Мнения /
Интервью

27 сентября 2018 11:01

Владимир Соловьев: «Петербург для меня не чужой город»

Владимир Соловьев: «Петербург для меня не чужой город»Фото: ruj.ru

«Лениздат» продолжает следить за ситуацией с объединением союзов журналистов Москвы, Петербурга и Татарстана с общероссийским. Руководство петербургского, судя по всему, не видит смысла в этом слиянии. А как на проблему (а может это и не проблема вовсе) смотрят в самом СЖР? Об этом мы поговорили с председателем Союза Владимиром Соловьевым.

 

- Владимир Геннадиевич, что происходит в отношениях общероссийского Союза журналистов с петербургским? Складывается впечатление, что СЖР снова пытается присоединить его к себе.

- Если заглянуть в истории, то можно вспомнить, что раскол произошел в  середине 2000-х. Это случилось из-за разнообразных разногласий: личных, иногда финансовых. Союзы журналистов Москвы, Татарстана и Петербурга и Ленобласти выбрали самостоятельный путь. Но взаимодействие с ними не прекращалось. Они участвовали в наших мероприятиях, мы в их. Резких противоречий никогда не было, было творческое соревнование. В ноябре прошлого года, на XIIсъезде, где я имел честь быть избранным председателем СЖР, представители союзов Москвы, Петербурга и Татарстана выходили на сцену и говорили, что пора нам всем объединяться. Мы это только приветствовали. Чем нас больше, тем лучше. Сейчас уже постепенно решаются вопросы, каким образом возможно это объединение. Например, примерно месяц назад на съезде национальной и региональной прессы в Казани в присутствии Минтимера Шаймиева я подписал с Риммой Ратниковой – председателем Союза журналистов Татарстана договор о сотрудничестве. Очень активные переговоры об объединении идут с Москвой, создана рабочая группа по этому вопросу. Надеюсь, что в ближайшее время у нас это получится.

В Петербурге коллеги тоже размышляют, как это делать. Я  видел, что об этом писали в СМИ. Там высказываются опасения, что в СЖР будут чуть ли не силой загонять, при привлечении административного ресурса. Это не так. Мы, конечно, никого не заставляем, тем более не собираемся применять административный ресурс для этого. Все это невозможно решить нажимом.

- А как расценивать письмо из Смольного с вопросами про взаимодействие и объединение союзов?

- Это какое-то самостоятельно творчество властей Петербурга, к которым мы никакого отношения не имеем. Еще раз хочу сказать, что мы радостно приветствуем коллег, которые хотят к нам вступить. Возможно, мы даже подумаем, как могли бы вступить к нам союзы в качестве юридических лиц. Мы не отметаем такую возможность, если есть такое желание. Но ни в коей мере мы не собираемся давить. Потому что это абсолютно свободный демократический выбор и каждой организации, и каждого человека. Поэтому мы только приветствуем, если коллеги хотят вступать к нам в Союз. Очень рады их видеть. И для этого открываем наши отделения в регионах. Мы уже создали этим летом отделение в Ленинградской области. И теперь будем создавать отделения в Петербурге и в Татарстане, чтобы у нас было по числу регионов страны 85 отделений. 

– Вы же говорите, что готовы обдумать вариант вступления союзов в СЖР юридическим лицом, на что, как я понимаю, может согласиться петербургский союз. Это предпосылки для объединения. Но одновременно вы создаете свои отделения в Петербурге и Ленобласти. Не противоречит ли одно другому?

- Тут нет противоречия. Пока еще нет решений о вариантах вступления юридического лица. И мы имеем право создавать в любом регионе страны свои отделения, чтобы коллеги-журналисты, которые хотят к нам присоединиться, свободно вступали в СЖР, реализовывали свои творческие и профессиональные планы и возможности. А дальше есть вариант, например, слияния нашего отделения с региональным союзом. Для того, чтобы союз, который не входит в СЖР, мог присоединиться к общероссийскому, например, в качестве юридического лица – ему же надо с кем-то слиться. Для этого должно быть наше отделение в регионе.

Фото: ruj.ru и spbsj.ru

Фото: ruj.ru и spbsj.ru

- Про новые отделения хочу спросить отдельно. В Ленобласти такое появилось этим летом. Но насколько нам известно, там инициатива шла не снизу и есть основания полагать, что на председателя этого отделения – Елену Кострову оказывалось давление, чтобы она приняла на себя эту должность.

- Это очень интересная для меня информация, но мне кажется, что все происходило совершенно добровольно. И еще раз повторюсь, СЖР имеет право создавать свои отделения в любом регионе страны, где их нет. По такому принципу мы и создали отделение в Ленобласти, зарегистрировали его в Минюсте, предложили нашей коллеге его возглавить и она согласилась. Сейчас там постепенно формируется костяк отделения и вскоре, я думаю, оно заработает.

- Еще в начале сентября там не было ничего.

- Быстро это все не происходит. Нужно время. У нас в СЖР много разных дел и мы не успеваем всеми сразу заниматься. Мы один за другим проводим «Инфорумы» по всей стране. Их всего будет 29. Это образовательные практикумы, которые крайне интересны для журналистского сообщества. У нас готовится крупнейший в мире журналистская конференция, наш традиционный фестиваль СМИ «Вся Россия», который пройдет в октябре в Сочи. В этом году будет 100-лети союза журналистов России, которое отметим 14 ноября. И, наверное, тогда будут вручены первые звания «Заслуженный журналист России». Для нас это сейчас главное. Когда проведем, будем думать о вариантах объединения или развитии наших отделений в регионах.

- Когда отделение СЖР может появиться в Петербурге?

- Я думаю, или в этом году, или в следующем мы обязательно это сделаем.

- Но ведь петербуржцы и сейчас при желании могут вступить в общероссийский?

- Да, но это достаточно сложно. Людям надо ехать в Москву и вступать здесь через наш секретариат. Это более длительная процедура и осложняет работу и нам. Если же у нас будет свое отделение, на что мы имеем право, коллеги будут вступать по месту жительства и будет вестись там работа. Будет здоровая конкуренция. Мы, кстати, провести в Петербурге в этом году вариант нашего «Инфорума», хотя бы часть того, что мы делали в других регионах. Попробуем это сделать в дни, когда будет проходить вручение премии СеЗаМ. Коллеги смогут посмотреть, как это происходит, понять, насколько им это интересно. Я тоже собираюсь приехать, поучаствовать, ответить на все вопросы. Может, это тоже привлечет коллег.

Почему журналисты сейчас интересуются СЖР. Посмотрите на наш сайт, что о нас пишут. Мы действительно можем предложить очень много всего стоящего. Я вот перед разговором с вами посмотрел на сайт Союза журналистов Петербурга и Ленобласти. Там две новости фигурируют: презентация выступления Сергея Ролдугина и встреча с пакистанскими журналистами. Вот и все, что есть. А у нас каждый день идет такой поток информации, предложений  и такие разнообразные идеи, что коллеги этим интересуются и хотят вступить.

Возможно, и в России в скором времени журналисты получат возможность проходить в музеи бесплатно Фото: ruj.ru

Возможно, и в России в скором времени журналисты получат возможность проходить в музеи бесплатно Фото: ruj.ru

- Если журналист не состоит в СЖР, вы же ему не откажете в помощи, защите?  

- Конечно, не откажем. Не важно, является он членом Союза или нет, работает в оппозиционной прессе или в государственной, мы в любом случае всех защищаем: помогаем насколько в наших силах и юридически, и морально. Кроме того, любой коллега, в том числе из Петербурга, может свободно принять участие во многих наших мероприятиях, в том числе фестивале «Вся Россия»- зарегистрироваться, приехать, заплатить регистрационный взнос и участвовать или приехать на любой наш «Инфорум».

Кроме того, мы заключили соглашение с Союзом юристов о взаимной поддержке в том числе о поддержке журналистов в судах. Сейчас готовится соглашение с ДОСААФ, там тоже много интересных возможностей будет. У нас широкий круг  международного общения. Например, мы заключили соглашение с китайской ассоциацией журналистов. И делегации российских журналистов уже ездят по шелковому пути в Китай. Только недавно приезжала китайская делегация к нам. И будет заключена масса подобных соглашений для обмена опытом, для общения. Я уже не говорю про разные преференции, которые получают члены СЖР. Их можно увидеть на нашем сайте. Так, 29 санаториев  и домов отдыха на черноморском побережье при предъявлении членского билета  СЖР дают скидку для журналиста и его семьи на проживание - 14 процентов в сезон и 20 процентов вне сезона. Скидки дает сеть автосервисов. Будут соглашения с мобильными операторами. То есть членский билет СЖР становится все весомее. Хотим также через Госдуму утвердить, чтобы он работал как журналистское удостоверение в тот момент, когда коллега не работает в СМИ, например, переходит из одного в другое. Мы сейчас занимаемся сразу всем. Думаю, это видно и слышно. Союз становится модным, привлекательным для молодежи. В него вступают и молодые журналисты, и политические обозреватели программы «Время», и целыми редакциями вступают, как это сделали «Вести – Калининград». Приятно, что пошло такое развитие. Мы можем предложить коллегам много чего интересного. 

Единственное, что не могут не члены СЖР – это получить международную карточку журналиста, которая выдается в Брюсселе Международной федерацией журналистов. Она с недавних пор выдается только членам организаций, входящих в федерацию, соответственно в России только членам СЖР. Эта пресс-карта по сути является международным журналистским удостоверением, она признается властями и полицией в 186 странах, Союзы журналистов в которых также входят в МФЖ. Она дает в том числе скидки на проезд, проживание и бесплатные, без очереди билеты в  музеи по всему миру. Кстати, только на прошлой неделе я подписал соглашение с председателем Союза музеев, директором Эрмитажа Борисом Пиотровским. Он приезжал к нам, в дом журналиста, и мы договорились, что будем сотрудничать и о том, Союз музеев России порекомендует музеям страны пропускать обладателей международной пресс-карты также как в других государствах бесплатно и без очереди. Это важно не только для наших журналистов, но и для иностранных, которым станет проще знакомиться с нашими историческими и культурными богатствами,  а затем популяризировать Россию у себя на родине.

- Это здорово. Но давайте вернемся к более сложным ситуациям, когда журналисту нужна поддержка, защита. Кому вы сейчас помогаете?

- Сейчас, пока вы с вами общаемся, мой заместитель Алексей Вишневецкий находится в Перми, где проводится коллегия МВД. Там 9 сентября был задержан один из наших коллег – руководитель сайта (главред портала Properm.ru Владислав Аскариди – ред.), потом он был отпущен на свободу, затем опять задержан. Полгода назад у меня была встреча с министром внутренних дел Владимиром Колокольцевым. Мы договорились, что у нас будет прямая линия и выделенные министром коллеги в пресс-службе МВД, которые постоянно на связи с моими коллегами из пресс-службы СЖР и моим замом. Как только происходит задержание журналистов во время массовых акций, иногда в течении нескольких минут мы решаем этот вопрос, если нам поступает жалоба, просьба о помощи. Мы тут же звоним в МВД, их центральный аппарат связывается с региональными отделениями, руководителями на местах. И тут же решается проблема. В Екатеринбурге генерал, руководитель местной полиции собрал  журналистов и извинился за действия своих подчиненных во время акции 9 сентября, когда также задерживали журналистов. Извинился именно после нашего вмешательства. При этом каждый день, мы об этом даже не сообщаем, у нас идет подобная работа: я отправляю запросы в прокуратуру, в суды, руководителям регионов, если где-то пытаются уволить редакцию, задерживают зарплату, арестовывают журналистов, если идут судебные процессы против журналистов. Мы уже смогли помочь очень многим.

- А из Петербурга к вам обращались за помощью?

- Нет. Но я со многими коллегами из Петербурга знаком. Мы постоянно общаемся, есть хорошие знакомые. И честно говоря, для меня Петербург не чужой город. У меня много родственников в Петербурге. Моя мама там родилась. Моя прабабушка лежит где-то на Пискаревском, она скончалась в блокаду. Мой прадедушка Александр Афанасьевич похоронен на Волковском кладбище. И две сестры моего дела жили в Петербурге. Я часто бываю в Питере. Общаюсь с коллегами, знаю ситуацию. Однако пока, видимо, не было причин у журналистов к нам обращаться. Но если что – мы поможем.

- Не могу не спросить про убийство съемочной группы в ЦАР. Союз журналистов как-то участвует в расследовании?

- То, что там случилось, это мы комментировали неоднократно. В том числе и я, говорил, что как человек прошедший не одну войну, не одну горячую точку, я понимаю, как надо было готовить такую командировку. Я понимаю, что в такой крайне опасной стране передвигаться ночью без охраны с большой суммой денег - это было равносильно самоубийству. Наши погибшие коллеги были профессионалами высокого класса, но в данном случае они утратили бдительность и, увы, лишились жизней своих. Как военные уставы написаны кровью, так кровью написаны и правила работы журналистов на войне. Мы сейчас аккумулируем все подробности случившегося, изучаем их. И мы обязательно будем издавать методические материалы для журналистов о том, как вести себя в ситуации боевых действий, как готовиться к опасным поездкам. Сейчас мы хотим получить грант и вместе с сотрудниками НИИ МЧС, которые готовят сотрудников для работы в миротворческих миссиях в том числе в горячих точках, создать курсы по подготовке репортеров на базе нашего центрального Дома журналистов и на полигоне МЧС в подмосковном Ногинске. Кто-то на них запишется, пройдет, получит опыт,  кто-то нет, но прочитает в наших методичках полезную информацию и  хоть строчка из этого поможет спасти жизнь. Но понятно, что от пули снайпера не спасешься, как и от осколков мин и снарядов. А от них сейчас чаще всего гибнут журналисты на войне. Но, по крайней мере, самые элементарные навыки поведения в опасных ситуациях нужно знать, причем на уровне рефлексов.

Когда мы заканчивали факультеты журналистики в 1990-е годы, нас никто не учил быть военными журналистами. Мы учились на собственных ошибках. Иногда, к сожалению, на горьких и очень страшных ошибках. Например, я  почти сразу после университета отправился собкором «Останкино» в Югославию. Мы с оператором Анатолием Кляном заменили там погибших Виктора Ногина и Геннадия Куренного. А Анатолий Клян  четыре года назад погиб от шальной пули в Донецке. Так что я тоже терял друзей, коллег и понимаю, как это непросто поехать в горячую точку из мирной жизни отправиться куда-то, где, где убивают. И эти вопросы я поднимал, в том числе, когда был модератором форума ОНФ  и СЖР в Калининграде. Я этот вопрос ставил перед президентом страны. Он сказал, что нужно придумать дополнительную  защиту для журналистов, работающих в горячих точках. И сейчас над этим работает и правительство, и мы, и депутаты Госдумы. И я надеюсь, что это тоже хоть как-то поможет нашим коллегам.