Мнения /
Интервью

10 февраля 2014 14:30

Алла Намсараева: Агония еще продолжается, а некоторые уже перехватывают пресс-конференции

Алла Намсараева: Агония еще продолжается, а некоторые уже перехватывают пресс-конференции

Олимпийский фотобанк РИА "Новости" обновляется каждые полторы минуты. Между тем, самому агентству осталось жить менее двух месяцев. Руководитель пресс-центра регионального медиацентра РИА "Новости" в Санкт-Петербурге Алла Намсараева рассказала о самых ярких из тех 1600 пресс-конференций, которые она  провела за свою профессиональную карьеру.

- Вы пришли на должность руководителя пресс-центра РИА "Новостей" в Санкт-Петербурге 1 октября. Изменилась ли как-то площадка за это время?

 - Нет, не изменилась. Изменилась организация. 9 декабря 2013 года вышел указ президента о ликвидации РИА "Новости". Но поскольку у РИА "Новости" перед международным Олимпийским комитетом были определенные обязательства, до конца Олимпиады и Параолимпиады – то есть до конца марта – деятельность РИА "Новости" будет продолжаться. И все обязательства, как РИА "Новости", мы будем выполнять. Соответственно, те, кто нас заранее похоронил, должны как-то это дело исправить. И нас снова "возродить" в своих рассылках, в своих приглашениях и так далее.

 - А что, есть некий эффект "похорон"? Кто вас забыл?

 - Да, конечно. Только это называется не "забыл", а "вычеркнул из списков". Есть некоторые пресс-службы, которые тут же перестали приглашать. Существует так называемая "большая тройка" информагентств, куда входят ИТАР-ТАСС, РИА "Новости" и "Интерфакс". Обычно на различные мероприятия приглашали всегда руководителей или представителей от этой "большой тройки". Здесь мы стали сталкиваться с тем, что РИА "Новости" перестали приглашать на подобные мероприятия. Более того, если ньюсмейкеры могут и не быть осведомлены об этом, то различные пресс-службы, особенно это касается государственных организаций, они прекрасненько знают об указе от 9 декабря и обязательно спрашивают: "А что, вы еще живы?". Ну, вообще – да, мы живы.

 - Некоторые журналисты вообще радуются расформированию РИА "Новостей".

 - Да, мне очень неприятно было читать, когда руководитель федерального ИТАР-ТАСС Сергей Михайлов сказал: "Да-да, это очень правильно, что РИА "Новости" ликвидировали, мы остались одни таким внутренним государственным информагентством, а они пусть будут тем, чем было раньше АПН (Агентство печати "Новости"  – с 1961 по 1990 год)".

 - Я слышала, что эту радость связывают с устранением более сильного с профессиональной точки зрения соперника.

 - Когда тебе плюют в спину – значит, ты впереди, безусловно. При этом я долго во всем этом работаю и знаю многих людей из петербургской журналистики. Я очень хорошо знаю Александра Потехина, который сейчас руководит петербургским отделением ИТАР-ТАСС. Знаю Лену Гусаренко, мы с ней почти в одно время учились, мы с ней в хороших отношениях. Знаю Людмилу Дмитриевну Фомичеву. Петра Годлевского, весь АЖУР. Когда выходили книги Андрея Константинова, я вела презентации. Личные отношения со многими журналистами, уже теперь с руководителями СМИ, они остаются. Мы все прекрасно понимаем, что плаваем в одном море.

 - Как отреагировали сотрудники других пресс-центров на это событие?

 - Агония еще продолжается, а некоторые уже на бегу перехватывают пресс-конференции. Например, по блокаде. Я точно знаю, что у нас пытались ее перехватить. Мы уже проводили одно мероприятие. Когда переименование этой даты уже вступило в силу, мы проводили круглый стол против этой затеи. С учеными, с историками. И была договоренность о презентации фотореконструкции Сергея Ларенкова. Совершенно случайно я вдруг узнаю, что у нас ее пытались перехватить. Я не буду называть площадку. Тот, кому я адресую эти слова, поймет. Мотивировали тем, что РИА "Новости" больше не существуют, что они соберут больше народу, и приходите, мол, к нам. Не очень красиво со стороны коллег. Я благодарна другим коллегам, которые работают, в основном, на коммерческой основе и не могут делать бесплатные пресс-конференции, но знают, что мы – делаем. Они, несмотря на то, что мы якобы конкурирующая фирма, отправляют людей к нам.

 - А кто это, например?

 - Например, Милонова к нам отправил ИТАР-ТАСС. Была пресс-конференция (16 января по инициативе депутата ЗакСа Виталия Милонова состоялась пресс-конференция "Новый проект Виталия Милонова: первая российская НКО за рубежом" о создании "Российского правозащитного центра" – прим. Лениздат.Ру). Когда нужен был видеомост, людей к нам перенаправил "Интерфакс".

 - Ни для кого не секрет, что Милонов – очень медийная личность, и вызвонить его по телефону, узнать его контакты не составляет никакого труда. Почему решили провести с ним мероприятие для журналистов?

- К нам обратилась его пресс-служба. И я считаю, что такое медийное лицо – это интересно, это определенное портфолио организации, что такой человек был у нас на пресс-конференции. Было интересно посмотреть. Потому что Виталия Милонова я встречала не раз, когда я работала в Институте прессы, а он был помощником депутатов Госдумы Виталия Савицкого и Галины Старовойтовой. Когда сейчас договаривались о пресс-конференции Милонова, то его пресс-секретарь Илья Евстигнеев мне несколько раз повторил, что у них нет денег, что пресс-конференция про НКО. Я говорю: не надо мне денег, пресс-центр их не берет. И он такой: правда, да? Я прекрасно понимаю, что площадки должны зарабатывать деньги. И очень хорошо, что в РИА "Новостях" это разведено: продюсерский отдел, коммерческие пресс-конференции и некоммерческие.

 - Вы сами отвечаете за формирование тем пресс-конференций в РИА "Новости"?

 - Иногда я советуюсь с Шолмовым (Константин Шолмов, руководитель регионального медиацентра РИА "Новости" в Санкт-Петербурге – прим. Лениздат.Ру), иногда он предлагает, когда происходят какие-то изменения, не пригласить ли нам кого-то. Кроме этого, у нас в Петербурге есть один из старейших сотрудников РИА "Новости" Нелли Степановна Ямпольская – она еще в АПН работала в свое время. И она очень мне помогает. У нее есть такой проект – клуб ученых и журналистов "Матрица науки", и она также в рамках пресс-центра ведет этот проект. И какие-то научные пресс-конференции, ученых, профессуру она берет на себя. Это большая помощь, потому что она давно этим занимается и очень хорошо знает эту среду. Она никогда не сделает ту ошибку, которую могла бы сделать даже я, хотя я тоже давно занимаюсь пресс-конференциями. Но когда ты не знаешь тематику настолько хорошо, как, допустим, Нелли Степановна, можно попасть впросак. Кто с кем дружит, кто не дружит, кого с кем можно или нельзя приглашать вместе.

 - Журналисты далеко не всегда интересуются освещением тем науки и культуры. Бывает ли так, что тема интересная, а журналисты не приходят?

 - Не только наука и культура, социальная тематика тоже. Просто нужно приглашать не только издания. Нужно работать всегда точечно с журналистами, на которых направлена данная пресс-конференция. И даже если они мигрируют из издания в издание, как часто это  бывает в Петербурге, их личные адреса и телефоны остаются прежними, и темы свои они никогда не забывают. У нас в РИА для этого есть тематические списки журналистов, которые за многие годы подготовили мои предшественники.

- Работа руководителя пресс-площадки завязана на личных связях?

 - Да, сильно.

 - Чего невозможно сделать руководителю пресс-центра без личных связей?

 - Без связей не всегда можно договориться о пресс-конференции, получить помощь для организации мероприятия, чтобы это произошло быстрее, вовремя или к какой-то определенной дате.

К сожалению, указ от 09.12.13 несколько испортил нашу жизнь даже в плане организации пресс-конференций, потому что на декабрь и на дальнейший 2014 год у нас были большие планы. Я давно вынашивала идею создать клуб консулов и приглашать их на мероприятия. Первый – генконсул Польши – пришел, а потом случилась "ликвидация", и как-то сложнее стало… Хотя и "Россия сегодня" в дальнейшем будет заниматься, в основном, зарубежьем, в данном случае тяжело приглашать, когда все слышали про то, что РИА "Новости" ликвидировали. Это как в случае с "хромой уткой". Говорят, например, "президент – хромая утка", когда его полномочия заканчиваются, уже известен новый президент, а прежний просто досиживает свой срок. Вот и у нас – то же самое. Испытываешь на себе достаточно неприятные ощущения, когда с тобой уже не говорят с перспективой на дальнейшее сотрудничество.

 - А какие еще проекты сбились?

- Очень многие пресс-центры работают по коммерческим договорам. Девушка, которая возглавляет коммерческий отдел здесь, в РИА "Новости", – Лидия Павлович, у нее очень много сорвалось договоренностей по работе. Потому что непонятно, с кем заключать договор и на что. Потом, были большие планы по освещению Олимпиады, никто же не ожидал этой замечательной ликвидации. У других СМИ очень мало журналистов аккредитовано на Олимпиаду. А от РИА "Новости" – очень много, потому что РИА имеет статус национального хост-агентства и фотопула. С достаточно высокой скоростью – через минуту-полторы после окончания съемки – фотографии должны будут во время Олимпиады появляться на сайте РИА "Новостей". Но кроме фотографий в открытом доступе предполагалось, что будут сформированы коммерческие медиапакеты. В связи с тем, что вышел указ, несколько изменилось отношение к самому агентству.

 - А какое соотношение в РИА "Новости" между коммерческими и бесплатными мероприятиями?

 - Честно говоря, за то время, что я здесь работаю, я еще не успела этого понять. Обычно, допустим, в октябре-ноябре мы с Лидой работали в паре, но я бы не сказала, что 50\50. Скорее, 60\40. Понимаете, мне сложно говорить еще и потому, что у нас достаточно большая сетевая организация. Представительства есть почти во всех странах и во многих городах России. И многие пресс-центры оборудованы, как наш. С помощью него пресс-центры между собой могут легко состыковываться посредством видеомоста. Сразу в декабре слетел видеомост с Астаховым и уполномоченными по правам ребенка в 5 регионах… Возможность видеообщения – не моя личная заслуга, что я нашла эти мероприятия и принесла их на нашу площадку, но, тем не менее, они у нас проходят. Они и не платные, и не бесплатные, они вообще из Москвы привезенные.

 - Как вы относитесь к практике вручения подарков журналистам на коммерческих пресс-конференциях?

 - Я не занимаюсь коммерческими пресс-конференциями и никогда ими не занималась. Когда я работала в ИРП, там всегда были гранты. И меня это спасало – не нужно было ни с кого брать деньги – наоборот, мы имели возможность устраивать пресс-конференции на любую тему, с любыми спикерами бесплатно для них. И при этом у нас всегда были еще заложены деньги на то, что называется "печеньки для журналистов". ИРП тогда находился в Доме журналиста, выставлялся большой самовар.

Соответственно, здесь то же самое – я работаю на бесплатных мероприятиях. И есть некие средства, очень правильно предусмотренные, для того, чтобы напоить чаем журналистов.

 - А к "бутербродным" журналистам как относитесь?

 - В своей жизни я сталкивалась с теми, о ком вы спросили. И одно время мы в ИРП проводили акцию, когда я от всех требовала, чтобы  журналисты, присутствовавшие на пресс-конференции, опубликовали текст. И с теми, кто не публиковал текст, у нас были очень серьезные разговоры о том, что если они ходят за "просто так", чтобы попить чай, они могут это делать где-то в другом месте. И тогда почти все стали приносить свои публикации. В институте прессы было заведено так, что ты обязан отслеживать публикации из разных СМИ – с утра на столе всегда лежала стопочка свежей прессы. Публикации после пресс-конференций мы вклеивали в отдельный альбомчик. Я начала работать, когда еще электронная почта через модем работала.

Таким образом, мы могли показывать, сколько журналистов бывает на наших пресс-конференциях, и вот отдача от них идет такая-то. Здесь, в РИА "Новости", нет такого, чтобы я мониторила постоянно, но, тем не менее, ничего не изменилось. Я могу предположить, кто из приходящих к нам товарищей приходит чай попить. Могу с ними и поговорить. Правда, иногда я сама себя останавливаю на этом, потому что есть журналисты, которые находятся в серебряном возрасте, они всю жизнь работали в журналистике. И они привыкли бывать на таких различных медийных событиях. И если они придут к нам на какую-то пресс-конференцию и выпьют чашку кофе – мне не жалко. Просто из-за того, что эти люди были в профессии. Может быть, они получают от государства  пенсии, которой недостаточно. Из-за чашки кофе я не буду к ним приставать. А те люди, которые ходят, и я знаю, что они живут в лучших условиях, чтобы что-нибудь получить – здесь они мало что получат, кроме той же чашки кофе. Вы говорите – различные подарки. Ну, наверное, я на этот счет могу быть спокойна: мне не делали такие подарки, принимая которые, я бы чувствовала конфликт интересов.

 - Из разных типов медийных мероприятий – какие самые популярные? Какие вам больше всего нравятся? И какие – самые сложные в организации?

 - Самые популярные, конечно, – пресс-конференции. Брифинг в классическом понимании – это вообще не просто короткая пресс-конференция, а подход к прессе. Это то, что обычно практикует МИД. Событие – и тут же проходит брифинг министра иностранных дел Сергея Лаврова. Вот он подошел к прессе, сказал и отошел. И все. Ни одного вопроса. Это брифинг.

Сложнее всего – это организация, ведение и модерирование круглых столов. В то время, когда я работала в ИРП, мы первые делали круглые столы с различными политическими партиями, их было много и были они все такие разношерстные. Мы их усаживали за большой Т-образный стол, который стоял в Зеленой гостиной Дома журналиста, и я сидела с колокольчиком. Говорила, что каждому на вопрос по три минуты, смотрела на часы и звонила в колокольчик. Надо сказать, что все слушались и укладывались в отведенное время. То же было с лидерами религиозных организаций. Не только традиционных религий, но и всех других. Здесь, в РИА, я впервые провела видеомост. В таком формате имеет значение, кто является инициатором проведения. Если это Москва, то ты выполняешь функцию "Да, да, Петербург слушает". А если инициатор – Петербург, и Москва подключается, то тогда от тебя исходит ведение на два или несколько городов.

 - Что бы вы внесли в свое портфолио? Опыт у вас все же очень большой.

- Пресс-конференцию министра иностранных дел Латвии Валдиса Биркавса. Точный год не назову. Это было летом в Домжуре, было очень много журналистов. И были какие-то разногласия с Латвией. Пока министр выступал, внизу, на Невском, собрались националисты и выстроили пикет. Когда я вела пресс-конференцию, директор Домжура Владимир Токарев подозвал мою помощницу и сказал, что националисты будут встречать министра при выходе. Она мне это на ушко говорит, после чего я потихоньку передаю это помощнику министра. Он начинает бегать, а я ему говорю: все нормально. И когда мы выходили, я шла первая и разводила собравшихся у входа руками, образовывая своеобразный коридор. Они кричали, скандировали. Министр шел за мной. Потом из посольства Латвии пришло письмо-благодарность за организацию. И только мы понимали, что это значило: "За мужество, проявленное во время этой пресс-конференции".

 Мне запомнились первые круглые столы среди различных партий. Тогда были покушения на националиста Александра Беляева, и с ним рядом всегда стояли его охранники. Причем, сидели за столом различные партии, а он сидел в торце, и рядом с ним всегда стояли двое молодых людей в темной одежде. Я его спрашивала: можно, ребята хотя бы присядут, они так картинку портят.

Запомнились встречи с писателями. Например, с Василием Аксеновым. С Александром Зиновьевым. Когда журналисты приходили на личность. Кстати, о подарках. Обычно, если человек представляет книгу, я стараюсь, чтобы эта книга была у меня, и чтобы он ее подписал. Но когда Аксенов был у нас, я просто взяла с полки "В поисках грустного бэби". Он подписал книгу так, как ему в этот момент виделось. Когда я ее открыла, там было написано что-то вроде: "Алле на Невском, на котором так много всего было". И когда у меня люди теперь берут эту книгу, всегда осведомляются, что же такое у меня "было" с Аксеновым.

Еще один важный эпизод – наверное, это был февраль 1996 года – когда нам позвонили и попросили провести пресс-конференцию по делу Никитина (Александр Никитин – капитан первого ранга, обвиненный в государственной измене; позднее был оправдан – прим. Лениздат.Ру). Начальство было в командировке. Это должна была быть первая пресс-конференция по "делу Никитина", и так как я тогда еще не была заместителем Анны Аркадьевны Шароградской и не имела права решать сама, я пыталась с ней созвониться. Она была в другом городе, а ответ нужен был быстро. И я приняла решение проводить, потому что знала, что она тоже скажет "да". Мы уже начали готовить пресс-конференцию, когда я ей дозвонилась в гостиницу – мобильных телефонов у всех тогда еще не было – она сказала "да-да, а что вы сказали?". Я ответила, что мы ее уже готовим. Это была какая-то такая жизнь, когда без долгих разглагольствований "можно/нельзя" всё и делалось.

 - Как вы считаете, есть ли темы, общественные проблемы, о которых мы не умеем говорить?

- Буквально на днях в Facebook Саша Гармажапова (журналист "Новой газеты в Санкт-Петербурге" – прим. Лениздат.Ру) написала, что ей позвонил какой-то канал и попросил комментарий по журналистской этике. И она пишет: "А вообще, существует такая?". И там дальше идет обсуждение темы – есть она или нет, надо ли о ней забыть и так далее. Мы не умеем об этом говорить. Этика действительно существует в любой профессии. И в журналистике она есть. Когда эти вопросы начинали обсуждать, был очень большой пласт журналистов, которые на эту тему могли говорить, а вот теперь выросло новое поколение журналистов, которому ни в их учебных заведениях об этом не говорили, и в жизни они с этим не встречались. Об этике они говорить не умеют и не понимают, как это так, поддержать, допустим, коллегу, у которого что-то произошло. Уволили из одного издания, ликвидировали издание, в котором он работал. Как бы так поскорее вычеркнуть, например, организацию.

На темы, которые особо актуальны, и так говорят все. Например, недавняя история с "Гринписом". Когда их всех начали выпускать, позвонил их пресс-секретарь, и не то, чтобы он спрашивал, хотите или не хотите, он прямо спросил: сколько человек у нас могут поместиться. Его не устроило, что у нас больше 50 – это уже битком. И они, по-моему, в "БалтИнфо" проводили – там больше вмещаемость. То есть им нужен был определенный зал.

 - Есть ли у медиацентра РИА "Новости", пока они еще так называются, темы, которые вы не будете поднимать, или персоны нон-грата, которых вы по каким-то причинам не хотите или не можете пустить?

 - Когда я сюда только пришла, у меня был видеомост с руководителем московского пресс-центра и Константином Шолмовым. Не было таких тем, на которые мне бы сказали однозначно, что нельзя брать.

 - Понятно, что есть РИА "Новости" как организация, а есть люди, которые там работают. Каковы ваши планы? Останетесь в "России сегодня"?

 - Дело в том, что я не так давно здесь работаю, чтобы до такой степени врасти корнями, чтобы я могла говорить, останусь ли я. Меня сюда пригласил Константин Шолмов, и я считаю, что должна перед ним выполнить свои обязательства, потому что у нас были определенные договоренности. Я буду работать с ним в РИА "Новостях", пока я нужна и пока существует моя площадка. Условия и политика всегда обсуждаются.

- А желание остаться есть?

 - Это будет зависеть от того, какие будут поставлены цели и кто будет руководителем.

 - Я знаю, что когда вы заступали на должность в РИА "Новости", вы еще были главой пресс-службы Дацана? Сейчас тоже совмещаете?

- Это как раз та договоренность, которая у меня была с Константином Шолмовым. Мы с Костей знаем друг друга давно, в одно время учились в университете, и я сказала Косте, что не могу бросить Дацан, потому что я очень многое им обещала. Мы с ними начали много проектов, и я им помогаю и помогала. И Костя сказал: "Хорошо, ты можешь совмещать". Работа в Дацане – на общественных началах, и я вполне укладываюсь в нерабочее время. Очень многие журналисты знают, что я совмещаю эти должности, звонят и просят устроить встречу с настоятелем для интервью.

Краткая биографическая справка

В 1995 году Алла Намсараева пришла работать в Российско-американский информационный пресс-центр (позже название менялось несколько раз: Национальный Институт прессы, Институт развития Прессы; в 2003 году был переименовал в Институт региональной прессы – прим. Лениздат.Ру), в 1997 году была назначена заместителем руководителя – Анны Аркадьевны Шароградской. Работала в Институте до 2007 года.

В 2007 и 2008 гг. являлась пресс-секретарем визитов в Санкт-Петербург известного диссидента Владимира Буковского.

В 2008 Алла стала руководителем службы по связям с общественностью Ресурсного Правозащитного Центра, где проработала до 2010 года.

С 1 октября 2013 года Алла Намсараева была назначена руководителем регионального пресс-центра РИА "Новости" в Санкт-Петербурге.

Кроме того, с 2007 года возглавляет на общественных началах пресс-службу Санкт-Петербургского буддийского храма "Дацан Гунзэчойнэй".

За время своей профессиональной деятельности Алла Намсараева провела более 1600 пресс-событий.

Ирина Журавлева