Медиановости /
Медиасреда

17 сентября 2014 11:31

Парфенов: На качественную критическую информацию сейчас нет запроса

Парфенов: На качественную критическую информацию сейчас нет запросаФото: "РБК"
 
Телеведущий и режиссер Леонид Парфенов уже дано не работает на телевидении. Он пишет книги, снимает фильмы и занимается другими проектами.
 
"В отличие от других СМИ, на ТВ ты привыкаешь, что должны быть эфирные возможности, бюджеты, команда, потребности вещателя, тайм-слот, очень много факторов. Какие-то вещи даже в наилучшие времена, когда я работал в штате богатой телекомпании и находился на блистательном счету, делать не получалось. Поэтому в какой-то момент надо в себе переключить тумблер — вот была еженедельная программа на ТВ, а теперь другие проекты. Сейчас я делаю один большой фильм в год-полтора. Вот была ретроспектива фильмов последних пяти лет в Центре документального кино, так я сам подивился, когда сверстали афишу. Получается, что за пять лет снято три двухсерийных фильма и один односерийный. Притом что сейчас еще выходит седьмой том "Намедни"! Как за пять лет получилось семь серий и семь томов? Мне некогда задумываться, не мешает ли мне невозможность штатной работы. Уже давно помогает. Может, это не очень здорово, но какая-то гибкость в профессии есть. Это как тетрис — укладываешь по ситуации. Самое главное, чтобы не как в предыдущем застое, когда люди пили горькую, сидели на кухнях и друг другу жаловались: "Это не наше с тобой время, старик"", - рассказал он в интервью журналу Snob.ru.
 
По словам Парфенова, удивительно, что Марианна Максимовская так долго выпускала свою программу, ведь темы, которые она в ней затрагивала можно назвать проблемными.
 
"То, что Марианна так долго выпускала свою программу, — это скорее случайность. Многие задавались вопросом, почему ее так долго терпят", - отметил он.
 
Аналогичная ситуация с газетами "Коммерсант" и "Ведомости".
 
""Коммерсант" тоже долгое время был чересчур проблемным, но не менялся, до сих пор остаются жестко проблемными "Ведомости". Вряд ли это оттого, что кто-то трепещет перед их партнерами Financial Times и The Wall Street Journal. Могут ведь и вовсе зачистить поляну, все к тому идет. - Объяснил Парфенов. - Скорее решают так: "Ведомости" — 60 тысяч экземпляров, аудитория, которая все равно не верит новостям федеральных каналов, а что инфляция не такая, как мы пишем, им и без того известно. Если они прочитают это еще раз в тексте Гуриева или Алексашенко, ничего не изменится. Вот и РЕН был не той кнопкой, которая безусловно есть в любом ящике без настройки. Но потом дошло дело и до них, и Марианне оставили должность заместителя главного редактора. Это все индивидуально, тут нет железных правил".
 
Не обошел стороной телеведущих и своих коллег, обходящих проблемные темы стороной или расставляющих акценты так, как угодно власти.
 
"Фразы про институциональную нежурналистику я много раз повторяю. Когда люди находятся на госслужбе, то какая тут журналистика? Они о главном ньюсмейкере страны пишут как о начальнике своего начальника. - Прокомментировал он. -Давайте судить по тому, какие мы делали программы, а не кто и какие возвышенные слова произнес в какую-то там роковую ночь. Надо в профессии жить, а не в общественной позиции".
 
Впрочем, своего рода "вина" лежит не только журналистах, но и на аудитории, ведь спрос рождает предложение.
 
"Дело вообще не в журналистах, а в аудитории. На качественную и критическую информацию сейчас нет запроса. Власть может манипулировать аудиторией, потому что аудитория на манипуляцию ведется. Если б аудитория считала, что дела в стране идут не очень и у нее был бы запрос на проблемную журналистику. Как во времена перестройки: Егора Яковлева и Виталия Коротича мог вызывать Лигачев, песочил… Но снизу перло желание читать "Московские новости" хотя бы в темноте со стенда на Пушкинской, со спичкой зажженной!", - заключил Парфенов.