Медиановости /
Несвобода слова

18 октября 2013 14:33

Дело журналистки из Клина: 1,5 года за упоминание коррупционеров в Сети

Дело журналистки из Клина: 1,5 года за упоминание коррупционеров в Сети
 
"Новая газета" разбирается, почему одно упоминание о судьбе коррупционеров из Поднебесной привело к уголовному делу против журналистки из Клина. 
 
Социальная группа — "руководящий состав"
 
Елена Полякова живет в Клину, ей 41 год и у нее пятеро детей — от пяти до 18 лет. Елена — журналист, специализируется в вопросах дошкольного и школьного образования. 15 апреля ее будут судить по части 2 ст.119 УК РФ — за угрозу убийством, совершенную "по мотивам ненависти или вражды в отношении социальной группы, относящейся к руководящему составу Клинского муниципального района Московской области".
 
Следствие утверждает, что именно Полякова написала на интернет-форуме фразу следующего содержания: "Да ей уже по сталинским или китайским законам пулю в затылок пора".
 
Эта запись была сделана 8 июля 2011 года на форуме сайта Московского областного общественного движения "Согласие и Правда Подмосковья", обсуждавшем статью "Большая перемена" — о плачевном состоянии системы образования. Фраза, идентифицируемая следствием как угроза убийством, имеет конкретного адресата — Алену Сокольскую, начальницу управления образования Клинского района. К этой женщине у Поляковой, так же как и у многих жителей Клина, действительно накопилось немало претензий.
 
Полякова перечисляет: "В Доме детского творчества почти все кружки стали платными, от 250 до 600 рублей. Большая часть занятий в детско-юношеской спортшколе также за деньги. Студия юных журналистов "Юнпресс" не работает — передали в ведение управления образования, и сотрудников студии тут же выставили за дверь. Студия эстрадного вокала "Апрель" не работает — выгнали из здания, где репетиционный зал, световое и звуковое оборудование". По мнению Поляковой, множество решений в сфере образования принимается каждый раз или некомпетентное, или в чьих-то интересах.
 
Полякова рассказывает, что журналистам попасть в школу или детский садик без личного разрешения Сокольской практически невозможно; что учительский корпус то и дело сотрясают скандалы, вызванные волюнтаризмом Сокольской. Хотя вступать в открытый конфликт с начальницей клинского образования желающих было немного. Все в городе прекрасно знали: за Сокольской — мощный семейно-административный ресурс. Муж Сокольской — бывший клинский прокурор, а ныне ни много ни мало — первый заместитель прокурора Москвы Александр Козлов.
 
Прокурорская "крыша"
 
Читаю "обвинительное заключение" по делу об "угрозе убийством" и поражаюсь, как старательно следствие обошло информационный фон предшествований и публикации "Большой перемены", и обсуждения этой статьи на форуме. Ведь дискуссия разворачивалась не только вокруг вопросов образования, но и  роли прокурорской "крыши", причем в широком понимании этого термина. Напомню, что лето 2011 года — пик игорного скандала, замешанного на прокурорском крышевании подпольных казино.
 
В "игорном деле" засветился и Александр Козлов: арестованный начальник отдела Мособлпрокуратуры Дмитрий Урумов в своих показаниях сообщил, что информацию о "внезапных проверках" ресторанов, в которых работали подпольные казино, он получал именно от Козлова. И именно за эту информацию, за возможность временно свернуть "работу" организаторы криминального бизнеса платили "абонентскую плату".
 
Все окружение Козлова зашаталось: кто-то сел на нары (одинцовский прокурор Нищеменко, серпуховский Базылян), кто-то подался в бега (зампрокурора Московской области Игнатенко и непосредственно клинский прокурор Каплун).
 
Естественно, весь Клин загудел. А 1 июля 2011 года в СМИ просочилась информация, что и Козлов вызван на допрос в СКР. Правда, как это часто бывает, начали доставать скелеты из старых шкафов. Козлову припомнили историю "исчезновения" в подмосковном поселке Зеленоградский Пушкинского района нескольких гектаров земли, закрепленных еще в 1936 году за детским домом для сирот-инвалидов. Схема махинации, как следует из публикаций в "Известиях" и других СМИ, была предельно проста: в 1999 году администрацией поселка было издано постановление № 272 "о закреплении за детским домом земельного участка". И в новом постановлении площадь участка уменьшилась с 10 до 6,4 гектара.
 
На землях, отобранных у больных детей, начали возводить коттеджи. В 2006-м местный житель Сергей Попов обратился в райпрокуратуру с заявлением. Но в возбуждении уголовного дела ему было отказано. А подписал отказное постановление Александр Козлов, в то время прокурор Пушкинского района.
 
Через пять лет выяснилось, что Козлов и сам еще в мае 2005 года, заплатив около 100 тысяч рублей, стал собственником 18 соток "сиротских" земель. А в начале 2006-го он перепродал участок уже не по "бюджетной" цене, а по вполне рыночной.
 
Об этом и гудел город, благо поводы следовали один за другим. В том же июле 2011 года, как писали опять же в "Известиях", Козлову пришлось объясняться и по поводу "присвоения служебной квартиры, которую он получил в 2005 году". По версии СКР, прокурор незаконно приватизировал квартиру и оформил ее на своих детей.
 
Канарский след
 
Незадолго до публикации "Большой перемены" дети чиновницы Сокольской и прокурора Козлова опрометчиво выложили в социальных сетях фотографии с виллы на испанском острове Тенерифе (группа островов Канарского архипелага). И хотя фотографии были стремительно удалены, Клин получил еще один импульс к обсуждению семейных ценностей четы Козлова и Сокольской. Кроме того, факт появления фотографий подсказал направление поиска. Проверяя информацию, я отправил запрос в муниципалитет Санта-Круз (административный центр провинции Тенерифе). И получил ответ, что некая SOKOLSKAYA ALENA (фамилия и имя полностью совпадают с фамилией и именем главы управления образования Клинского района) — единственный учредитель компании EL CAMINO DEL BIEN SL.
 
Факт владения недвижимостью — даже в Испании — не является противозаконным. А вот заниматься предпринимательской деятельностью российское законодательство чиновникам прямо запрещает. И муж, и жена — в нашем случае оба — являются государственными служащими. Является ли открытие фирмы предпринимательством, решать не мне, а компетентным органам.
 
О богатых семейных ценностях (в прямом смысле этих слов) Козлова и Сокольской было известно многим жителям Клина. Поэтому запись: "Да ей уже по сталинским или китайским законам пулю в затылок пора", мог сделать кто угодно. А то, что сказано в этой фразе о Сталине и китайцах, так это же правда!
 
Я неоднократно пытался связаться с Аленой Сокольской, чтобы выслушать ее версию событий, произошедших в 2011 году. Но договориться о встрече так и не удалось. В приемной начальника управления образования Клинского района хоть и записали номер моего мобильного телефона, пообещав "передать Алене Дмитриевне мою просьбу", но звонка от Сокольской я так и не дождался. Не доступен для комментариев и Александр Козлов.
 
Уголовное дело
 
Интересно, что "угрозы", как трактует фразу на форуме следствие, возникли якобы в июле, а заявление о них появилось лишь в ноябре 2011 года. Что мешало возбудить дело в отношении анонимного блогера раньше? Наверняка куда более серьезные угрозы, преследовавшие прокурора Козлова. Те самые — из "игорного дела". Делаем вывод, что уже к ноябрю 2011 года основные угрозы миновали. Но дело поначалу шло ни шатко ни валко. И только осенью 2012 года дело пошло активно. Рискну объяснить это "полноценной реабилитацией" Козлова, что, к слову, и подтверждается его назначением (7 августа 2012 года) первым заместителем прокурора Москвы.
 
Еще одно предположение: уголовное преследование Елены Поляковой — это в какой то мере месть за пережитый страх и предупреждение другим, куда более серьезным недругам семьи, которые, безусловно, и у Козлова, и у Сокольской есть. Не столь важно притянуть маленького человека, обычного провинциального журналиста, к ответственности за надуманные угрозы, сколько дать понять всем остальным, что статус-кво элиты остается неизменным.
 
Кто же заступится за "маленького человека"?
 
егодня за Елену Полякову заступился Союз журналистов России. Председатель СЖ России Всеволод Богданов заявил "Новой газете":
 
— Разумеется, Союз журналистов России не приветствует любую брань и склоки в интернете. Но комментарий Елены Поляковой (если будет доказано, что именно она его написала) был сделан в ходе обсуждения статьи "Большая перемена", и его нельзя рассматривать в отрыве от этой публикации. В публикации были приведены конкретные факты, а ее суждение было оценочным. Союз журналистов считает недопустимым уголовное преследование журналистки Поляковой в такой ситуации. По мнению Союза журналистов, который уже обратился за проведением независимой лингвистической экспертизы, комментарий Поляковой не образует никакого состава преступления. По итогам экспертизы Союз журналистов подготовит соответствующие обращения к Уполномоченному по правам человека в РФ и председателю Совета при президенте по развитию гражданского общества и правам человека.
 
P.S. Уголовное дело № 87452 передано в Клинский горсуд. По части 2-й статьи 119 УК РФ Елене Поляковой грозит до 5 лет лишения свободы. Пятеро детей Елены — 18-летний Игорь, 17-летний Иван, 14-летняя Ольга, 8-летняя Юлия и 5-летний Александр — на пять лет могут остаться без мамы.