Мнения /
Интервью

4 мая 2013 12:02

Корчевников про "Прямой эфир": Планирую на этой работе умереть

Актер и репортер Борис Корчевников с 13 мая этого года будет вести главное ток-шоу канала "Россия 1" "Прямой эфир". Его предшественник Михаил Зеленский вернется в передачу "Вести-Москва". "Известиям" Корчевников рассказал, как чувствует в себя в роли ведущего ток-шоу и какие темы для него табу.

- Чем ваше шоу будет отличаться от шоу Михаила Зеленского?

- Тем же, чем поход в одни гости отличается от других гостей. Вроде бы все то же: и кухня, и разговоры, - а все равно вечер создают хозяева дома. Ток-шоу – это гости, в которые ежевечерне ходит вся страна - там она встречает своих соседей и родных: либо знаменитостей либо людей таких, как они сами. Часть моей работы – сделать так, чтобы в этих гостях всем было уютно и интересно. И чтобы уходили из них хоть сколько-нибудь наполненными.

- Легко ли вы расстаетесь с репортерской работой?

- Я не чувствую, что с ней расстаюсь. Репортер ведь занимается тем же, чем и команда создателей ток-шоу: погружением в жизнь других. Здесь просто немного иной инструмент для этого. Одно дело, когда ты сам погружаешься в эту чужую жизнь, совсем другое – когда эта жизнь приходит к тебе, в твою обстановку, в твою студию… Помочь человеку здесь раскрыться - эта задача намного более сложная, но и увлекательная.

- Будете ли вы участвовать в отборе тем для ток-шоу?

- Уже участвую. Мне кажется, это не тот формат, где ведущий может быть посаженным. Хозяина студии нельзя сыграть. Им можно только быть по-настоящему.

- Как считаете, какие темы сейчас найдут наибольший отклик у зрителей и привлекут к программе большую аудиторию?

- Здесь со времен греческой драмы ничего не меняется: темы – те, в которых зритель обнаруживает самого себя. Это должно быть про нас. Вот и все.

- Есть ли для вас лично темы-табу?

- Нет, но есть табу на некоторые формы - на то, КАК про это говорить. Даже разговор о человеческих трагедиях или потрясших все общество событиях не должен оставлять тревожное чувство "какой кошмар вокруг". Но должен прозвучать внятный ответ на вопрос: почему произошло так, а не иначе, какой внутренний человеческий закон был нарушен? Если этого ответа в выводе программы не звучит – получается обратный эффект: пропаганды как раз того, что плохо. Мне самому интереснее всего разбираться именно в этих законах, по которым все мы живем.

- Что для вас показалось самым сложным в работе ведущего ток-шоу?

- Чувство, что тебе больше не за что спрятаться - это формат, который тебя целиком открывает. А еще "ноль жизней" в запасе: у тебя нет права на ошибку: ты один на один с человеческой трагедией и ты можешь либо пережить эту трагедию с героем либо провалить программу – третьего здесь нет. Если не вышло – то не вышло и у огромной команды, с которой вы вместе – после разработок и тяжеленных уговоров героев - донесли эту программу до студии. В твоих руках - результат общего колоссального труда и ты должен получить его всего за сорок минут "Прямого эфира".

- Сколько вы планируете проработать ведущим "Прямого эфира"?

- Пока планирую на этой работе умереть. Судя по тому, что после записи первых нескольких программ – уже едва живой, мои шансы очень высоки.