Мнения /
Интервью

2 сентября 2013 21:15

Варвара Шведова: "Мы не собираемся уходить в интернет"

Варвара Шведова:

Журнал SCOPE Magazine – молодое петербургское издание о людях, моде, искусстве, путешествиях и экстриме.  В интервью Лениздат.Ру главный редактор Варвара Шведова  рассказала о специфике удаленной редакторской работы и о том, почему издание не собирается уходить в интернет.

"Нам интересны истории, которые действительно чего-то стоят"    

– Выбирая контент, мы ориентируемся на собственный вкус. Мы не будем публиковать то, что нам не нравится, как бы это не было модно и актуально. Именно поэтому у нас часто случаются споры, ссоры: один говорит, что это круто, другой – что не круто, приходится сражаться или идти на уступки. Без этого никак, если ты требователен к своей работе. Прежде всего это касается печатной версии журнала. К сайту мы относимся спокойнее.

Журнал разделен на рубрики. Касаемо спорта, к примеру, мы в основном прокачиваем экстрим. Наши герои переплывают Берингов пролив на кайтах, карабкаются на всевозможные вершины – от Эйфелевой башни до пирамиды Хеопса. Нам интересны истории, которые действительно чего-то стоят.

В следующем номере мы расскажем о тех, кто рискнул и сделал шаг, изменивший всю жизнь. Вот, к примеру, один парень снял короткометражку, отправил ее на конкурс и выиграл! В итоге, улетел в Голливуд снимать фильм. Авторами многих текстов являются наши герои. На мой взгляд, у каждого человека существуют, скажем так, индивидуальные обороты речи и никто не расскажет о тебе лучше, чем ты сам.

В этом случае нам остается только слегка откорректировать уже готовый материал. Конечно, если человек не в состоянии написать текст, мы отправляем к нему журналиста. Мне кажется интервью в формате "вопрос-ответ" в письменном виде выглядит неинтересно, поэтому вопросы мы опускаем и оставляем рассказ от первого лица.

Мы совершенно не касаемся острых политических тем. Безусловно, у меня есть абсолютно четкая позиция по отношению к тому, что сейчас творится в стране. Но я не собираюсь использовать журнал как площадку, чтобы высказаться.  Мы – журнал о другом.

  • Фоторепортаж: «Журнал SCOPE Magazine: фотоколлаж»
  • Фоторепортаж: «Журнал SCOPE Magazine: фотоколлаж»
  • Фоторепортаж: «Журнал SCOPE Magazine: фотоколлаж»
  • Фоторепортаж: «Журнал SCOPE Magazine: фотоколлаж»
  • Фоторепортаж: «Журнал SCOPE Magazine: фотоколлаж»
  • Фоторепортаж: «Журнал SCOPE Magazine: фотоколлаж»
  • Фоторепортаж: «Журнал SCOPE Magazine: фотоколлаж»
  • Фоторепортаж: «Журнал SCOPE Magazine: фотоколлаж»
  • Фоторепортаж: «Журнал SCOPE Magazine: фотоколлаж»
  • Фоторепортаж: «Журнал SCOPE Magazine: фотоколлаж»
  • Фоторепортаж: «Журнал SCOPE Magazine: фотоколлаж»

"Я понимаю, что печатные издания – это уже фетиш"

– SCOPE MAGAZINE существует в двух форматах – в печатном плюс интернет-версия. Все силы на сегодняшний день уходят на первый вариант, он для нас – основной. Мы не собираемся полностью уходить в интернет, хоть я и понимаю, что, учитывая современные реалии, это самое правильное. Делать печатное издание сегодня очень сложно. Но мы – романтики! Хотим именно такой журнал, который можно было взять в руки – это же такой кайф!

Изначально мы хотели, чтобы наш журнал был совсем маленький – буквально с CD-диск. Нам казалось, что это очень круто. Потом какое-то время SCOPE был примерно как школьная тетрадь, но мы быстро поняли, что бесплатно распространяемое издание такого формата выглядит несерьезно, и увеличили его до полноценного журнального размера. Могу сказать, что в поисках идеала мы накосячили много раз.

Я понимаю, что печатные издания – это уже фетиш. И то, что мы делаем, тоже фетиш. Люди перестали покупать журналы. А зачем? Зачем мне идти и что-то покупать, если я могу сию минуту все узнать из интернета. Никто уже не печатается большими тиражами, даже если издание заявляет, к примеру, сто тысяч экземпляров, на деле – это тридцать, и те раскупаются со скрипом.

Интернет – это совершенно иная среда, безусловно. Мы же делаем как: печатаем номер, ждем где-то с неделю, пока он расходится в городе, а потом выкладываем в сеть в полном объеме. Сейчас большинство изданий, скажем так, "на моменте". Вот вышел закон, вот давайте его тут же обсудим. Мы – это, скорее, истории, которые не имеют срока давности, которые не могут потерять актуальность. Единственное, где мы "на моменте" – это анонсы вечеринок, праздников, фестивалей и так далее. 

Хотя одно время мы тоже хотели быть такими, актуальными. Проблема в том, что в Петербурге, объективно говоря, ничего не происходит. У меня появилась идея каждую пятницу делать материалы о том, как люди могут провести выходные, нежели пойти в бар и выпить. "Столько же всего происходит!" – думала я. И что вы думаете? Я просмотрела вообще все порталы, которые могут анонсировать предстоящие мероприятия, и, в итоге, нашла только автобусные экскурсии, выставку песчаных скульптур и какой-то праздник цветов где-то в области, с импровизированной сценой и убогими костюмчиками. Если не брать во внимание развлечения, которые есть всегда (вроде кино или театра), то, как видите, ситуация довольно плачевная.  

"Хипстер – это человек, который…"

– Я не согласна с тем, что наш журнал рассчитан исключительно на молодую аудиторию. Думаю, возраст наших читателей находится в диапазоне от восемнадцати до тридцати пяти – сорока лет. Всем же интересно читать, к примеру, о путешествиях, вне зависимости от того, сколько тебе лет. Причем о путешествиях мы рассказываем не просто в формате "я поехал в Рим, так-то поел, там-то погулял, там-то что-то купил". К примеру, в одном из прошлых номеров мы рассказывали о девушке, которая была в экспедиции на Новой Гвинее. Представьте целое безумное приключение длиною в месяц, в ужаснейших условиях, люди сдавались, просились домой. Или другая девушка: на яхте со своим отцом посетила все страны Карибского бассейна, какие только возможно было. В следующем номере у нас будет интервью с человеком, который занимается финансированием городских СМИ. А это уже другой, местами остро политичный разговор, и совсем не про кеды и платья.

Я не отрицаю, что наше издание может ассоциироваться с хипстерами как с основной аудиторией.  Хотя ответить на вопрос, кто такие хипстеры, в формате "хипстер – это человек, который…", я, например, не могу. Сейчас же все, по сути, одинаковые. Слушают одну и ту же музыку, читают одни и те же книги, выбирают одни и те же марки, тусуются в одних и тех же местах. Да и контент у нас разноплановый, его нельзя вогнать в узкие рамки интересов одной субкультуры. В одном из прошлых номеров мы рассказывали о мастерах современного танца со всего мира, которые приезжали в Петербург и выступали на разных площадках по городу. Мы брали интервью у организаторов. Этот материал, на мой взгляд, больше тяготит к классике, совершенно не хипстерская история в общепринятом представлении.

"Мы долго искали себе новое пристанище и, наконец, нашли редакцию мечты"

– Над журналом работают в общей сложности восемнадцать человек. Не знаю, может быть, и есть какой-то смысл набирать большой штат сотрудников, но нам вполне комфортно в таком составе. Бывают моменты, когда нам не хватает журналистов. В этой ситуации на помощь приходят соцсети: я просто кидаю клич, и обязательно отзываются люди, готовые помочь, причем совершенно бесплатно.
Раньше у нас была редакция на Черной речке. По сути, это был просто офис, в котором мы могли собраться при необходимости, к тому же туда было неудобно добираться. Мы долго искали себе новое пристанище и вот наконец-то переехали – теперь располагаемся в "Тайге". "Тайга" – это, скажем так, арт-пространство, особняк на набережной между Марсовым полем и Дворцовой площадью. В нем много всего "квартируется": хостел, салон, магазинчики, теперь вот мы еще. У нас отдельный вход, три замечательных помещения, и я могу сказать, что это редакция мечты. Мы планируем всячески пиарить это место, сделаем там собственную студию, в которой теперь будем снимать и фото, и видео.

"Многие журналы сейчас начнут закрываться"

– Нам сильно мешает закон о запрете рекламы алкоголя и сигарет на страницах печатных изданий. Именно поэтому многие журналы сейчас начнут закрываться.

"Я была в тусовке. Именно поэтому позже я смогла создать журнал"

– Три года назад я познакомилась с Сережей Мухановым в баре у нашей общей подруги. Это сегодня он наш генеральный директор, а тогда было просто очень веселое общение, я и подумать не могла, что мы будем работать вместе. Но где-то спустя год после знакомства он со мной связался, сказал, что хочет делать журнал. И я согласилась.

Невозможно просто прийти и создать журнал с нуля. Ты никого не знаешь, тебя никто не знает. Я раньше много тусовалась, обрастала знакомствами и связями. Многие их тех, с кем я училась на факультете журналистики, сейчас занимаются чем-то интересным – это раз. Вечеринки, мероприятия – это два. Люди, о которых мы рассказываем на страницах SCOPE – это мои знакомые, знакомые моих знакомых и тех, с кем я сейчас работаю. Мы совершенно не волновались по поводу мест распространения. Сразу стало понятно, что мы знаем людей, которые держат свои магазины, бары, шоу-румы, и которые естественно нам сказали: "Да, только привезите и положите". На сегодняшний день у нас более пятидесяти точек, а нам звонят и предлагают еще площадки, иногда для всех просто не хватает тиража.  

"Достали уже все со своими вечеринками"

– Несколько недель назад мы организовали чемпионат по настольному теннису в "Гребном клубе". Это заведение наших друзей, партнеров на Крестовском острове. Мне было важно проверить, соберем ли мы народ. Поедут ли люди в воскресенье – мертвый, по сути, день, куда-то во что-то играть. И, знаете, нам это удалось. Была прекрасная погода, отличная музыка, мы привезли столы, позвали ведущих, разыгрывали хорошие призы. Но самое главное, мы посмотрели на людей, которые нас читают. Было приятно, что многие подходили ко мне познакомиться и сказать добрые слова. Думаю, что теперь мы будем проводить подобные мероприятия чаще. Раньше мы устраивали много вечеринок по городу, прошлым летом особенно. Но, честно говоря, достали уже эти вечеринки. По ходу работы просматриваю, кто что устраивает, но все как-то мимо глаз проходит. Пинг-понг, в общем, интереснее.

"Я – тот человек, который объединяет команду"

– Я переехала в Москву, потому что у моего мужа здесь бизнес. Жить по разным городам – не для меня. Встает вопрос – зачем тогда вообще быть вместе, надо разводиться, а разводиться не хочется. И теперь руковожу процессом отсюда. Это очень сложно. В основном через интернет, по Skype, по телефону. Но сейчас мы поняли, что мое присутствие необходимо, и мне нужно приезжать довольно часто. Я тот человек, который объединяет команду. Если меня нет, они, конечно, по-прежнему хорошо работают, но не так слаженно. Я могу просто сидеть и ничего не говорить, но, когда они чувствуют мое присутствие, появляется некий антураж – "огонек", скажем так. Хотя, честно говоря, поначалу я думала, что и так буду чаще приезжать. Но Москва меня так "обняла", что я не чувствовала особой тяги. Сейчас я живу на два города, и могу сказать, что это здорово. Когда я еду в "Сапсане" в Петербург, я счастлива. Думаю о том, что увижу родителей, друзей, пройдусь по Невскому пешком, и так далее. Когда еду обратно, у меня ровно такие же ощущения: я еду домой, у меня там то, сё. Иногда появляется желание сменить обстановку, и это круто, что у меня есть такая возможность.

"Люди в Москве более избалованные"

– Да, мы планируем распространять журнал не только в Петербурге, но и в Москве. Для этого мне нужно еще немного времени, чтобы до конца понять, что к чему, продумать конкретные моменты – где мы будем распространяться, к примеру. Следующий номер мы уже хотим напечатать большим тиражом, привести в Москву и посмотреть, какая будет реакция. 
Люди в Москве более избалованные. Более критичные, более избирательные. Каждый будет читать и смотреть, что не так. Надеюсь, что я ошибаюсь, но скорее всего реакция будет именно такая.

"Моя парикмахерская похожа на журнал"

– У меня есть своя парикмахерская в Петербурге, напротив БКЗ. Казалось бы, сфера такая – салон красоты… Фу. Поэтому ее необходимо было сделать необычной. И она получилась как… как журнал! Там работают в основном парни, и все они великолепные мастера. Мне с мужчинами по жизни всегда было проще дружить, общаться. Это отразилось и на работе в том числе. Сейчас, когда я в Москве, там всем заправляет моя мама. Мама по специальности педагог по работе с трудными подростками, и, судя по всему, в парикмахерской она всех построила, как в пионерлагере.  
Раньше я была менеджером певицы Жени Любич, организовывала ее первые концерты в Петербурге. Мы с ней проработали пару лет, а потом наши пути абсолютно мирно разошлись. Сейчас у меня новый музыкальный проект – Миша Лузин. Мне интересна и эта сфера в том числе.

"От любого дела можно получать кайф, если ты его действительно любишь"

– Когда оканчивала университет, я вообще не знала, чем буду заниматься дальше. Я поработала PR-менеджером в одной из кинокомпаний, пошла получать второе высшее, которое, конечно же, забросила, потому что занялась этим только из-за того, что попросту не знала, куда себя деть. Я выбрала журналистику, так как понимала, что она даст мне свободу. Понимала, что не смогу каждый день ходить на работу, каждый день с утра до вечера там сидеть. Сейчас я чувствую себя на своем месте. Чувствую, что занимаюсь тем, чем бы я и хотела заниматься.
Раньше я не понимала людей, которые любят точные науки и работают, к примеру, бухгалтерами. Сидеть целый день, что-то считать, что-то сводить, что-то не сходится. Но на самом деле от любого дела можно получать удовольствие, если ты его действительно любишь. Даже математику! Мне вот нравится править тексты. Я могу подолгу и помногу что-то исправлять, что-то переносить, и когда вижу хороший, готовый текст, испытываю настоящий кайф.

Анна Дыранова