Медиановости /
Власть, Медиасреда

20 января 2016 22:00

Терроризм есть, а слова нет

Терроризм есть, а слова нетФото: rus.delfi.lv
 
В середине февраля комитет по информполитике рассмотрит законопроект чеченского парламента о запрете упоминания в СМИ вероисповедания и национальности террористов. Комитет-соисполнитель уже одобрил эту инициативу, объяснив свое решение заботой о законопослушных мусульманах, не имеющих отношения к экстремизму. Собеседники Лениздат.Ру полагают, что запрет может существенно ограничить работу прессы.
 
Исламисты не террористы
 
Комитет Госдумы по делам общественных организаций во вторник, 19 января, поддержал законопроект, который запрещает СМИ указывать национальную и религиозную принадлежность террористов. Инициатива была внесена на рассмотрение в ГД чеченским парламентом еще в начале декабря. Авторы законопроекта хотят дополнить закон «О противодействии терроризму» новой статьей — «Информационное противодействие террористической деятельности», а также внести изменения в закон о СМИ.
 
Участие России в военных действиях в Сирии переломило ход событий, говорится в пояснительной записке к законопроекту. Отмечается, однако, что в плане пропаганды террористы ИГ (группировка запрещена на территории РФ – прим. Лениздат.Ру) сохраняют «обширный потенциал». «Известно об участии граждан нашей страны в составе подразделений террористов, воюющих на стороне ИГИЛ, – подчеркивается в записке. – Это прямое следствие активной идеологической пропаганды ИГИЛ через средства массовой информации,  Интернет, социальные сети и т.д.».
 
Называя террористов «радикальными исламистами» и «исламскими террористами», СМИ оскорбляют религиозные чувства добропорядочных мусульман и приравнивают всех честных граждан, исповедующих ислам, к террористам, считают авторы проекта. Используя указанные выражения, журналисты «позиционируют террористов и представляют их как людей, представляющих ислам, и тем самым активно потворствуют их пропаганде».  
 
Согласно законопроекту, нарушение запрета приравнивается к действиям, направленным на разжигание межнациональной и межконфессиональной розни. Отметим, статья 282 УК (возбуждение ненависти либо вражды) предусматривает максимальное наказание в виде лишения свободы на срок до пяти лет.
 
Забота о мусульманах и протестантах
 
В заключении комитета Госдумы по делам общественных объединений и религиозных организаций говорится, что предлагаемый запрет вводится «в целях реализации конституционных прав», приводит выдержки из документа РБК. «Комитет полагает, что внесение изменений, предусмотренных законопроектом, позволит усовершенствовать систему информационного противодействия терроризму, – говорится в заключении думского комитета, – а также обеспечить точное и достоверное распространение информации, создать условия для предупреждения распространения в обществе вражды и ненависти».
 
Как пояснил Лениздат.Ру глава комитета, депутат от ЛДПР Ярослав Нилов, вопрос, поставленный в этом законопроекте, члены комитета посчитали правильным и актуальным. «Вопрос неоднократно поднимался представителями мусульманских организаций, – рассказал Нилов. – Кроме этого, этот же вопрос ставили перед нами протестанты. Упоминание религиозной принадлежности преступника накладывает негативный отпечаток и создает определенный негативный фон для законопослушных верующих граждан». Противоправные действия преступника не связаны с его конфессиональной принадлежностью, подчеркнул депутат. «Да, порой они оправдывают свою деятельность какими-то своими мировоззренческими понятиями, – добавил Нилов, – но это не значит, что другие законопослушные граждане должны от этого страдать». 
 
Комитет по информационной политике, являющийся главным исполнителем по законопроекту, собирается рассмотреть инициативу во второй половине февраля, рассказал Лениздат.Ру его председатель Леонид Левин. По его словам, еще не было получено заключение правительства – оно попросило об отсрочке.  
 
Отметим, ранее уже звучали аналогичные инициативы, однако они так и не нашли отражения в законодательстве. Так, в декабре 2014 года чеченский депутат Шамсаил Саралиев выступил с предложением исключить из употребления в прессе выражений «исламский террорист», «исламист», «исламский боевик». А в 2012 году спикер Московской городской думы Владимир Платонов предлагал запретить СМИ называть национальность и вероисповедание подозреваемых и преступников. Президент Владимир Путин на встрече с Советом законодателей эту инициативу поддержал.
 
Профессиональная ответственность вместо уголовной
 
Леонид Левин свое мнение касательно инициативы чеченских парламентариев высказал еще в начале декабря. Комментируя законопроект агентству ТАСС, депутат был настроен скептически. Он отмечал, что введение подобного запрета не является гарантией достижения желаемого результата. 
 
«В условиях трансграничности и скорости обмена информацией в социальных сетях, мессенджерах и на сайтах, находящихся в том числе и за пределами возможностей контроля отечественных регуляторов, мы рискуем понизить конкурентоспособность российских СМИ, – заявлял он. – В таких востребованных жанрах, как, например, прямые эфиры, они будут вынуждены ограничивать себя в описании реалий, которые могут вызывать национальные или религиозные ассоциации». В связи с этим Левин предложил СМИ самим выработать этические стандарты описания терроризма, что, по его мнению, стало бы самым эффективным средством решения проблемы.
 
Упоминание в СМИ национальности или религии может использоваться для возбуждения вражды, считает директор информационно-аналитического центра «Сова», занимающегося проблемами национализма и ксенофобии, Александр Верховский. «Но также верно и то, что немало случаев, – отметил он в беседе с Лениздат.Ру, – когда имеет значение, от имени какой религии выступал террорист». По мнению Верховского, это вопрос профессиональной этики журналиста.
 
Рассказывая о терактах, журналисты должны тщательно выбирать выражения, но подобная профессиональная осторожность не должна иметь ничего общего с очередным насаждаемым нам запретом, подчеркнула в беседе с Лениздат.Ру главный редактор «Новой газеты» в Петербурге Диана Качалова. «Когда СМИ сообщают о теракте, они в последнюю очередь хотят оскорбить, положим, мусульман, – считает журналист. – Их задача донести до читателя информацию – откуда ему может угрожать опасность. Да, у терроризма нет национальности, но у каждого конкретного террориста есть. И это знание может помочь людям в критической ситуации».
 
По мнению Качаловой, принимать такой закон еще более вредно, чем называть национальность террористов. «Есть такое  выражение: "Жопа есть, а слова нет", – отметила главный редактор «Новой». – То есть явление есть, а называть его запретят. Мне интересно, когда запретят называть беженцев, например, "сирийскими". От них же тоже много проблем. И террористы среди них могут оказаться. И дальше этот запрет будет как клубок разматываться и захватывать все более широкие сферы жизни».
 
Отрицательно отнесся к идее чеченских парламентариев и депутат от «Справедливой России» Олег Нилов. «Я не считаю, что СМИ должны так ограничивать, – поделился он своим мнением с Лениздат.Ру. – В чем тогда смысл публикации? Просто принести плохую весть?» Публикации о терроризме должны, по мнению депутата, вскрывать его причины и способствовать тому, чтобы те, кто косвенно может быть причастен к произошедшему, делали выводы.

Александра Шаргородская