Мнения /
Интервью

22 августа 2018 11:28

Как превратить сухие отчеты в интересные истории

Как превратить сухие отчеты в интересные историиФото: Андрей Дорожный

Кого и где в Петербурге убивали по заказу в 1990-е – такую карту недавно составил Андрей Дорожный. О ней рассказали все городские СМИ. Андрей сам журналист, но не простой, а дата-журналист. Таких как он во всей стране по пальцам пересчитать. Дата-журналистика (то есть журналистика данных) направление уже не молодое, модное, но все никак толком не приживающееся в России. О том, что теряют обычные корреспонденты, Андрей Дорожный рассказал «Лениздат.ру».
 

- Чем дата-журналистика отличается от обычной журналистики?

-Журналистика занимается объяснением действительности. Я занимаюсь тем же самым, только для поиска инсайтов я использую не информаторов или пресс-релизы, а базы данных.

Сейчас много стали говорить о «больших данных». Они существовали давно, но только сейчас их поиск и обработка стали доступны каждому. Любой из нас может обрабатывать огромные массивы информации на обычном компьютере.

- Как проходит процесс работы над материалом?

- Есть задача узнать, в каком районе города самые дешевые кафе. Обычно журналисты пойдут на сайт Росстата или спросят эксперта. Они узнают, что в центре цена выше, чем на окраинах, информация получается общей и не детализированной.

Я же иду на сайт сервиса, который агрегируют данные о ресторанах. Скачиваю данные с помощью программы и получаю нужную мне информацию в разрезе районов. Потом сделаю из этого интерактивную карту – читатель сможет узнать информацию о том районе, в котором живет. Такая персонификация привлекает пользователя, и он ставит лайк, шэрит пост или подписывается на сайт, чтобы получать больше таких материалов.

Это не значит, что без данных нельзя сделать популярный материал. Я уважаю журналистов, которые грамотно работают с информаторами и пишут крутые тексты. Вырасту - стану как они.


Не совсем про цены, но тоже про рестораны: в 2017-м Андрей высянил, где самые популярные точки общепита в Петербурга. Текст и карта вышли в "ДП"


- Внимание привлекает, видимо, еще и способ подачи. В ваших материалах сплошные графики, схемы, таблицы.

- Я семь лет работал с инфографикой до того, как стал заниматься дата-журналистикой. Визуализация обслуживает продукт, помещает его в графическую форму. Поэтому очень важны идея и контент. Сами по себе графики привлекут внимание, но если они не дают пользователю полезную или интересную ему информацию, он уйдет разочарованным.

И угадать и понять, что нравится читателю, сложно. Бывает график, который ты готовил два часа гораздо популярнее спецпроекта, который делается неделями.

- Вы всегда работаете с открытыми источниками или в поисках данных проводите свои журналистские расследования?

-Открытый источник – понятие неоднозначное. Что такое открытые данные? В широком понимании – это информация в машиночитаемом виде, которую любой пользователь может скачать и проанализировать. Но у нас много данных, которые опубликованы, но простому человеку с обычным набором компьютерных навыков они не доступны. Прежде чем из них получится материал, их надо очистить, привести в порядок, возможно, обогатить из разных источников. Например, я хочу найти данные по всем больницам Петербурга и по поставкам в них лекарственных препаратов. Понадобится минимум два датасета – список лечебных учреждений и лицензии на лекарства. Не каждый журналист сможет это сделать, это технический навык.

В России есть открытые данные, но пока их не очень много. Хотя есть сферы, которые активно открывают свои данные. На портале открытых данных Министерства культуры много качественных датасетов. Есть данные по ДТП, они представлены в хорошем объеме и по всей России. Я могу узнать, что на конкретном перекрестке произошло три ДТП за последние три года, причем с детализацией до пола водителя и погодных условий. На портале Реформа ЖКХ есть данные по возрасту жилых домов. Любой человек может взять и сделать карту возраста жилых домов для своего города. А например, данные Министерства обороны почти все закрыты.

- А вы отталкиваетесь от темы или от доступных данных?

-В основном от идеи. Как показала практика, такие материалы более  эффективны. Тем более любая работа с данными и визуализация все равно в итоге требует построения гипотез.

- Часто у вас есть идея, но не найти данных?

- Чаще, чем дожди в Петербурге. Идей очень много. Все что угодно можно придумать, но найти данные, которые подтверждают или опровергают гипотезу непросто. Например, интересно собрать данные по всем уличным фонарям города и оценить радиус их освещения. Получился бы такой рейтинг темных улиц. Но нет таких данных. Хотя всегда есть старый проверенный ручной сбор данных – нужно всего лишь несколько сотен человек, который обойдут весь город, отметят все фонари и с рулеткой померяют радиус освещения.

Точно также, в карте заказных убийств Петербурга в 90-х были упомянуты только убийства бизнесменов, а не все заказные убийства, картина получилась не полной. Но данных по всем заказным убийствам мне пока не удалось найти.

- Эта карта ведь была сделана на основе журналистского материала, который выходил несколько лет назад. То есть журналист уже начинал этим заниматься, но не было такой визуализации?

- По сути это была только визуализация старого текста 2005 года. Если бы тогда были доступные инструменты, чтобы сделать такую карту быстро и дешево, журналист бы сделал ее в то время.

1280x1024_карта1.jpg


Где, как и кого из бизнесменов убивали в Петербурге по заказу в 1990-е - одна карта вместо тысячи слов.


- Вы оговорились, что не было возможности сделать «так быстро». «Быстро» - это сколько? Как много времени уходит на один дата-проект?

- Вопрос сложный. Если вы работаете в издании и вам нужно отработать повестку, то редактор даст вам несколько часов. Важно отличать просто инфографику в тему от дата-исследования. Например, президент внезапно едет в Берлин. Можно посмотреть все поездки президента в Германию за последние 20 лет. Это стандартная история. А можно зайти на флайтрадар и посмотреть, не отменили ли из-за этого важного перелета другие рейсы.

Если известен источник данных, то производство материала занимает минимум две недели. Не уверен, что можно сделать что-то хорошее быстрее. И на Западе, где это направление развито лучше, примерно те же сроки. Еще важна специализация. Например, человек занимается погодой, проблемами климата и раз в две недели он выдает дата-материалы. Когда ты в теме, проще работать.

Максимального порога не существует – и год, и два можно готовить публикацию, спецпроект. Правда, скорее всего, редактор не даст столько времени.

- Как сделать так, чтобы материал, собранный на основе данных, не оказался скучным отчетом?

- Так же, как и в случае с обычным материалом. Главное – выбор темы. Нужно понимать потребности аудитории, что хочет узнать читатель. Когда вы определились с идеей, делайте гипотезы, проверяйте их данными.

Когда вся информация готова – визуализируйте. Инфографика– это тоже язык, он точно так же описывает месседж. Нужно для себя определить, что вы хотите сказать графиком. Если опубликовать огромную таблицу, конечно, ее посмотрят немногие. Но если выделить одну мысль и сделать из нее простую столбчатую диаграмму – шанс на прочтение статьи резко увеличится.

Помню, как мы анализировали доходы петербургских музеев. Получалась огромная таблица с цифрами. Но там был один интересный факт: единственным прибыльным государственным музеем в городе оказался Исаакиевский собор. Дальше моя задача как дизайнера была сделать так, чтобы читатель взглянул на картинку и сразу понял это сообщение.

- Это, видимо, как раз тот момент, когда отчет и превращается в журналистику?

- Скорее в медиапродукт. Дата журналистика – это набор навыков. Тут нужна классическая журналистская работа, а кроме того знания по сбору, анализу и визуализации данных. В идеале над дата-проектом работают три человека:  журналист, программист и дизайнер. Но в России – это очень редко встречается, все держится на энтузиастах-одиночках. Мало журналистов, которые обладают необходимым набором навыков работы с данными. Я думаю, что в будущем их станет гораздо больше.


Никто и не скрывал, что Исаакиевский собор - единсвенный прибыльный госмузей в городе. Только информация о доходах и убытках музеев оказалась раскидана по четырем источникам.


- Про дата-журналистику в России пять-шесть лет назад говорили, что она зарождается. Почему специалистов до сих пор мало?

- Наверное, все потому, что дата-журналистика требует дополнительных навыков и затрат. Студентов на журфаке учат, что для них текст – это основной продукт, а MS Word  - главный инструмент. Я считаю, что журналист должен учиться работать с разными типам источников и инструментов. Но это требует времени и не всегда хорошо оплачивается в российских медиа. Если отдавать сбор данных программисту – это тоже деньги, причем даже большие, чем при работе самого журналиста, визуализацию – дизайнеру, тоже средства. Не всегда у редакции есть на это бюджет. В итоге все предпочитают делать более дешевый текстовый контент. Но, возможно, именно за счет проектов на основе данных издания получили бы больше просмотров, подписок.

- Выходит, сейчас открытые источники недооценены журналистами?

- Думаю, что да. Пока я жил в Петербурге, я делал материалы на основе базовых источников открытых данных, которые есть на сайте data.gov.spb.ru. Странно, что никто из журналистов не делал это раньше.

- Вы же не ограничиваетесь сбором данных, точно так же берете комментарии у экспертов, интервью?

-Да, но я не сразу к этому пришел. Пока работаешь дизайнером, не понимаешь, как работает журналистика и делаешь ошибки. Сейчас я обязательно консультируюсь с экспертами, они помогают и сформулировать гипотезы и интерпретировать данные.

Например, я делал материал про возраст домов Петербурга. Сделал черновую визуализацию строительства домов по годам – увидел аномальный всплеск в 1917 году. Я позвонил в Жилищный комитет, спросил – почему так много домов построено в 1917 году. Мне объяснили, что когда пришла советская власть, состоялась ревизия домов и про те здания,  год постройки которых был неизвестен, писали – 1917-й. Вот и объяснение. Стандартные методы журналистики, конечно, никто не отменял. Но если журналист, работающий по стандартным методам научится еще и навыкам сбора и визуализации данных, качество его работы станет на порядок выше.

1280x1024_UqZv0arbgw8.jpg


Если решите поэсперементировать с каким-то другим городом и сделать материал про историю его домов, можете сначала посмотреть, что получилось у Андрея. "Как застраивался Петербург" - "ДП"


- Как начать заниматься дата-журналистикой?

-Зайдите на сайты с открытыми данными Петербурга, Москвы, России. Выберите то, что вам интересно. Есть несколько видео-курсов по дата-журналистике, но в основном на английском. В России сейчас только ВШЭ готовит дата-журналистов. Мы с коллегой весной проводили занятия для студентов СПбГУ. Очень понравились ребята – схватывали все на лету и сделали качественные выпускные работы. В сентябре мы проведем в Москве трехдневный интенсив, где будем учить журналистов, как делать дата-материалы. Многие считают, что для работы с данными нужно уметь программировать. Отвечаю – желательно, но не обязательно. Я сам гуманитарий, писать код не умею.

Беседовала Елена Ожегова

Полезные ссылки для тех, кто хочет освоить дата-журналистику

Андрей Дорожный подобрал несколько ресурсов, где можно поучиться:

Learno.net - видеокурсы по журналистике данных (на английском языке) 
JournalismCourses.org - сайт о журналистике (на английском языке) 
Тренинг по дата-журналистике от Андрея Дорожного и его коллеги Сергея Устинова 

Больше дата-журналистики на сайте mediagun.ru

Там есть и про котиков

1280x1024_коты.jpg