Медиановости /
Власть, Конфликты, Несвобода слова, Петербург

27 июня 2016 17:55

Венедиктов: Закрытие «Диалогов» - политическое решение Москвы

Венедиктов: Закрытие «Диалогов» - политическое решение Москвы

Главный редактор «Эха Москвы» Алексей Венедиктов пообещал поддерживать проект «Открытая библиотека» в дальнейшем. По его мнению, «Диалоги» в библиотеке на Фонтанке были уникальным проектом, нужным в первую очередь народу. Тем не менее Венедиктов не удивлен, что власти оказывают давление на «Открытую библиотеку», наоборот – он думал, что это произойдет раньше.

«Очевидно, что в данном случае ФСБ лишь инструмент и это лишь политическое решение, которое принято в Москве, а не в Петербурге, - высказал мнение в беседе с Лениздат.Ру Алексей Венедиктов. -  Площадки для свободных дискуссий, которых вообще не осталось в Москве, а остались только в Питере в лице "Открытой библиотеки", сейчас не в тренде у нынешней власти. Дискуссии должны быть регулируемые, гости согласованные, темы вегетарианские, а выводы лучше бы отсутствовали».  Сам главный редактор «Эха Москвы» несколько раз являлся приглашенным спикером «Открытой библиотеки». Например, в феврале 2016 года Венедиктов выступал  на «Февральских диалогах» в день годовщины смерти Бориса Немцова. Вместе с историком Львом Лурье журналист обсуждал историю политических убийств в России.

По словам Венедиктова, его не удивляет, что ФСБ нагрянула с обысками в библиотеку на Фонтанке, где проводились встречи «Открытой библиотеки». Главред считает, что это могло произойти значительно раньше. Сейчас же Алексей Венедиктов в беседе с Лениздат.Ру пообещал, что займется вопросом поиска подходящей площадки в Москве. «Но со вполне пессимистичными взглядами на результат», - отметил он.  «Я понимаю, что руководство библиотеки не может выстаивать против ФСБ и городских властей. Но будем надеяться, что площадка для проекта найдется. Ничего экстремистского, русофобского и незаконного на "Диалогах" не происходило. В Конституции свобода мнений записана, и площадка эту свободу реализовывала. Хотя не все мнения, которые там озвучивались, были приятны и мне, например. Ну и что? На то и свобода дискуссий», - заключил Венедиктов.

Уже несколько месяцев «Эхо Москвы» является официальным информационным партнером «Открытой библиотеки». На сайте радиостанции транслируются дискуссии в рамках проекта, а также публикуются расшифровки бесед гостей. Интерес ФСБ к «Открытой библиотеке» и ее идеологу Николаю Солодникову не способен повлиять на сотрудничество «Эха Москвы» с проектом, заверил Алексей Венедиктов.

Главный редактор «Эха Москвы» также рассказал, в чем он видит основную ценность проекта «Открытая библиотека» и почему он уверен, что «Диалоги» должны продолжаться. «Меня этот проект поразил. Ведь суть не в дискуссии, которую можно вести в интернете, на хорошо раскрученных сайтах вроде РБК, NEWSru.com, "Эхо Москвы", - уверен Венедиктов. - Спикеров можно собрать в эфире "Дождя", "Эха" - вообще не вопрос. У этого проекта была аудитория из людей, которые взяли на себя труд прийти, дискутировать и оппонировать – в этом ценность».

По словам журналиста, проект в большей степени нужен именно людям, аудитории, а не его организаторам или выступающим гостям. «Когда мы говорим про гражданское общество, то вот это как раз та форма, которой очень не хватает. Это дискуссия с залом.  Не с аудиторией СМИ, где ты сидишь как царь, вещаешь. А с живой аудиторией. Надо искать формы для продолжения проекта. Прежде всего это нужно стране, а не организаторам или спикерам. Этот уникальный опыт, который, как в морском бое, сейчас не убит, но ранен», - заключил Венедиктов в беседе с Лениздат.Ру.

Напомним, руководитель проекта «Диалоги» журналист Николай Солодников на прошлой неделе заявил, что «Открытая библиотека» более не сможет организовывать встречи в библиотеке имени Маяковского. Также он рассказал об обысках в библиотеке. В понедельник Солодников уволился с поста заместителя директора библиотеки имени Маяковского по связям с общественностью.

Наталья Гончарова

Теги:  конфликт

1 Последние комментарии / остальные комментарии

Я считаю, что на самом деле в глазах директора библиотеки проект добила абсолютно провокационная дискуссия между Антоном Красовским и Максимом Шевченко. Это было жуткое гомофобское, ксенофобское действие с мантрами оскорблений и презрения к Петру Первому и соответственно к петербургской составляющей истории России.


Я абсолютно уверен в том, что заведующая библиотекой, присутствовавшая на этом патетическом шабаше Максима Шевченко после мероприятия пила сердечные капли и с ужасом меряла у себя кровяное давление. Ей самой всё, что произошло, очень не понравилось. Там, на той встрече, не было никакого диалога, а был манифест антидемократии и антипетербургской эрзацистории и эрзацкультуры.

Конечно, в нашей стране деятели культуры ни за что не отвечают, а при сползании страны к мракобесию и диктатуре обвиняют только генсека, президента и начальника тайной полиции, однако любому присутствовавшему на той встрече было понятно, что публичные дискуссии в таком ключе проводить - это гробить Россию, а заканчивать такие дискуссии на такой ноте, вообще, просто нельзя - это расписываться в собственной беспомощности противостоять худшим силам реакции, которые могут в очередной раз пытаться обаять Россию. Так что моё личное мнение состоит в том, что и без всякого ФСБ директор библиотеки имени Маяковского сама пришла к мнению, что в таком безобразном виде, как проходил экзерсис нарциссизма Шевченко против экзерсис нарциссизма Красовского, в таком формате встречи "Открытой библиотеки" проводить нельзя - это удачная попытка разрушения именно цивилизационных начал - духовной и интеллигентной гармонии внутри общественной жизни Санкт-Петербурга.

Есть накатанная форма подачи - например, острые политические дискуссии англичан на телеканале BBC. Есть форма обсуждения текущих событий зрителями, читателями, то есть как бы всем залом, на которое как бы реагируют приглашённые "говорящие головы", которых одновременно может быть не 2, а 4 - 5 - 6, абсолютно равнозначных и равновеликих. То есть живая панель обсуждения - это не проблема в 2016 году в 21 веке для оживления библиотечной и общественной жизни в эпоху продвинутых читателей, избирателей и социальных сетей.

"Открытую библиотеку" - как проект надо переформатировать в более живой и более свободный проект, где дикие выпады типа тех, что позволяет себе Шевченко, при полной свободе слова не были бы решающими и заключительными в дискуссии, люди бы не собирались ради немого присутствия при сакральном действе ради душегубства свободы, или сакральном действе ради душегубства России.

Александр Богданов,

Санкт-Петербург

"Общество это не собрание людей с кляпами во рту" во время антидемократических, с прицелом на будущее России, не диалогов, а монологов господина Шевченко, который удачно вписался в эпоху реакции и в порочную конъюнктуру эпохи Путина.