Медиановости /
Версии, Медиасреда

28 сентября 2015 18:11

Сапрыкин и Носик: проблему беженцев искажают медиа

Сапрыкин и Носик: проблему беженцев искажают медиа

Журналист Юрий Сапрыкин и блогер Антон Носик попробовали разделить проблемы побега сирийцев в Европу на реальные и надуманные — в ходе «Сентябрьских диалогов», которые состоялись 26 сентября в библиотеке Маяковского. По мнению экспертов, медиа играют фактически ключевую роль в том, как представляется происходящее обществу.

Медийная проблема

То, что наплыв сирийских беженцев сегодня воспринимается как катастрофа, которая должна подорвать устои Европы, — следствие устройства современных медиа, уверен Юрий Сапрыкин.

«Если мы посмотрим на те потоки мигрантов и беженцев, которые приходили в Европу после Второй мировой войны, то увидим: нынешний не является ни самым крупным, ни даже каким-то особенно исключительным, — заметил он. — Даже по сравнению с тем, что происходило в России после распада Советского союза, я уж не хочу говорить о евреях, которые бежали из Германии и которых никто не хотел принимать. Чего далеко ходить — даже 2 миллиона человек, которые уехали из Донбасса за последний год. А мы сейчас обсуждаем 400 тысяч человек, которые приехали за 8 месяцев».

По его мнению, настоящая причина поднявшегося шума — появление у телекомпаний операторов с мобильными камерами, которые легко перемещаются по миру, легко снимают «с руки» репортажные картинки и быстро передают их в редакцию. «Из-за этого получается такая страшная картинка, которая создает ощущение какого-то небывалого вала мигрантов и какой-то катастрофы, которая должна разразиться, — объяснил Юрий Сапрыкин. — Меж тем Европа и Россия регулярно переживают эту катастрофу уже многие десятилетия и каждый раз из нее выбираются».

Более того, журналист обратил внимание на то, что в Ливане, Турции и Иордании количество беженцев в разы превышает их поток в Европу. «В Ливане размером с Московскую область два миллиона беженцев — хорошо, пусть они там сидят, это не наше дело, — заметил Юрий Сапрыкин. — Но они физически не могут принять то количество беженцев, которые там находятся. Вода из этого котла выплескивается через край. И эти брызги, довольно несущественные в численном отношении, но хорошо снимаемые, хорошо монтируемые и дико цепляющие эмоционально картинкой, мы и принимаем за конец европейской цивилизации».

В пользу надуманности телевизионной истерии, по мнению Юрия Сапрыкина, говорит и то, что всего несколько недель назад тема сирийских беженцев мелькала в новостях гораздо чаще. «Сейчас у отечественного телевидения появились другие заботы — например, разоблачить 90-е или обосновать, что нам нужно залезть в Сирию, — заметил он. — И как-то вдруг проблема с беженцами сама собой рассосалась, и уже никто нам не рассказывает в вечерних новостях: кошмар-кошмар, сейчас ИГИЛ (в России организация признана экстремистской и запрещена. — Прим. Лениздат.Ру) пошлет сотни тысяч своих наемников под видом беженцев и они там устроят кровавую кашу. Это лишний раз доказывает медийную природу этой так называемой катастрофы».

Пропаганда хуже Киселева

С другой стороны, сострадание европейцев тоже спровоцировано яркой телевизионной картинкой, считает блогер Антон Носик. «То, что мы видели на экранах европейских телевизоров, состояло из утонувшего мальчика, — заметил он. — При этом не обсуждалось, какое количество мальчиков утонуло, просто купаясь на курортах». Но, обратил внимание блогер, последнее никакой истерики не вызывает, никто не говорит о том, что мальчиков, поехавших с родителями отдыхать, надо немедленно спасать из-за того, что один из них утонул. «Это вырывание из контекста, — говорит Носик. — По сравнению с уровнем пропаганды, вызвавшим сегодня в Европе волну слабоумного сострадания к бегущим из Сирии, Дмитрий Киселев (генеральный директор МИА „Россия сегодня“, ведущий канала „Россия 1“. — Прим. Лениздат.Ру) — маленький мальчик. Так зомбируют на французских ток-шоу, где сначала вам священник рассказывает, почему надо любить беженцев, потом вам историк рассказывает, что вы угнетали эту Сирию тысячи лет, хотя Сирия не была колонией никакой европейской страны».

Существенно отличается текущая волна эмиграции, по мнению Антона Носика, не только шумихой, которую подняли вокруг нее медиа, но и тем, откуда именно бегут мигранты. По его мнению, все 70 лет с момента начала гражданской войны в Сирии страна является современным аналогом фашистской Германии.

«Сирия бесконечно развязывала агрессивные войны со своими соседями, лила кровь, резала у себя в стране национальные меньшинства, — рассказал блогер. — Это страна, в которой первый парламент был сформирован при большинстве абсолютно пронацистской партии. Где главная ролевая модель — Адольф Гитлер, самая популярная книга — Mein Kampf („Моя борьба“. — Прим. Лениздат.Ру)». В это время, заметил Антон Носик, в стране не прекращаются государственные перевороты, и все 70 лет она «несет кровь, трагедию, войну своим соседям». «Это страна, которая пришла в Ливан, оккупировала то, что называлось ближневосточной Швейцарией, растоптала это своими танками и построила несколько бандформирований на своем полном финансировании, — возмутился он. — А потом, в 2011 году, эта агрессия, которую Сирия экспортировала на Ближний Восток, вдруг возникла внутри нее и обратилась против нее».

Антон Носик уверен: все те люди, которых Европа могла принять и не заметить, давно успели сбежать из Сирии. «Христиан, элиту этого общества, врачей и инженеров, столько притесняли, что они уже давно разъехались, — уверен блогер. — В этой толпе бегущих вы не увидите христиан, их там уже затоптали». Те люди, которые приезжают в Европу сейчас, по каким-то причинам не имели ничего против происходившего в стране 70 лет, считает Носик.

Другая претензия блогера к сирийским беженцам — то, что бегут не женщины и дети, а здоровые боеспособные мужчины, которые могут влиять на происходящее в Сирии, но вместо этого пережидают в Европе.

В данном случае, уверен Носик, «бремя белого человека» для европейца — не пустить азиатский мир, «после того как они достаточно друг друга убили и съели, собрать чемоданчики и переехать жить к белым и там начать следующий цикл». «Ты должен научить их нормально жить там, где они родились, — считает он. — Лечить болезни, учить грамотности, технологии, научить строить дороги, а не открыть свои дороги, чтобы они приехали и разрушили их. В этом не бремя, в этом слабоумие. Если идет война — научи их войну закончить. Научи тех, кто кажется тебе осмысленным, победить, а не приносить ее к себе. Потому что эта война — питательная среда для 11 сентября у тебя дома».

Как принимать беженцев

Наконец, главную ошибку стран Евросоюза Антон Носик видит в том, как именно они принимают сирийцев. С одной стороны, заметил блогер, никто не договаривается с ними об условиях въезда.

«Я не против беженцев, — объяснил он. — Посмотрим на Голландию, на США, на Израиль — они все обязаны своим успехом и значимостью беженцам. Они поднялись на их интеллектуальном потенциале, имуществе, знаниях и витальной силе. Но не надо сравнивать это с тем, как бегут сейчас эти сторонники Асада (Асад Башар, президент Сирии с 2000 года. — Прим. Лениздат.Ру) и ИГИЛа для того, чтобы построить там свои мечети, свои гетто, не выпускать жену из дома и детей в школу отпускать только в парандже».

Цивилизованный прием беженцев, как цивилизованный прием гостей, заметил Носик, сопряжен с тем, что беженец обязуется уважать и соблюдать определенные конвенции того места, которое его принимает. «Если не договариваться с людьми об условиях въезда, потому что их жалко и у них мальчик утонул, если соображения о том, что будет завтра с нами и нашим домом, отметаются из каких-то гуманитарных соображений, на выходе мы получим очень печальную картину.

С другой стороны, рассказал Антон Носик, фактически никто не проверяет прошлое беженцев, их связи и возможную угрозу. «Одно дело — проблемы нутряного зоологического расизма, а другое — реакция на беженца из гитлеровской Германии, — уверен он. — Надо хотя бы узнать, не служил ли он в СС, его связи, прошлое и состояние здоровья. Я хочу знать, нет ли среди них палачей».

Носик напомнил, что спецслужбы каждой страны, которые впускали к себе беженцев из бывшего Советского Союза, проверяли его бэкграунд, задавали вопросы, вызывали на собеседование. «Любая нормальная страна, когда она принимает беженцев не из Сирии, она умеет провести все проверки, которые подсказывает здравый смысл, — возмутился блогер. — Почему сирийцы должны быть освобождены от тех проверок, без которых Солженицына не впустили бы ни в Швейцарию, ни в Америку, от тех бэкграунд-чеков, без которых ни один русский, еврей, белорус, украинец не попадает ни в Германию, ни в Австрию?»

С тем, что статус беженца нужно давать не всем, согласился и Юрий Сапрыкин. Возражал он только против априорного отношения к сирийским беженцам как к сторонникам одной из воюющих в стране сторон. «Более подходящим примером будет гражданская война в России, — считает он. — Ведь были те, кто не был ни за "белых", ни за "красных". Так и здесь могут быть люди, которые ни за то, ни за другое. И они не понимают, куда вклиниться, это не их война, они не могут в ней участвовать».

При этом главная текущая задача европейских властей, по мнению Сапрыкина, — не расталкивать людей по гетто. «Не уводить это в "серую зону", которая всегда выгодна кому-то, кто делает на этом деньги, — будь то столичный стройкомплекс или люди, которые гоняют лодки через Средиземное море», — заключил журналист.

Российский контекст

При всем этом, уверен Юрий Сапрыкин, никакой существенной разницы между сирийскими беженцами и мигрантами в России нет. «Либо мы признаем, что нам создают проблемы мигранты другой культуры, другой религии и другой национальности и в Брюсселе, и в Москве, либо мы растворяемся в прекраснодушии мультикультурализма», — заявляет он. По мнению Сапрыкина, проблема есть везде, но в Европе о ней говорят, собираются саммиты, на государственном уровне принимаются решения, пусть пока хорошего выхода и не найдено.

«Я не припомню за 25 лет постсоветской истории никакого системного обсуждения того, что нам делать с приезжими из бывших союзных республик, — заметил Сапрыкин. — Это все находится в какой-то "серой зоне", которую не обсуждает правительство, не обсуждают по телевизору, про которую невыгодно говорить бизнесу, потому что, к примеру, весь строительный бизнес основывается на нещадной эксплуатации людей в нечеловеческих условиях существования».

Вся разница между европейскими и российскими проблемами с мигрантами, подвел итог журналист, только в том, что в России она табуирована на всех официальных уровнях, а Европа ищет для нее «плохое, хорошее, неказистое, ошибочное, но какое-то системное решение».

Катерина Яковлева

2 Последние комментарии / остальные комментарии

Как же это не была колонией? Франция уже не Европейская страна?

Неа ! Колонией не была.

Вы также можете оставить комментарий, авторизировавшись.