Медиановости /
Интернет, Петербург

4 октября 2013 12:04

Экстремизм в сети не выходит за границы Интернета

Экстремизм в сети не выходит за границы ИнтернетаФото: tribunaomsk.ru

Радикальные высказывания и конфликты на межрелигиозной почве во всемирной паутине не влияют на рост экстремизма в реальной жизни. Первые блокируются модераторами сайтов, вторые – не выходят за рамки сетевого общения. Такой вывод сделали эксперты по итогам круглого стола «Исламизм в сети: русский вариант», который состоялся 3 октября в петербургском пресс-клубе «Зеленая лампа».

«Тот, кто сидит и смотрит картинки в Интернете, в город уже не выйдет», – высказал мнение доцент кафедры религиоведения РГПУ им. А.И. Герцена, президент Центра религиоведческих исследований «Этна» Алексей Гайдуков. Эксперт уверен, что среди людей, активно присутствующих в пабликах «повышенной конфликтогенности» в социальных сетях, много тех, кого сложно назвать адекватными. Однако Гайдуков отметил, что основной целью резких высказываний является желание пользователей «поругаться и поговорить о политике и социуме».

Гайдукова поддержала и менеджер-конфликтолог в социальных сетях Эмма Смородина: «В сети все конфликты возникают ради конфликтов, поэтому любой спор в сети можно назвать «холиваром». Другими словами, участники не имеющих однозначного решения споров в сети, не преследуют целей раскрыть истину, а свое личное мнение выдают за универсальное, считая абсурдными любые возражения.

По мнению конфликтолога, подобному явлению способствует всеобщее заблуждение о безнаказанности и анонимности в соцсетях. Большинство пабликов или пользователей, которые могут провоцировать интернет-сообщество на конфликты, блокируются по жалобам пользователей и остаются незамеченными для широкой интернет-аудитории, отметила она. «Очень сильно помогают обращения пользователей, потому что у самих модераторов многомиллионных социальных сетей на мониторинг всего контента просто не остается ресурсов», – привела пример Эмма Смородина.

В то же время, как отметил ассистент кафедры проблем междисциплинарного синтеза в области социальных и гуманитарных наук факультета свободных искусств и наук СПбГУ Дмитрий Павлов, иногда решение о том, носит ли контент экстремистский характер, принимают эксперты, чьи оценки не всегда объективны. Эксперт привел пример запрета на распространение одного из переводов Корана, где проявлений экстремизма, по его мнению, нет: «Когда наступает некая истерия, и начинают запрещать все подряд, появляется опасность появления действительно агрессивных настроений».

Несмотря на то, что большая часть интернет-контента, содержащего сцены насилия или призывы к разжиганию национальной и религиозной розни блокируется в сети, отдельные случаи успевают стать для общества резонансными. Последний пример – деятельность блогера Максима Байдака, выступающего под ником malikit. 29 мая он разместил в своем ЖЖ текст «Ислам и Приморские партизаны», где сравнил методы действия исламистов-радикалов и «партизан», явно сочувствуя последним. Позже Байдак, подписавшийся под статей как Салман Север, был осужден по ст. 205.2 УК («Публичное оправдание терроризма») и объявлен в федеральный розыск.

По мнению Дмитрия Павлова, имеющего опыт лингвистических экспертиз, экстремистским, в том смысле, в каком это понимает закон, текст Байдака назвать нельзя: «При сравнении «партизан» и методов ислама, Салман Север делает очевидные натяжки, однако, хоть он и выражает явное сочувствие к этим людям, прямые призывы к совершению насилия отсутствуют». Павлов добавил, что Байдак – не самое страшное проявление радикально настроенных граждан, в сети выкладывают куда более страшное и кровавое видео.

В то же время, группировки, которые пользуются славой «экстремистских организаций», если и используют интернет и, в частности, социальные сети, то лишь как средство связи, сводя к минимуму общение: «Для таких целей соцсети, очевидно, слишком открытая площадка», – пояснила Эмма Смородина.

Ирина Журавлева

0 Последние комментарии / остальные комментарии

К этому материалу еще нет комментариев