Медиановости

13 июня 2012 10:38

Главред "Новой газеты" потребовал от главы СКР гарантий безопасности для журналиста Соколова

Главред

Главный редактор "Новой газеты" Дмитрий Муратов выступил в авторской колонке с открытым письмом на имя главы Следственного комитета России Александра Бастрыкина. В нем сообщаются тайные подробности того, чем окончилась "дуэль" силовика с журналистом "Новой" Сергеем Соколовым. Оказывается, последнего против воли вывозили в подмосковный лес, где глава СК "в крайне экспрессивном состоянии грубо угрожал жизни" журналиста. Тот по соображениям безопасности временно покинул Россию.

После подозрительно мягкого приговора Сергею Цеповязу - одному из главных фигурантов нашумевшего дела об убийстве 12 человек в кубанской станице Кущевская - Соколов написал критическую статью с резкими выпадами в адрес властей. Бастрыкина и ряд других высоких лиц автор назвал "обслугой бессчетного количества российских цапков" (Сергей Цапок - главарь кущевской банды и организатор расправы - прим. ред.).

Возмутившись, глава СК потребовал извинений и пригласил автора с собой на совещание в Нальчик. Там Соколов лично принес извинения за "эмоциональный перехлест", как пишет Муратов, но задал ряд вопросов по сути расследования. Однако Бастрыкин публично и жестко отчитал журналиста и извинений не принял, заявив: "Вы себе позволяете такие слова в общероссийской газете и хотите отделаться такими извинениями? В царское время за это на дуэль вызывали".

Об этом написали многие СМИ, но никому не было известно, что после возвращения самолета председателя СК в Москву приглашенного им же Сергея Соколова без объяснений причин усадили в машину охранники и вывезли в лес. Дальнейшее Муратов описывает так: "Там Вы попросили охрану удалиться и остались с Соколовым наедине. Мы не хотим мельчить, Александр Иванович, не хотим участвовать в клановой войне силовиков, и поэтому не цитируем то, что Вы в крайне экспрессивном состоянии высказали Соколову о газете, редакционной политике, как Вы охарактеризовали нашего погибшего обозревателя Политковскую. <…> ...жестокая правда в том, что Вы в запале грубо угрожали жизни моего заместителя. И даже удачно пошутили, заметив, что сами же это дело и будете вести…".

Позже Муратов объяснил Business FM: "Мы принципиально не стали в газете пересказывать в подробностях тот разговор. Это был не разговор, а монолог, в котором содержались угрозы жизни Сергею Соколову, которого почему-то вывезли в лесок представители СК России, что само по себе просто оторопь у меня вызывает. Плохой Голливуд. А вдруг, это эмоциональный срыв. Человек, который много работает, который был на Кавказе, который постоянно встречается с трудностями. Поэтому я написал это письмо, не дождавшись личной встречи с Бастрыкиным".

"Я очень рассчитываю на его ответ. Если это эмоциональный срыв, значит, мы вернем Сергея Соколова на родину, получив гарантии его безопасности. Если же мы не получим ответ или он будет отрицающий то, что была вообще сама эта штука, мы предъявим иные способы доставки справедливости по назначению. Это уже будут обращения в правоохранительные органы, к президенту страны. Мы не хотели категорически участвовать в войне кланов. Но если нас опять оставят без внимания, как и в предыдущую неделю, у нас нет никакого варианта", - заключил главред.

Лениздат.Ру приводит полный текст обращения:

Уважаемый господин председатель!

Обращаюсь к Вам публично с письмом чрезвычайной срочности, поскольку возможность Вашей личной встречи с редакционной коллегией Вами отклонена.

В понедельник 4 июня утром Вы пригласили с собой на борт самолета, вылетающего в Нальчик, моего заместителя, шеф-редактора "Новой газеты", руководителя отдела расследований Сергея Соколова. Цель поездки Вами была сформулирована так: редакция в статье Соколова "10 тысяч с небольшим рублей за одну жизнь — это прейскурант государства" ("Новая газета", № 61 от 4 июня 2012 года) оскорбительно для Вас отреагировала на приговор в отношении одного из фигурантов дела по массовому убийству в станице Кущевской. Господин Цеповяз, отсидев 8 месяцев, получил 150 тысяч рублей штрафа за сокрытие преступления. В своем комментарии Соколов оценил действия силовых структур крайне негативно. Возможно, персонально несправедливо охарактеризовав Вас и ряд других руководителей правоохранительных органов как "опору власти Цапков и их бизнеса" (эпитеты опускаю). Вы потребовали извинения.

На совещании в Нальчике приглашенный Вами в президиум Соколов извинения лично перед Вами за эмоциональный перехлест принес, однако задал ряд вопросов по сути расследования. Его извинения Вы в результате не приняли, грубо потребовав покинуть зал (эпитеты опускаю).

Об этом беспрецедентном в практике правоохранительных органов случае с приглашением журналиста на совещание и публичном выяснении отношений на грани фола сообщили все ведущие, в том числе и правительственные, СМИ в России и за рубежом.

Знаете, Александр Иванович, мне на самом деле такая жесткая (а Вы даже упомянули слово "дуэль") прилюдная стычка кажется, как это ни странно, справедливой. Стороны открыто предъявляют друг другу претензии, не страшась нарушить устоявшийся протокол, дают волю эмоциям, не прячут обиду, требуют ответа за оскорбления. Нас, журналистов, тоже захлестывают чувства, когда мы ежедневно имеем дело с людскими бедами, слезами, беспомощностью перед грубой или равнодушной силой. Такое выяснение отношений бывает — в плюс. И мы от такого выяснения отношений не уходим. Как заметил однажды Кеннеди, лучше встреча в верхах, чем встреча в пропасти.

Увы, на этом история не закончилась. Была вторая, вызывающая оторопь, часть, о которой не сообщили приглашенные в Нальчик СМИ. Но о ней знаете Вы, Александр Иванович.

После приземления Вашего борта поздним вечером Соколов был усажен в машину Вашей охраной и отвезен без объяснения причин в подмосковный лесок. Там Вы попросили охрану удалиться и остались с Соколовым наедине.

Мы не хотим мельчить, Александр Иванович, не хотим участвовать в клановой войне силовиков, и поэтому не цитируем то, что Вы в крайне экспрессивном состоянии высказали Соколову о газете, редакционной политике, как Вы охарактеризовали нашего погибшего обозревателя Политковскую.

Вы, Александр Иванович, признанный ученый, сторонник так называемого "института установления истины". Это когда соблюдается не только формальная, процедурная часть правосудия, но открывается правда, устанавливается истина. И Вы знаете, что на этот раз жестокая правда в том, что Вы в запале грубо угрожали жизни моего заместителя. И даже удачно пошутили, заметив, что сами же это дело и будете вести...

Александр Иванович! Я знаю, что генералы и дети любят пугать. Но мы не дети, и к Вашей деятельности всегда относились с профессиональным уважением. Именно поэтому к Вашим словам я и редакционная коллегия отнеслись со всей серьезностью. Мы работали на многих войнах. Мы хоронили наших коллег. Мы принесли Вам извинения в газете за избыточные эмоции и двусмысленную формулировку.

Но теперь и я от Вас, господин генерал, имею право требовать. Требовать гарантий безопасности для Сергея Соколова и сотрудников редакции. Я надеюсь, мы сможем преодолеть взаимный эмоциональный срыв (если это не было чем-то большим). Также прошу Вас довести до Ваших подчиненных, ставших свидетелями конфликта на совещании в Нальчике, не воспринимать сотрудников "Новой газеты", работающих на Кавказе, как людей, на которых открыт долгожданный сезон охоты.

Ваш ответ мы опубликуем. Кроме того, Александр Иванович, у нас есть и другие незаконченные дела. Например, дело Анны Политковской.