Медиановости /
Интернет, Несвобода слова

4 декабря 2015 17:55

Забвение для роботов

Забвение для роботов
 
Хотя остался всего месяц до вступления в силу закона о «праве на забвение», представители поисковиков пока не решаются предположить, какое количество запросов об удалении информации поступит от граждан после 1 января 2016 года. По мнению экспертов интернет-отрасли, непонимание принципов работы нового закона убережет поисковики от многочисленных исков. Также они отмечают уникальность ситуации, когда закон фактически ограничивает в действиях «искусственный разум».  Лениздат.Ру вспоминает историю вопроса и оценивает риски новой практики.

«Закон о праве на забвение» — это ряд поправок в Федеральный закон «Об информации, информационных технологиях и о защите информации». Они подразумевают, что любой пользователь сможет направить запрос в сетевой поисковик, требуя удалить из результатов выдачи личную информацию о нем. Это может быть информация о преступлениях, по которым истек срок давности или погашена судимость, заведомо ложная либо «неактуальная» информация. Особую важность представляет то, что российский закон не оперирует понятием «общественного интереса» к той или иной информации. То есть политики или публичные люди могут требовать удаления неприятных им ссылок о себе, если те «неактуальны».

Пользователь, обращающийся к Google, «Яндексу» или другому поисковику, должен будет отправить заявление с указанием паспортных данных и обосновать причину удаления информации. Поисковик обязан ответить на запрос в течение 10 дней. Обоснование в случае отказа, равно как и признание информации подлежащей удалению, ложится на представителей поисковика.
 
Нас спасет безграмотность
 
Вопрос, можно ли в России в этом вопросе опираться на опыт зарубежных поисковиков, остается открытым. «Механизмы российского закона отличаются от европейской практики, поэтому мы не можем использовать иностранный опыт», — заявили Лениздат.Ру в пресс-службе «Яндекса». 
 
В конкретных прогнозах о том, как компания прореагирует на нововведения в январе, «Яндекс» был осторожен. «Оценить влияние нового закона на расходы компании мы сможем после его вступления, то есть в следующем году. Пока непонятно, с каким количеством обращений столкнутся поисковые системы и с какими жалобами будут приходить люди. От этого зависит, сколько дополнительных ресурсов нам потребуется», — сообщила Лениздат.Ру  пресс-секретарь «Яндекса» Ася Мелкумова.
 
Директор по внешним коммуникациям Rambler&Co Матвей Алексеев уверен, что поток обращений по данному поводу будет в России сравнительно небольшим. Напомним, в Европе в 2014 году правом на забвение пожелало воспользоваться более 200 тысяч человек. Алексеев уверен, что большого потока жалоб не будет из-за российской юридической безграмотности. «С точки зрения медиаграмотности, пользователи не всегда понимают, что внутренний поиск не является «общественно-доступным». Из-за данной тонкости могут возникнуть основные вопросы. С этим мы будем разбираться по мере поступления. Думаю, такие иски будут формироваться достаточно долго. В любом случае я сомневаюсь, что будут какие-то огромные массивы запросов. Граждане РФ не знают принципа данного закона. При этом люди часто не задумываются о реально существующих законах и их соблюдении», — сообщил представитель Rambler&Co Лениздат.Ру.
 
Интернет-омбудсмен и президент «Радиус-групп» Дмитрий Мариничев полагает, что, несмотря на возможные затраты, поисковики найдут способ задействовать свои мощности в рамках закона. «Конечно, это потребует определенных затрат, в том числе — на штат юристов», — заявил Мариничев Лениздат.Ру  При этом интернет-омбудсмен обратил внимание Лениздат.Ру на интересные последствия закона о забвении: государство фактически предписывает технике, как та должна работать. «Сейчас мы начинаем ограничивать технологии. То есть фактически применять закон не к людям, а к роботам. Я бы назвал «закон о забвении» первым законом для роботов», — отметил интернет-омбудсмен.
 
Забвение как проклятие
 
Сегодня государство вынуждено контролировать технологии, но изменять визуальную информацию в «ручном» режиме оно стремилось издавна. Принцип уничтожения упоминаний об определенном человеке известен с древних времен. До недавних пор он рассматривался скорее в качестве наказания и носил принудительный характер. В Римской империи процедура называлась Damnatio memoriae — проклятие памяти. Имена преступников вымарывались из законов, соскабливались с памятников, уничтожались их изображения. Проклятия не избежали в том числе запятнавшие свою репутацию императоры, включая Нерона и Калигулу, и иные государственные деятели.
 
Древнеримская практика нашла отражение в обычаях сталинского СССР, когда статьи о «врагах народа» вырывались из энциклопедий, а их лица замазывались чернилами на фотографиях.
 
Сегодня отголоски «проклятия» существуют в некоторых законах о терроризме. Так, в России согласно Федеральному закону «О погребении и похоронном деле» тела террористов не выдаются родственникам, не сообщается и о месте их погребения. Соответствующие поправки были приняты после теракта на Дубровке в 2002 году, в 2007 году их признал законным Конституционный суд. В Израиле запрещены опознавательные знаки на могилах обвиненных в террористической деятельности — после принятия соответствующего закона в 1999 году уже существующие надгробия были уничтожены. В 2012 году в Англии были уничтожены все памятные знаки, посвященные телеведущему Джимми Сэвилу, включая надгробный камень, названные в его честь дома и статуи, — после смерти журналиста в 2011 стало известно о том, что тот был педофилом.
 
Появление возможности уничтожить упоминания о себе в Сети привело к тому, что сотни тысяч человек стали эту возможность искать. Российский закон теоретически опирается на судебные решения США и Евросоюза. В ЕС Google осуществляет право на забвение по запросу пользователей согласно директиве Европейского суда от 2012 года (само словосочетание «право на забвение», немедленно растиражированное СМИ, впервые использовано в судебном решении испанского суда, удовлетворившего иск Марио Гонсалеса к Google).
 
Без математики и астрономии
 
В ходе обсуждения законопроекта в Госдуме принимались поправки представителей крупных поисковиков в России, а также скептически настроенного к данной законодательной инициативе депутата Дмитрия Гудкова. Прийти к компромиссу, который удовлетворил бы всех, тем не менее не удалось. Отдельные разногласия вызвал смежный законопроект о штрафах для поисковиков. Согласно ему, в Кодекс административных правонарушений будет внесена статья «Ответственность оператора поисковой системы». За безосновательный отказ удалять информацию о пользователе из поиска для поисковиков предлагаются штрафы до 100 тысяч рублей. В случае, если поисковик не станет удалять информацию в течение 5 дней после соответствующего решения суда, налагаются штрафы до 3 млн рублей. Чрезмерность таких санкций критиковали в правительстве и в Верховном суде. 23 октября 2015 года законопроект прошел I чтение в Госдуме. Поправки могут быть скорректированы ко II чтению.
 
Против права на забвение выступили многие журналисты. Олег Кашин сравнил удаление информации с корректировкой исторического прошлого, описанной в антиутопиях о тоталитарном обществе. Петербургские журналисты обращали внимание на морально-этическую сторону вопроса (подробнее здесь). 
 
Хотя сторонники действия закона в России отталкиваются от опыта Евросоюза, на Западе аналогичные акты также подвергаются жесткой критике. В 2014 году за правом на забвение к Google в Европе обратились порядка 250 тысяч человек. Их запросы были удовлетворены в 40 с лишним процентах случаев. Какую именно информацию удаляли из выдачи поисковика, неизвестно. В 2015 году 80 представителей мирового научного сообщества опубликовали открытое письмо к Google, требуя обнародовать статистику по категориям информации, подлежащей удалению.
 
«Когда искажают объективную реальность, это ни к чему хорошему не приводит. Официально говорится о забвении «ошибок молодости», когда по прошествии лет человеку становится за что-то неудобно. Но ведь это странно — из песни слов не выкинешь», — заметил Дмитрий Мариничев. Он добавил, что однозначно неправомерную информацию успешно контролирует закон о клевете. Желание же ограничивать информацию исходя из эмоциональных, а не рациональных посылов может привести к абсурду, считает омбудсмен. «Начнем убирать сведения о том, что Земля круглая или, наоборот, плоская — одному то не нравится, другому — это. Дальше пойдет вероисповедание и вера как таковая. Роботы будут определять вероисповедание или мировоззрение человека и не выдавать ту информацию, которая может его обескуражить либо ввести в ступор», — сказал Мариничев.
 
Представитель Rambler скептически оценивает эффективность права на забвение с точки зрения угрозы распространению информации. «Давайте при этом не забывать, что интернет не имеет границ. Сейчас, правда, появились определенные веяния, из-за которых многие государства вводят собственные регулирующие базы в отношении интернета. Этот процесс, однако, достаточно длительный, поскольку интернет — прежде всего технология, математика. Законы математики еще никто не отменял», — сказал Алексеев. 

Андрей Гореликов

Теги:  rambler, яндекс