А если может только отписываться в прессе или соц. сетях, тогда …. ну и работай дальше в желтой прессе.

не упоминай жену его всуе

назвать жену. для едроссов - это оскорбление

Вы также можете оставить комментарий, авторизировавшись.