Медиановости

19 февраля 2013 16:36

Петербургский СЖ обсудит "нехорошую волну из Охотного ряда"

Петербургский СЖ обсудит

Штрафы за использование ненормативной лексики в СМИ, запрет на указание национальности, искоренение иностранных слов, а заодно изгнание их носителей из профессии. Не перетрудилась ли Госдума в попытке "зарегулировать" медиаотрасль? О том, что журналисты должны противопоставить "нехорошей волне из Охотного ряда", в "Зеленой лампе" рассуждали руководители СМИ, правозащитники и медиаюристы.

В Государственной думе думают о СМИ. Судя по периодичности, с которой с конвейера сходит очередная законодательная инициатива, думают часто.

2012 год - время триумфального возвращения "клеветы" в Уголовный кодекс. Российские суды уже рассматривают несколько дел в отношении журналистов, однако, к счастью для медийного сообщества, пока ни по одному из них не вынесен приговор. В сентябре 2012 года российские редакции, следуя букве закона "О защите детей от информации, причиняющей вред их здоровью и развитию", поставили на СМИ знак возрастной маркировки.

Законодатель не собирается останавливаться. На подходе еще как минимум четыре инициативы подобного толка. В январе первое чтение прошел законопроект о введении штрафных санкций за использование СМИ нецензурной лексики. К внесению в Госдуму готовится законопроект о запрете СМИ указывать национальность и вероисповедание задержанных, арестованных, осужденных и потерпевших. Инициаторы так называемого закона Познера предложили ввести запрет на работу иностранным гражданам в российских СМИ. Лидер партии ЛДПР Владимир Жириновский заявил, что члены фракции в ближайшее время внесут на рассмотрение законопроект с требованием обязательной замены слов, имеющих иностранное происхождение, на русские аналоги. Стадии рассмотрения у документов разные, мотив законотворчества одинаковый: инициативы готовятся по итогам жалоб граждан.

Когда плоды бурного законотворчества наконец обретают силу закона, впору жаловаться самим СМИ. Между тем каждая новая инициатива вызывает у журналистского цеха все меньше реакции – чем-чем, а абсурдными законопроектами сегодня сложно удивить кого-либо. Руководители профессиональных организаций именуют очередное нововведение абсурдом, после чего законопроект становится законом и причиной очередной головной боли для медиасообщества.

О том, как можно поменять сложившуюся практику, рассуждали на заседании экспертного клуба в пресс-клубе "Зеленая лампа".

Больше всего досталось законопроекту о введении штрафов на использование ненормативной лексики в СМИ. "У нас в стране что, остро стоит вопрос использования ненормативной лексики? - задается вопросом главный редактор газеты "КоммерсантЪ" в Петербурге Андрей Ершов. - В издательском доме "КоммерсантЪ" в некоторых материалах используется ненормативная лексика. Иногда ньюсмейкеры даже требуют этого. Соглашаются дать комментарий при условии, что издание опубликует его именно так, как он был озвучен. Никакой отрицательной реакции у наших читателей это не вызывает", - отмечает Ершов. - И сейчас, когда законопроект о введении штрафов за использование ненормативной лексики проходит второе чтение, интересно, будет ли проект дополнен списком запрещенных слов? Или там опять будут некие расплывчатые формулировки, закон что дышло: его можно будет поворачивать в ту или иную сторону  в зависимости от целей".

"Законодательные новации Государственной думы в ее новом составе, несмотря на их комизм, внушают мне тревогу и опасения, - отмечает главный редактор интернет-газеты "Фонтанка.Ру" Александр Горшков. -  На мой взгляд, они совершенно однозначно направлены на создание угрозы бизнесу, которым я занимаюсь. Давайте будем откровенны: мы все занимаемся не только журналистикой. Мы занимаемся бизнесом. Законодательные инициативы, предлагаемые уважаемым органом, этому бизнесу угрожают. Угрожают не только мне, но десяткам штатных сотрудников, которые работают в СМИ и получают доходы от этого бизнеса, потому что, к частью, мы не зависим от государева кошелька. На посещаемости наших этих ресурсов нововведения не сказались и не могли сказаться, но тенденция настораживает", - отмечает Горшков. "Единственное, что мне внушает определенный оптимизм – тот факт, что представители нашего профильного Министерства связи вроде как люди здоровые. Я считаю, что этой нехорошей волне, которая исходит из Охотного ряда, неплохо бы что-то противопоставить. Противопоставить что-то может журналистское сообщество под эгидой Союза журналистов или иных организаций. Потому что, если не противопоставим мы, нас так и будут капля по капле давить".

Роман Захаров, корреспондент Фонда защиты гласности в Северо-Западном федеральном округе, привел пример целого ряда абсурдных инициатив, которые прямо и косвенно влияют на положение медиаотрасли. "Понятно, что все это не имеет прямого отношения к журналистике, но запретов становится все больше и больше, - отметил тенденцию эксперт. - Все эти инициативы влияют прямо и косвенно на работу СМИ, руководителей медиа и журналистов. Мы, конечно, умеем писать эзоповым языком, но так ли это понятно читателю? И самое главное, зачем это вообще нужно? Ничего, кроме оторопи, подобные нововведения не вызывают. Проблема и в том, что сами ведомства не представляют, как применять существующие законы. Политики высокого уровня могут действительно думать о том, что с помощью законопроектов журналистов прижмут к ногтю. А отвечать и краснеть за это исполнителям".

Предлагаемые законопроекты подготовлены настолько непрофессионально, что не позволяют достичь даже той цели, что преследуют их инициаторы. Пример – так называемый закон Познера - привел представитель Гильдии судебных репортеров в Санкт-Петербурге, главный редактор портала "Судебные решения.РФ" Павел Нетупский. "Если инициатива была поддержана и вступила в силу, закон распространялся бы на кого угодно, но не на телеведущего Владимира Познера", - отметил он. "Запрет предлагалось установить в отношении иностранцев, - поясняет Нетупский. – А иностранцы – это граждане, не имеющие российского гражданства. У Познера три гражданства, в том числе России. Если закон был бы принят, на Познера он бы не распространялся". Законопроект о штрафах грозит быть не менее абсурдным, отмечает эксперт. "Представьте себе, в законе будет написано "запретить нецензурную лексику и одобрение брани", - отмечает он. - Тогда журналист, к примеру, не только не сможет процитировать Фаину Раневскую, но и вообще написать, что она ругалась матом. Ведь это может быть расценено как одобрение".

Марина Шишкина, заместитель председателя постоянной комиссии по образованию, культуре и науке Законодательного собрания Санкт-Петербурга, отметила, что комиссия выступила против законопроекта. "У нас в комиссии представители разных фракций, но мы были единодушны", - отметила она.

"То, то происходит сейчас, я считаю значительно более серьезным процессом, чем может показаться со стороны, – отметила депутат петербургского парламента от фракции "Справедливая Россия". - Идет детерминация самого понятия "журналистика". Законопроекты в сфере медиа, которые выходят из недр Госдумы, в полной мере соответствуют уровню депутатского корпуса, их пониманию жизни, пониманию роли СМИ. Когда я впервые вошла в эту систему, пришла к выводу: они действительно так думают, что СМИ - зависимая, обслуживающая власть институция. Мои робкие замечания, что настоящие СМИ всегда в оппозиции власти, что это гносеологическая особенность журналистики, в ином случае она журналистикой быть перестает, а превращается в пропаганду, не были услышаны. Начинаются вопросы: а вы что, против власти? Нет, мы не против. Мы поддерживаем в тонусе мышцы. Это махровое непонимание функции журналистики".

"Идет сознательная работа по вытравливанию основной родовой функции журналистики из самой журналистики, - отмечает Шишкина. - Мы просто не замечаем, как медиа розовеют. В том смысле, пишут о том, как все у нас хорошо, глянцевеют и бронзовеют, и как им хорошо в этом качестве. Руководители медиа  - постоянные гости в Смольном... Стало нормальным вхождение руководителей СМИ в политическую элиту, причем в элиту исполнительной власти. Это, конечно, мешает журналистике выполнять свою функцию".

"Что делать? – задается вопросом депутат. - Об этом нужно писать и говорить – кто как умеет, в каком угодно тоне. Но главная роль в противодействии давлению на СМИ за профессиональными организациями. Сегодня голос организаций слабый. Он есть, но его практически не слышно. Власть разбивает нас поодиночке... Ситуация с Домом журналиста показывает, что такой механизм решения вопросов действует. Другого пути нет".

Действовать журналистскому сообществу вернее всего под эгидой Союза журналистов, высказали мнение участники встречи. Однако прозвучала и другая мысль: эффективнее всего с законодательными инициативами медиасообщество могло бы справиться, будь в России журналистский профсоюз. Подобная организация смогла бы противопоставить угрозам более радикальные способы борьбы, нежели творческие организации. "Мы не представляем угрозы, не представляем реальной силы, - отметил Роман Захаров. - У власти всегда есть повод сказать, что СЖ  - не единственная журналистская организация в России, хоть и самая авторитетная и массовая с индивидуальным членством. Когда вы начинаете говорить, что ваши права как работника отрасли нарушаются, отношение власти к вам будет совершенно другим. "Я не буду работать, для этого нет условий", - это утверждение базируется на экономической, а не политической подоплеке".

"Я согласен с необходимостью создания профсоюза, - отметил Александр Горшков. - Союз журналистов - большая и неповоротливая организация".  

Точку в обсуждении поставил Андрей Ершов, который подтвердил, что медиасообществу нужен мощный профсоюз по примеру того, что существует в соседней Финляндии. Однако надо понимать, что профсоюз защищает журналистов, а последние выплачивают организации довольно высокие взносы – до 10% заработной платы. Готово ли к этому медиасообщество – большой вопрос, отметил он.

Пока такой готовности в журналистских кругах не замечено, защищать СМИ продолжают профессиональные объединения. В завершение встречи Андрей Ершов сообщил, что на ближайшем заседании секретариата петербургского Союза журналистов будет поднята тема законодательного регулирования отрасли. "К обсуждению вопросов обязательно подключимся. Это я вам обещаю".