Медиановости /
Власть, Медиасреда, Несвобода слова

2 января 2015 12:00

Законопроекты-2014: будущее, которое не случится

Законопроекты-2014: будущее, которое не случится
 
Усердная работа депутатов далеко не всегда рождает новые  законы. Многое так и остается проектами – что-то к счастью, что-то - наоборот. Лениздат.Ру вспоминает, как в 2014 году всерьез обсуждалось возвращение худсоветов, передача музыкальных эфиров под песни, которые распространяют культурные ценности, или введение статуса СМИ-иностранного агента.  А также о том, чего из отвергнутых проектов нам не хватает. 
 
Что бы запретить
Многие законопроекты были призваны регламентировать конкретное содержание СМИ. Из одной пояснительной записки в другую кочевала фраза о том, что предлагаемые ограничения контента никоим образом не являются цензурой, а несут только охранные функции. Но слова эти, кажется, не выглядят достаточно убедительными. 
 
В  начале мая 2014 года в Госдуму внесли  законопроект о запрете романтизации и пропаганды насилия и преступного образа жизни, при этом не только в СМИ, но и в литературе и кино. Инициативу предложил депутат ГД от фракции «Справедливая Россия» Олег Михеев. Законопроект должен был в том числе и ввести, наконец, в законодательство определение «пропаганды», которое до сих пор удивительным образом отсутствует. Но при этом  документ, к примеру, мог поставить под угрозу запрета почти все боевики, триллеры, вестерны, или любимые многими песни в жанре шансон. 11 ноября 2014 года законопроект отклонили в первом чтении.
 
А в июле ГД отклонила законопроект партии ЛДПР о запрете  иностранных слов в СМИ. Депутаты предлагали заставить журналистов отвечать за «искажение русского литературного языка путем использования иностранных слов и выражений, не соответствующих нормам русского литературного языка и имеющих общеупотребительные аналоги в русском литературном языке». За правонарушение было предложено ввести штрафы. Главный редактор портала «Грамота.ру» Владимир Пахомов деликатно назвал  инициативу «не очень умной». По его мнению, определить границу между оправданным и неоправданным употреблением нельзя, поскольку в принципе нельзя решить, что нужно языку, а что не нужно. А депутат петербургского ЗакСа Марина Шишкина отметила, что ни одна борьба с «иноязычными корнями» в нашей стране не увенчалась успехом, и добавила, что «замыкать» язык в клетку – бесполезное дело. В итоге законопроект был отклонен фракцией «Единая Россия», которой в парламенте принадлежит большинство голосов. «Фракция "Единая Россия" полностью поддерживает самую идею бережного отношения к великому и могучему русскому языку как государственному языку РФ, - сообщили представители, – но  выступает против принятия рассматриваемого законопроекта в первом чтении».
 
Призрак цензуры весьма ощутимо витает над законопроектом  о введении художественных советов на федеральных российских телеканалах, хотя сами законодатели усердно от этого открещиваются. Советы эти, по замыслу, должны «следить за тем, как соблюдаются морально-этические нормы вещания, оценивать необходимость запуска в эфир тех или иных программ, качество и полезность контента».  Впрочем, заметим, речь пока идет только о рекомендациях. С инициативой о создании худсоветов на ТВ депутат Госдумы от КПРФ Вадим Соловьев обратился в Министерство культуры, которое в свою очередь предположило, что проект отправили «не в то ведомство» и его следует рассматривать в Минкомсвязи. Заместитель министра связи и массовых коммуникаций РФ Алексей Волин от лица ведомства назвал идею о возвращении худсоветов «вредной и бессмысленной». Он также отметил, что данный проект вписывается в тенденцию последних лет по созданию органов, которые «ни за что не отвечают, но могут во все вмешиваться», в то время как отвечать за контент на телевидении должно лишь руководство каналов. 
 
А депутат Вадим Деньгин, автор проектов об ограничении иностранного капитала в российских СМИ и запрете владельцам интернет-ресурсов хранить персональные данные россиян за границей, предложил изданиям  публиковать только те материалы, которые соответствуют профилю издания. Профиль указан в лицензии. Никаких текстов про культуру в общественно-политических изданиях, никакой политики в развлекательных изданиях. Все строго по регламенту и ни шагу в сторону – как и необходимо «в эпоху информационной войны». Пока что идея так идеей и осталась, возможно, вид законченного законопроекта она обретет в 2015 году.
 
«Натиск иноязычной традиции»
Порадовал новым проектом и первый заместитель председателя думского комитета по природным ресурсам Иван Никитчук, ранее предлагавший не лишать свободы за кражу, если стоимость похищенного не превышает 6 тысяч рублей. На этот раз депутат решил серьезно взяться за музыку – его законопроект должен был обязать радио и телевидение  отводить под аудиовизуальные произведения, «распространяющие культурные ценности» народов России не менее 75 % от общего эфирного времени в сутки. Все они должны исполняться на русском или на национальных языках народов РФ.
 
По замыслу автора, под квоту не будут попадать произведения на иностранных языках, которые признаны «объектами мирового культурного достояния». Занимательная работа по контролю за соблюдением закона должна была лечь на плечи Федеральной комиссии по радиовещанию.  Каждое нарушение телерадиокомпаниями квоты должно было пополнять бюджет на сумму до миллиона рублей – такова сумма штрафа, который предложил Никитчук. 
 
Все это, если верить пояснительной записке, вызвано запросом общества, страдающего от «натиска иноязычной традиции», которая «угрожает культурному суверенитету государства». Хотя законопроект отклонили, история  на этом не закончилась. Не мытьем - так катаньем:  недавно  появился новый законопроект. Иностранному репертуару снова предлагается оставить только 15% эфира, но на этот раз в запрете уже нет слов про культурные ценности, предполагается только сократить использование иностранных языков (кроме стран бывшего СССР) в музыкальных композициях в эфире телевидения и радиовещания. По замыслу эта мера должны позитивно сказаться на популяризации отечественного музыкального продукта и ограничить влияние западной культуры. Автор законопроекта Алексей Диденко пояснил, что вводимые ограничения являются не цензурой, а защитой русского языка. По мнению парламентария, совершенно не логично, когда более 80% песен в телеэфирах исполняются на иностранных языках. Пока новый законопроект находится на предварительном рассмотрении, а первое чтение его ждет уже в 2015 году.
 
Федоров и госбезопасность
Лихорадка 2014 года с «иностранными агентами», постигшая некоммерческие организации, чуть не распространилась и на СМИ. Особенно отличился в охране государства от «происков» депутат от «Единой России» Евгений Федоров. Он предлагал  создать реестр СМИ-иностранных агентов. Условия все те же, что для НКО: финансовая поддержка из иностранных источников и политическая деятельность на территории РФ. При этом порядок поступления денег из иностранных источников определен не был, под определение подпадали и реклама, и консультации, и прочие услуги. Такое ограничение естественно может привести к переделу рекламного рынка, не говоря уже о том, что такое финансирование - это инвестиции, в которых экономика России заинтересована. А определение «политическая деятельность», как показали судебные процессы Института развития свободы информации  и Института региональной прессы, может иметь крайне широкое и неоднозначное толкование.  В декабре законопроект был отклонен – уже в третий раз. Впервые идею Федорова не одобрили еще летом 2012 года, во второй раз – уже в январе 2014. 
 
А в мае депутат предложил признавать СМИ зарубежными, если у них иностранные владельцы, а также запретить руководству российских СМИ иметь счета за рубежом. Правда, в законопроект это предложение пока что не сформировано.
 
Чуть раньше, в марте,  тот же Евгений Федоров начал готовить проект закона о внесении изменений в Административный и Уголовный кодексы РФ, а также в законы по противодействию терроризму и экстремизму. Совокупность этих изменений призвана дать возможность привлекать к административной и уголовной ответственности тех руководителей СМИ, которые допускают публикации с антироссийской информацией. Что именно подразумевается под «антироссийской информацией», неясно. 
 
Вред рекламы глазами депутатов
Покоя законотворцам в 2014 году не давал и закон «О рекламе». Часть инициатив вроде запрета рекламы на платных каналах была поспешно принята. Часть поправок так и осталась проектами.
 
Так, в январе депутат «Справедливой России» Олег Михеев внес в ГД законопроект, который должен были запретить позиционировать употребление алкоголя как традицию российской истории культуры. По мнению депутата, такой образ фактически оправдывает алкоголизм. Государственная дума инициативу не оценила.
А в феврале депутат  «Справедливой России» Михаил Сердюк решил углубиться в тонкости рекламы автомобилей и был возмущен тем, что стоимость машины зачастую указывается базовая, а демонстрируется при этом модель, которая улучшена дополнительными платными опциями. Депутат посчитал, что после того, как человек увидел в рекламе машину за доступные деньги, он мысленно согласится на покупку и в дальнейшем пойдет на компромисс, узнав о более высокой цене. Чтобы оградить от этого покупателей, Михаил Сердюк предложил запретить подобным образом использовать в рекламах цену, которая не соответствует реальности. 
 
Депутаты обсуждали и запрет звуковой рекламы на улицах, и показа рекламных роликов перед демонстрацией фильмов в кинотеатрах, но и эти законопроекты не впечатлили Думу и были отклонены.
 
А вот  Игорь Лебедев, Ярослав Нилов и Андрей Свинцов из ЛДПР в начале августа заявили о том, что готовят   проект закона об изменениях правил рекламирования фастфуда в России.  Они посчитали, что и здесь нужно пойти по стопам ограничений в отношении табачных изделий: указывать в рекламе, что подобная пища вредна, и помещать изображения болезней, которые могут возникнуть от злоупотребления продуктами быстрого питания. Все остальные вредные для здоровья продукты депутаты в своих проектах затрагивать не стали. 
 
Депутата от «Справедливой России» Олега Михеева в 2014 году возмутило, что рекламисты манипулируют аудиторией, используя детские образы.  В конце октября он внес в ГД РФ законопроект, который должен был запретить использование образов детей в рекламе тех товаров, которые не предназначены для несовершеннолетних. 
 
А первый заместитель руководителя думской фракции ЛДПР Алексей Диденко хотел вообще лишить  телевидение и радио рекламы на время новогодних праздников.  По мысли депутата,  это ограничение  уберегло бы граждан от внеплановых покупок. 
 
Хотя ни одна из этих инициатив не была принята, сказать, что рекламе спокойно живется на российском рынке, нельзя.  На сегодняшний момент медиасообщество всерьез обеспокоено состоянием рынка рекламы. Во время пресс-конференции по итогам 2014 года Союз журналистов России отмечал, что СМИ утратили большую часть рекламных доходов, которые, как известно, составляют существенную часть всех доходов СМИ. «Сегодня СМИ лишились около 60% рекламного рынка в результате принятых законов за последние 2,5 года», – подчеркнул глава Союза журналистов Москвы, член СПЧ при президенте РФ Павел Гусев.  Гусев отметил и то, что зачастую законы принимаются без учета мнения профессионалов индустрии.
 
Что есть что
Уточнить в 2014 году пытались не только определение «пропаганда». В огромном количестве законопроектов неприметным остался проект о патриотизме, представленный 8 мая депутатом ГД РФ от фракции «Единая Россия» Аркадием Пономаревым. Тот предложил законодательно закрепить термин «патриотизм». Правда, сам депутат предложил весьма туманную формулировку: «любовь к Отечеству, преданность ему, стремление своими действиями служить его интересам».
 
Впрочем,  основная идея законопроекта заключалась не в уточнении терминологии: предполагаемые изменения должны были защитить несовершеннолетних от информации, которая содержит «отрицание и искажение патриотизма».
 
 Уже 15 мая по личным причинам депутат отозвал свой законопроект. Впрочем, забывать про него преждевременно: по словам пресс-секретаря депутата, скорее всего, Аркадий Пономарев еще вернется к своей разработке.  
 
Забытое
Пока в Думе обсуждались иностранные песни и рекламы автомобилей и принимались законы об иностранном финансировании и рекламы на кабельных каналах, а на Украине гибли журналисты, депутаты так и не приняли ни одного законопроекта по  защите работников СМИ  в «горячих точках». 
 
Нельзя сказать, что это не обсуждалось вовсе - было выдвинуто несколько законопроектов. Например, о том, что журналистов, которые отправляются в «горячие точки», необходимо страховать. Или о том, что их необходимо обеспечивать  средствами индивидуальной защиты, специальным снаряжением и готовить специальным учебным курсом по технике безопасности. Или предоставить журналистам «горячих точек» право на досрочную пенсию из расчета стажа «день за три», как на передовой. А в случае получения инвалидности на работе обеспечить  дополнительную фиксированную выплату к страховой пенсии. 
 
Если законопроект о пенсиях не получил широкой огласки, то инициативу по страхованию всячески поддержали медиаменеджеры, но проект пока так и остается на бумаге. Более того, этот вопрос еще в 2010 году выносил на обсуждение Союз журналистов Москвы и Ассоциация военной прессы. 
 
Поддержало медиасообщество и законопроект об обеспечении безопасности журналистов, которые работают в «горячих точках». Документ с предложениями о введении дополнительных мер защиты работников СМИ был разослан парламентариям 20 июня, но в работу проект так и не пошел. 
 
А в сентябре Госдума вновь отклонила законопроект о неприкосновенности журналистов. Новый закон должен был позволить журналистам проводить расследования против официальных представителей власти. Аргументом «против» послужило то, что в законе уже прописано наказание за воспрепятствование профессиональной деятельности журналиста. Парламентарии посчитали, что дополнительные законы избыточны.
 
Почему-то удивительная стремительность, с которой, к примеру, был принят закон об иностранном финансировании, никак не распространилась на все эти законопроекты о безопасности журналистов, актуальность которых в 2014 году невозможно не признать. 
 
Зато все еще в разработке находится проект депутата петербургского ЗакСа  Виталия Милонова. Парламентарий предложил выдавать журналистам удостоверения государственного образца и обязать работников СМИ носить отличительные жилеты во время митинга, чтобы их можно было отличить от активистов. Если поправки будут приняты, все журналисты обязаны будут подтвердить свой статус через редакцию, после чего получить новые удостоверения. Проект уже назвали PR-акцией депутата, поскольку идея неперспективна. По мнению Людмилы Фомичевой, председателя Союза журналистов СПб, сложно представить орган государственной власти, который профинансирует выпуск жилетов и удостоверений. Есть версия и управляющего партнера Коллегии юристов СМИ Федора Кравченко о том,  что это очередная попытка власти получить контроль над журналистами. 
 
Не то регулируете
Даже по непринятым законам складывается впечатление о том, насколько плотно и Госдума, и петербургский ЗакС в 2014 году работали с законодательным регулированием работы журналистов. «Мне кажется, Госдума как раз слишком много обсуждала проблемы журналистов, и как раз в запретном ключе, - замечает Лениздат.Ру депутат петербургского ЗакСа и экс-декан факультета журналистики СПбГУ Марина Шишкина. - Лучше было бы, если бы вообще не трогали закон «О СМИ». В 1991 году он был принят как очень хороший демократический документ, очень профессиональный закон, мы всегда гордились им». Но на начало 2015 года в этот закон уже внесено более 30 поправок, и это уже совсем не тот документ, который был принят 14 лет назад. «Занимались бы хозяйством, экономикой, малым бизнесом – тем, чем надо заниматься, а не трогали бы журналистов, - добавляет Марина Шишкина. – Была проведена чрезмерная работа, которой мы все сейчас пытаемся как-то противодействовать. Если бы занимались проблемами бизнеса, создавали условия для развития медиаиндустрии, это было бы хорошо. Но об этом речь не шла. Или сократили бы деньги на подписку, и все. Лучше бы занимались инвестированием, создавали бы условия, в которых хорошо работала бы почта». 

Катерина Яковлева, Наталия Субаева

Теги:  закон