Медиановости /
Медиасреда, Петербург

13 декабря 2016 17:57

Разводной механизм российских СМИ

Разводной механизм российских СМИ
 
На V Международном культурном форуме прессе попытались примерить подходящую роль.
 
Пробы стартовали еще до начала работы форума, на его официальном сайте – где представителям СМИ разъяснялось, что им может быть отказано в аккредитации без объяснения причин. Журналисты, успешно дебютировавшие в амплуа просителей, топчущихся перед фейсконтролем частного кабака, получили возможность присмотреться к роли посолиднее – «моста между властью и культурой», как сформулировали организаторы панельной дискуссии. 
 
Чудеса порядочности «гада Мединского»  
 
Должно быть, уже само место проведения форума предопределило первую корректировку предложенного образа. Поправку внес ректор ГИТИСа Григорий Заславский, заявивший: «Правильнее было бы говорить, что пресса остается постоянно разведенным мостом между властью и культурой, в большинстве ситуаций способствуя углублению всех возможных конфликтов». В подкрепление своего тезиса оратор  припомнил  недавнюю историю с резким выступлением Константина Райкина – когда, по мнению ректора, с помощью прессы «можно было бы возможные углы сгладить, а журналисты воспользовались этим поводом, чтобы как можно дальше развести и углубить конфликт». Еще горше господину Заславскому наблюдать, как, по его выражению, «последовательно мочат» министра культуры. И никто, никто слова доброго не скажет, не похвалит – даже когда есть за что. В поисках таких примеров ректор ГИТИСа (едва заступивший на эту должность по представлению Владимира Мединского) обратился к судьбе «Студии театрального искусства» – оказавшейся на грани закрытия после того, как спонсировавший ее на протяжении десяти лет бизнесмен Сергей Гордеев вынужден был отказаться от дальнейшего финансирования этого проекта. «И вот, уникальная ситуация: министр культуры впервые после долгого перерыва решил поддержать театр, протягивает ему руку помощи (обещает со следующего года перевести в федеральное подчинение. - прим.ред.). Но ни один журналист не сказал, что Мединский вообще-то гад проклятый, но вот редкий случай – здесь он поступил как очень хороший человек, или проявил чудеса порядочности. Ну хотя бы дай человеку шанс в одной единственной ситуации оказаться положительным героем – нет, никого это просто не заинтересовало!» - негодовал Григорий Заславский. По его мнению, при такой черной неблагодарности «у власти отсутствуют резоны» идти навстречу. 
 
«Вам, конечно, зачтется Министерством культуры», - отозвался первый заместитель гендиректора ТАСС Михаил Гусман, поспешив притушить вспыхнувшее возмущение Заславского примиренческим: «Шутка, шутка! Но ведь если мы говорим «мост» - это подразумевает двустороннее движение, не так ли?» 
 
Движение ограничено 
 
«У прессы роль несколько иная, она – мост между культурой и обществом, а не властью, - вступил в дискуссию Михаил Швыдкой. – Ну зачем, скажем, Валерию Абисаловичу Гергиеву пресса для того, чтобы пообщаться с властью?! Как-то это неразумно, есть совершенно другие механизмы…»
 
Дабы не впасть в соблазн обсуждения подробностей устройства таких механизмов, дискуссию поспешили снова поворотить на мост. 
 
«Используя образ моста, мы должны осознать, что сейчас пространство этого моста чрезвычайно сужается, - заметила театральный критик Ольга Егошина. – Закрываются многие газеты, а в сохранившихся сокращаются отделы культуры, в целом сокращается пространство для высказывания. Газеты, которые привлекали квалифицированных искусствоведов и арт-критиков, превращаются в новостные СМИ. Большинство людей сейчас уходят в социальные сети именно потому, что у них нет профессиональной площадки для высказывания. Надо понимать, чем это чревато. Во-первых, сужение мостов порождает заторы. И я думаю, что большое количество взрывов, которые сейчас происходят в обществе, происходят именно из-за непонимания между художником и обществом. Потому что потеряна роль профессиональных модераторов – тех, кто служил связующим звеном между авангардом и традиционными ценностями». 
 
Нарушители границ здравого смысла
 
Директор ГМЗ «Петергоф» Елена Кальницкая вновь обратила критику против самих журналистов – которые, по ее мнению, зачастую  не имеют даже приличного базового образования и просто не способны писать о культуре. Подхватив эстафету у Заславского, госпожа Кальницкая поделилась своей обидой на прессу: мол, «никто нас не поддержал», когда некий гражданин пожаловался в природоохранное ведомство, призывая музей-заповедник к ответу за нарушение статьи 6 Водного кодекса РФ. «Было так больно и обидно, когда приходили и нас штрафовали», - сокрушалась  Елена Яковлевна.
 
Напомним, ГМЗ распространил режим работы своего заведения и на прибрежную полосу у парка «Александрия» - установив металлический забор, из-за чего свободный проход вдоль залива стал невозможен. Объяснялось это, разумеется, соображениями безопасности и сохранности вверенного объекта культурного наследия. 
 
Однако Департамент Федеральной службы по надзору в сфере природопользования по СЗФО не усмотрел в этом законных оснований для ограничения доступа к водному объекту, признал ГМЗ «Петергоф» виновным в совершении административного правонарушения и оштрафовал на 200 тысяч рублей. ГМЗ пытался оспорить это решение в суде, но проиграл. 
 
Всеми этими подробностями Елена Кальницкая участников дискуссии обременять не стала, предпочтя сосредоточиться на упреках в адрес дурно образованных и равнодушных к проблемам культуры журналистов. И сообщить мимоходом, что «Петергоф» добился своего другим путем, обойдясь без всякого «моста», - Совет Федерации будто бы уже поддержал внесение изменений в Водный кодекс, согласно которым прописанные в статье 6 ограничения не будут распространяться на территории музеев-заповедников. 
 
«Хорошо, если полезные поправки внесли. Но почему вы считаете, что пресса должна была занять неправовую сторону? На каком основании она могла защищать вас, когда вы нарушали закон?» - задал резонный вопрос Михаил Гусман.
 
«На основании здравого смысла», - парировала директор ГМЗ.
 
«Никакое законодательство не в состоянии определить границы смысла, - возразил Гусман. – И пресса тут ни при чем. Вот вы высказались по поводу квалификации моих коллег, работающих в сфере культуры. Я смею заметить, что процент малограмотных директоров музеев ровно тот же, как малограмотных журналистов, пишущих о культуре».
 
«Ох ты! - вскрикнула Кальницкая. – Вот уж не соглашусь!»
 
Дальнейшее выяснение процентного соотношения бездарей в журналистике и малограмотных чинуш в руководстве музеев прервал Михаил Швыдкой: «Думаю, Михаил Соломонович преувеличивает. Как правило, среди директоров музеев подвижников больше. И директором музея сегодня быть значительно сложнее, чем просто журналистом, пишущим о культуре». 
 
Между Бойсом и гениталиями Джигурды
 
Хотя, примиренчески рассудил Швыдкой, высказанные Заславским и Кальницкой претензии к уровню журналистских публикаций и упреки в погоне за «жареным» тоже не вполне справедливы: такое положение дел связано с существующим запросом общества, а пресса ведь не живет в безвоздушном пространстве. Почему мало пишут о Бойсе или Бриттене? Да потому, что они, по оценкам Швыдкого, интересуют в лучшем случае 7-8 процентов граждан. А СМИ – это бизнес, вот и отзываются на то, что востребовано, обслуживают массовую культуру. «Поэтому в новостных лентах и чередуются гениталии Джигурды и открытие новой экспозиции в Петергофе», - заключил Михаил Швыдкой. Но тут опять вспомнил о Бойсе – о котором, по мнению Швыдкого, «Комсомольской правде» лучше бы и не писать. О Бойсе лучше уж пусть «Коммерсант» пишет, газета «серьезная и респектабельная».
 
«А почему вообще СМИ нам что-то должны?» - прозвучал вдруг вопрос из зала. Задал его Михаил Миндлин, четверть века возглавлявший Центральный музей древнерусского искусства имени Андрея Рублева – ныне, по его словам, больше не существующий (распоряжением Владимира Мединского музей трансформирован в подразделение государственного музейно-выставочного центра РОСИЗО. - прим. ред.).
 
«Вот тут много говорилось о том, что пресса должна нести просветительскую функцию, быть популяризатором, - продолжил Миндлин. -  Но из каких средств, как СМИ вообще должны выживать в условиях рынка? Мы им никак и ничем не помогаем, а только постоянно что-то требуем. Я что-то не припомню, чтобы музейное сообщество или, к примеру, союз театральных деятелей вступились за какое-нибудь неправедно прикрываемое, репрессируемое СМИ или конкретного журналиста. Требовать надо не от прессы, а от власти, которая должна дотировать как высокую культуру, так и профильные СМИ. Тогда она будет вправе участвовать в формировании дотируемых целей и задач».
 
Можно было бы, конечно, дополнить это выступление обратным примером: когда, например, десятки СМИ дружно вступились за наш «музей четырех соборов», отбив совместными усилиями посягательства РПЦ на Исаакий, Спас-на-Крови и Сампсониевский собор. Но регламентом мероприятия алаверды со стороны аккредитованных журналистов не предусматривалось. Да и зачем, в самом деле, мосту разговаривать? По роли не положено. 

Татьяна Лиханова