Медиановости /
Власть, ТВ

27 мая 2013 12:23

Соловьев о "Прямой линии" Путина: Народу нравится

Соловьев о

Россияне теряют интерес к "Прямой линии" Владимира Путина. Об этом свидетельствуют данные последнего опроса ВЦИОМ. Если в 2005 году за "разговором" с президентом следили 66% россиян, то в 2013-м – уже 51%. При этом все меньше россиян считают выступление президента интересным (18% против 28% восемь лет назад) и все больше называют программу сильно затянутой, скучной и вызывающей одно только раздражение (25% против 15% в 2005 году). Как признаются 35% опрошенных, все же посмотревших прямой эфир с президентом, они скорее не удовлетворены тем, как Путин отвечал на вопросы россиян, в то время как 8 лет назад недовольных его ответами было всего 21%.

Известные телеведущие рассуждают, что не так с теряющей популярность программой.

Владимир Соловьев

Уровень моего доверия к этим опросам близок к нулю. Если смотреть телевизионные рейтинги, то они очень высокие. Так как все равно пока персоны интереснее, чем Путин, в российской политике нет. А что до заявления о том, что половина россиян смотрит или не смотрит эту программу, то в 12 дня большинство россиян работают и физически не могут смотреть эту программу. Тем более что Путин не боится никаких вопросов, и я сомневаюсь, что они были заранее заготовлены. И как бы кому Путин нравился или не нравился, не надо сильно недооценивать соперника. Нужно понимать, что в нашей стране вообще немного людей, которые в принципе могут 4,5 часа отвечать на эти вопросы чисто физически. Но ведь народ же продолжает это смотреть, значит, народу это нравится.

Эта программа, кроме того, вообще не имеет никакого отношения к телевидению. Это форма общения президента с народом. Поэтому придумывать здесь разные финтифлюшки бессмысленно. А с технологической точки зрения программа была сделана идеально. Все необходимые форматы были соблюдены: в эфир выведены разнообразные формы вопросов: и телефонных, и от живых людей, и присланных через интернет. Также была беседа с Кудриным, что было относительно новым форматом.

Вопрос скорее не в телевизионном формате, а в том, что такое "Прямая линия" президента с народом. Ведь это же факт, что столько вопросов было послано президенту. От этого же никуда не деться. И это говорит гораздо больше о народе, чем о президенте. У нас такой народ. Нашему народу всегда нужен царь, и они считают, что именно царь способен решить все их проблемы. И в этом трагедия современной российской демократии. Нашему народу хочется звонить президенту и просить то о детской площадке, то обращаться с вопросом "доколе". Даже демократы спрашивают его о судебных процессах и о том, почему он не снимет трубку и не позвонит судье. Представить себе такой вопрос, заданный Бараку Обаме, было бы невозможно. А у нас в стране – это совершенно нормально. Вот такой у нас народ.

Фекла Толстая

У этой "Прямой линии" всегда были запредельные рейтинги. Дело в том, что до этого ни один руководитель нашей страны не работал в прямом эфире и не вел живого диалога с населением. И действительно, Путин делает это блестяще не только по сравнению с Ельциным или Брежневым, но и по сравнению с зарубежными политиками, которых годами учат тому, как вести диалог с аудиторией. И хотя я не большой поклонник Путина, надо отдать ему должное, он блестяще владеет аудиторией. И когда Путин провел такой многочасовой прямой эфир в первый раз, вся страна не могла оторваться от телевизора. Теперь, спустя почти десять лет, все привыкли к этим прямоэфирным марафонам. Наступила стабильность и в этом, а стабильные передачи всегда потихоньку теряют рейтинг.

И если вы спросите россиян, что нового было сказано во время "Прямой линии", то, скорее всего, услышите, что ничего, никаких сенсаций не произошло. Но обращение с вопросом к президенту стало одним из путей для решения проблем. Звонок – и вот уже построена детская площадка. И вопрос о новом старом Музее западного искусства обсуждается всеми. Неужели у Ирины Александровны Антоновой нет возможности лично обратиться к президенту? Конечно, есть. Но если она задаст свой вопрос на глазах у всей страны, о нем уже не смогут забыть.

А то, что рейтинги прямой линии с Владимиром Путиным потихоньку падают, так это вопрос не телевизионных технологий, а политики. И внимание к хорошо известному президенту угасает, несмотря на то, что каждый раз программа становится все длиннее и длиннее, а сам Владимир Путин каждый раз словно идет на рекорд, выступая все дольше и дольше.

Андрей Максимов

Я могу вам честно ответить? Я думаю, проблема состоит в том, что вместо того, чтобы обсуждать важные сущностные проблемы, мы обсуждаем, сколько народу смотрит "Прямую линию" Путина. Это, как и сама "Прямая линия", имеет к жизни опосредованное отношение. И то, сколько народу ее смотрит, не говорит ни об уважении, ни о неуважении к Путину. Просто глава государства говорит с народом, и какая-то часть народа это смотрит, а какая-то нет. И цифры опроса могут свидетельствовать как о том, что люди устали от этого формата, так и о том, что они просто живут спокойной жизнью и им не очень важно, что скажет президент. Когда в стране революционная ситуация, все слушают, что скажет руководитель. А когда не революционная ситуация, то наоборот, так как от этого ничего не меняется. Также можно говорить, что Путин надоел людям и что люди привыкли к нему настолько, что даже перестали смотреть передачу. Однако формат 4,5-часового эфира с президентом существуют, его смотрят люди.