Медиановости /
Версии, Конфликты, Медиасреда, Несвобода слова, Петербург

30 декабря 2014 18:25

Навальный: успеть запретить

Навальный: успеть запретить
 
За оглашением приговора братьев Навальных 30 декабря незамедлительно последовали блокировки страниц, где говорилось о намерении организовать массовые обсуждения этого события, в интернете и предупреждения электронным СМИ. С чем связана такая спешка и кому это может быть нужно, выяснял Лениздат.Ру. На всякий случай мы также напоминаем о рекомендациях к поведению журналистов на митингах.
 
Всего через пару часов после оглашения приговора Генпрокуратура РФ запретила  страницу сайта «Свободная Россия» с последним словом оппозиционера Алексея Навального к распространению и просмотру из-за призыва выти на Манежную площадь в Москве.  А на данный момент у абонентов «Мегафон», МТС и «Билайн» нет доступа к сайту Алексея Навального, при попытке зайти на ресурс на экране появляется сообщение об ошибке. Абоненты Tele2 все еще могут просматривать сайт. По какой причине произошла блокировка, на момент написания материала еще неясно: в реестрах он пока что не значится. А чуть позже Роскомнадзор вынес предупреждения сразу четырем электронным СМИ: «Медиазона», «Полит.ру», «Бизнес Online» и BFM.ru - за «публикацию материалов, содержащих публичные призывы к изменению основ конституционного строя».
 
Политический сыск
 
Любопытно, что никаких призывов выходить на Манежную площадь в речи Алексея Навального нет, как и в других материалах, которые находятся на заблокированных страницах. «Реакция государства на судебный процесс против Навального, на мой взгляд, вообще какая-то неадекватная и нервная, - замечает медиаюрист Галина Арапова Лениздат.Ру. - В Москве сейчас стягиваются силы к Манежной площади в ожидании протестных действий, эти блокировки -  государство не должно себе позволять таких слабостей. Это еще раз показывает, что оно боится откровенно альтернативных точек зрения». Нелогичность одной-единственной блокировки в ситуации, когда огромное количество сайтов опубликовало текст последнего слова, бросается в глаза. «На мой взгляд, это безусловная глупость, - рассказывает Лениздат.Ру депутат Борис Вишневский. -  Глупость не первая, и, боюсь, не последняя. Ни к чему это не приведет, кроме как к еще большему распространению информации».
 
По данным Галины Араповой, закон Лугового (блокировка сайтов во внесудебном порядке за «экстремизм» или призывы к несогласованным акциям)  еще ни разу не был использован в точном соответствии с процедурой исполнения, которая описана в законе. «Сайты блокируют, не объясняя причин, не указывая, в каком именно тексте что именно нашли, в чем именно видят призывы, - поясняет юрист. - Просто без объяснения блокируют то, что считают для себя условно опасным. Эта избирательность не красит ни правоохранительные органы, ни наше государство в целом. Вместо того, чтобы заниматься борьбой с преступностью, генпрокуратура занимается фильтрацией интернета. Причем фильтрует не ту информацию, которая несет реальный вред, а просто альтернативное мнение. Это не подобает уважающему себя государству. А у нас получается, что Генпрокуратура планомерно превращается в  политический сыск».
 
 
Обратный эффект
 
«На мой взгляд, в генпрокуратуре, равно как и в президентской администрации, и в суде, и в следственном комитете, есть много тайных сторонников  Алексея Навального, которые ему помогают, чем могут, поскольку каждый бессмысленный запрет только шире распространяет информацию, которая касается его дела, - рассказывает Борис Вишневский. - Я бы на месте президента об этом задумался». Депутат замечает и то, что такие действия будут иметь исключительно обратный эффект, а к закону вообще «не имеют никакого отношения». На это обращает внимание и журналист «Эха Москвы в Петербурге» Арсений Веснин. «У меня периодически  возникают подозрения, не специально ли они нагнетают истерию, потому что это действительно слишком глупо, - говорит Веснин Лениздат.Ру. - Это привлекает внимание и дает повод СМИ делать публикации в условиях, когда они не могут говорить о несанкционированных акциях и  боятся  нарушить закон. Возможно, это какая-то провокация, во всяком случае, выглядит это именно так, слишком уж это просчитываемо». 
 
Митинг или собрание
 
 С другой стороны, есть существенная разница между «обсуждением» и «митингом».  «Если людей просят где-то собраться и о чем-то поговорить, и это не имеет признаков публичной акции, если нет лозунгов, нет звукоусиления, нет организаторов – тогда все абсолютно законно, я не вижу никаких нарушений, - поясняет Борис Вишневский. - У нас, слава богу, пока еще есть Конституция, где право собираться мирно и без оружия закреплено, и это не требует никаких разрешений от властей». Только в том случае, если изначально был заявлен митинг, и в митинге отказывают (к тому же отказ не оспаривается), призыв прийти на это мероприятие имеет признаки незаконности, - подчеркивает Борис Вишневский. 
 
Когда успеть невозможно
 
Есть еще один существенный момент. Оглашение приговора было перенесено неожиданно, информация об этом появилась только накануне вечером. И это заведомо не позволяет заявить публичное мероприятие в соответствии с законом: митинг необходимо согласовать за десять дней. Получается, в данном случае норма закона вступила в явное противоречие с конституционным правом граждан, на то, чтобы оперативно отреагировать на важное общественно-политическое событие. «И Конституция в данном случае имеет безусловный приоритет, - добавляет Борис Вишневский. - Так что ничего незаконного я тут не вижу, а если и вижу, то скорее в действиях Генпрокуратуры».
 
 
Реакция сообщества
 
Предполагается, что утреннее оглашение приговора братьям Навальным и реакция общественности могут привести к массовым обсуждениям в Москве и Петербурге. 
 
«Как журналист «Эха Москвы в Санкт-Петербурге» я никого ни к чему не призываю, - рассказывает Арсений Веснин Лениздат.Ру. - На Малой Садовой я буду сегодня не как участник акций, я там буду исполнять профессиональный долг и оставаться в стороне. Но есть еще моя частная позиция как гражданина, который платит налоги и планирует пока еще связать свое будущее с этой страной и этим городом. Дело совершенно не в Навальном, дело в том, что в стране воровская власть. И я хочу, чтобы она изменилась, но мне не дают менять ее на выборах. Значит, наверное, надо как-то выходить, хочется чувствовать, что есть еще какие-то адекватные люди в стране. Я никоим образом не призываю к насильственному свержению власти, уж поверьте, мне это совершенно не надо. Я хочу, чтобы в нашем городе было тихо и спокойно, но мирно выходить и говорить, что мы думаем - пожалуйста. Естественно, я буду категорически против насилия с любой стороны». 
 
Для тех журналистов, которые сегодня могут оказаться в массовых мероприятиях, мы напоминаем некоторые рекомендации, которые разработал Центр защиты прав СМИ. Ну а главная мера безопасности, как напоминает нам Арсений Веснин, одна: работать профессионально, не выступать ни на одной из сторон, ни на стороне полицейских, ни на стороне протестующих, оставаться третьей силой. А в экстренном случае не сопротивляться и сразу сообщать правоохранительным органам о том, что вы – журналист. 
 
  
1. Журналист имеет право  «посещать специально охраняемые места <…>массовых беспорядков и массовых скоплений граждан, <…> присутствовать на митингах и демонстрациях” (п.7 ч.1 ст. 47 Закона РФ о СМИ).
 
2. Не требуется никакой аккредитации или предварительного согласования с органами власти и местного самоуправления, полицией или организаторами для посещения митинга и его освещения в прессе.
 
3. Журналист имеет право «производить записи, в том числе с использованием средств аудио- и видеотехники, кино- и фотосъемки» (п.6 ч.1 ст. 47 Закона РФ о СМИ). 
 
4. Журналист имеет право снимать и фотографировать лиц, участвующих в митинге, сотрудников органов полиции, осуществляющих охрану общественного порядка. Сам процесс фото-, видеосъемки не является нарушением ни права на неприкосновенность частной жизни, ни права на изображение, ни является и разглашением персональных данных лиц, изображенных на снимке. Потенциальным нарушением может быть распространение изображения гражданина без его согласия, если речь идет о крупным плане (портретный снимок) (ст. 152.1 ГК РФ).
 
 Такое согласие не требуется если:
 
1) использование изображения осуществляется в государственных, общественных или иных публичных интересах;
2) изображение гражданина получено при съемке, которая проводится в местах, открытых для свободного посещения, или на публичных мероприятиях (собраниях, <…> спортивных соревнованиях и подобных мероприятиях). 
 
5. По требованию гражданина, журналисту следует прекратить съемку частного лица во избежание усиления конфликта и проявления агрессии, что может закончиться применением соответствующих мер как к участнику митинга, так и к журналисту.
 
6. Основываясь на том, что журналисты, обладающие редакционными удостоверениями и выполняющие поручения редакций, имеют полное право на освещение массовых мероприятий вне зависимости от того, «согласованы» они или нет с уполномоченными органами власти, то препятствовать журналисту в осуществлении его профессиональной деятельности является нарушением.
 
7. Журналисту следует заранее определиться в каком статусе он идет на митинг – как гражданин, или как журналист с целью его освещения в СМИ. Это важно, поскольку то, что можно журналисту, не всегда можно участнику. (Например, журналист имеет право освещать в том числе и несогласованный с властями митинг, и выходящие за рамки согласованного формата публичного мероприятия действия участников, в то время как участие в такой акции потенциально наказуемо.)
 
8. По возможности журналисту, работающему на месте проведения массовой акции, следует иметь опознавательный знак «Пресса» - будь то жилетка с такой надписью, либо бейдж для лучшей идентификации в толпе и обозначения своего статуса. Вопрос будет ли идентификация способствовать выполнению редакционного задания или нет, в конкретных обстоятельствах, журналист может решить самостоятельно.
 
9. Журналист обязан «предъявлять при осуществлении профессиональной деятельности по первому требованию редакционное удостоверение или иной документ, удостоверяющий личность и полномочия журналиста» (п.9 ч.1 ст. 49 Закона РФ о СМИ). Документом удостоверяющим личность, является паспорт (лучше иметь с собой заверенную ксерокопию паспорта, что не запрещено и вполне соответствует указанной в паспорте обязанности бережно его хранить).  При отсутствии редакционного удостоверения на руках у журналиста в ситуации, когда он подвергается опасности, должно быть письменное редакционное задание за подписью редактора и с печатью редакции СМИ, чтобы удовтоверить его полномочия как журналиста.
 
10. Журналисту следует, как и участникам, во избежание конфликта с органами правопорядка во время проведения публичного мероприятия «соблюдать общественный порядок и регламент проведения публичного мероприятия» (п.2, ч.3 ст.6 Федерального закона "О собраниях, митингах, демонстрациях, шествиях и пикетированиях"). Поэтому не стоит лезть на рожон!
 
11. И в завершение. Журналист – лицо осуществляющее общественный долг, стоящий на страже общественных интересов, это «глаза» и «уши» нашего общества. Его работа состоит в том, чтобы оперативно сообщить обществу о происходящих текущих событиях. Нарушения их прав на доступ к информации и нормальное осуществление профессиональной деятельности, автоматически нарушает права сотен тысяч россиян на получение оперативной информации о происходящих в стране событиях.
 
 

Катерина Яковлева