Медиановости /
Несвобода слова, Пресса

17 декабря 2014 09:48

В ООН приняли решение по делу Холодова

В ООН приняли решение по делу Холодова
 
Комитет по правам человека ООН по делу об убийстве журналиста «Московского Комсамольца» Дмитрия Холодова признал нарушение его права на жизнь со стороны Российской Федерации. Об этом рассказала мать погибшего Зоя Холодова.
 
Холодова отметила, что для нее это решение крайне важно. «Хоть кто-то должен сказать нашей стране, что должна быть справедливость, если убит человек», — заявила мать журналиста. Примечательно, что официальные представители российской стороны, со слов матери погибшего, высказывались против рассмотрения этого вопроса в ООН, а о принятом решении она узнала только спустя два года.
 
Как рассказала Зоя Холодова, она вместе с мужем еще в 2006 году обращалась к известному адвокату Карине Москаленко с просьбой составить заявление в ООН, в котором родители убитого просили признать факт нарушения Россией Международного пакта о гражданских и политических правах. «Мы обратились, когда кончились суды в России по делу об убийстве нашего сына, где обвиняемые были оправданы и нам сказали: все», — рассказала Холодова.
 
Кроме того, в октябре 2006 года Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ) отказался рассматривать жалобу родителей журналиста. Но это была жалоба на нарушения принципов правосудия, допущенных российскими судами по делу об убийстве Дмитрия Холодова. Как пояснял российским СМИ по факту этого отказа ЕСПЧ его председатель Луциус Вильдхабер, он вызван тем, что убийство журналиста было совершено до ратификации Россией Конвенции о правах человека.
 
Между тем, после того, как судом присяжных все обвиняемые в убийстве Димы были оправданы, приговор вступил в законную силу и дело вернули обратно следствию, Холодовы получили постановление о его приостановлении. «В 2008 году мы получали постановление Следственного комитета о приостановлении предварительного следствия по делу на основании п. 1 ст. 208 УПК РФ (на том основании, что лицо, подлежащее привлечению в качестве обвиняемого, не установлено, — прим.ред.). И больше — ни-че-го», — рассказала мама убитого журналиста.
 
А в 2013 году Холодова получила письмо из ООН, в котором были изложены, как она поняла, предварительные соображения по ее жалобе. «Это было послание на английском языке, которым я не владею. И, как мне объяснили знакомые, знающие язык, это было предварительное решение Комитета. Те, кто переводил документ, сделали вывод, что мне ничего не светит», — рассказала мать журналиста.
 
По ее словам, к этому посланию прилагалось и обещание прислать ей текст на русском языке, но его она до сих пор так и не получила. А отслеживая движение своей жалобы, Холодова узнала о том, что в 2007 году ее обращение было принято Комитетом и «поставлено в очередь». После чего Холодова узнала, что из ООН было направлено в Россию уведомление о том, что там могут рассмотреть этот вопрос. Также была испрошена официальная позиция государства. «В ответ на это наши компетентные органы ответили, что никакого расследования в ООН проводить не нужно, поскольку в нашей стране сейчас как раз идет расследование этого дела», — поведала мать убитого.
 
И буквально на днях, через 20 лет после убийства своего сына, Зоя Холодова узнала, наконец, что Комитет ООН признал: в России ее права были нарушены. Переведенный текст решения Комитета передала ей адвокат Карина Москаленко на мероприятии, посвященном памяти погибших журналистов 15 декабря. «Государство-участник нарушило права автора (жалобы — ред.) — это имеется в виду мои права, — цитирует документ мать Димы Холодова. — Право автора на возмещение вреда было сильно нарушено… Государство-участник обязано предоставить автору эффективное средство правовой защиты и принять все возможные меры с целью обеспечения привлечения к ответственности лиц виновных в гибели ее сына… Принять меры для недопущения подобных нарушений в будущем…»
 
По словам Зои Холодовой, у нее на руках оказался не полный перевод текста решения Комитета — «всего семь страниц, хотя в 2013 году их было одиннадцать». Но из него женщина узнала, что решение было принято 20 ноября 2012 года на 106 сессии Комитета.
 
Карина Москаленко считает, что адвокаты вместе с «МК» должны направить коллективное письмо в адрес МИД РФ, чтобы это решение было опубликовано в России. По нему власти должны высказаться: считают ли они его легитимным и согласны ли они с ним, при том, что оно обжалованию не подлежит, от этого зависит будем ли мы вновь обращаться в ООН. «Что должно быть в плане действий: прежде всего возобновление следствия и допросы лиц, которые были осведомлены — причем с участием потерпевшей стороны. Мало кто в России знает, что потерпевшая сторона имеет право участвовать в следственных действиях. И, наконец, выплата компенсации пострадавшим. Ведь до сих пор этого не сделано!», — передает «МК» слова адвоката.
 
Между тем, известно, что международные юристы, сотрудничающие с Комитетом, так излагают правовое значение его решений: «несмотря на тот факт, что формально соображения Комитета не являются юридически обязывающими, набирает силу мнение, что государства-участники обязаны обеспечить жертву нарушения, констатированного Комитетом, эффективным средством правовой защиты».
 
Холодова, тем не менее, независимо от дальнейшей перспективы, считает, что соображения, изложенные Комитетом в ее отношении, очень важны: «Когда мы подавали свою жалобу, мы хотели, чтобы хоть кто-то сказал нашему государству, что справедливость должна быть обязательно, если убит человек».
 
Напомним, 17 декабря 1994 года, в 13:00, в одной из комнат редакции газеты «Московский комсомолец» раздался взрыв, во время которого был смертельно ранен военный обозреватель Дмитрий Холодов. В ходе следствия установлена группа, которой предъявили обвинение в организации и совершении убийства, а также в хранении и использовании взрывчатых веществ. В качестве обвиняемых привлечены шесть человек: главный — бывший полковник разведки ВДВ Павел Поповских, офицеры разведки ВДВ Морозов, Сорока, Мирзоянц и Барковский; также в соучастии обвиняется один из охранников частного предприятия. Причиной совершения преступления, как заявили следователям обвиняемые, стали понятые ими как намек на необходимость устранения журналиста слова бывшего министра обороны Павла Грачева.