Медиановости /
Медиасреда, Несвобода слова, Петербург

19 марта 2019 17:12

Политическое увольнение

Политическое увольнение Фото: www.facebook.com/mkarpenka

Тема дня в медиасообществе Петербурга – внезапное увольнение политического обозревателя «Ъ» Марии Карпенко. Решилось все буквально за несколько дней. В пятницу был неприятный разговор с начальством, в понедельник принято решение. Формальная причина – публикации в стороннем проекте: Telegram-канале "Ротонда". Реальная – в Петербурге, похоже, принялись активно зачищать медиапространство перед выборами губернатора.

«Давление из Кремля»

«Меня уволили: причиной стало недовольство Кремля и Смольного тем, что я пишу здесь, и тем, как «Ъ» освещает избирательную кампанию Александра Беглова.

Объясняя причину увольнения, руководитель издательского дома Владимир Желонкин сообщил: то, что я пишу в «Ротонде», не соответствует редакционной политике «Коммерсанта». «Ротонду» он назвал «активизмом, несовместимым с журналистским статусом», - написала Мария утром в той самой «Ротонде».

Уволили, надо заметить, сразу – без всяких отработок и прочих формальностей.

- Факт того, что Мария Карпенко не является больше корреспондентом «Коммерсанта», подтверждаю, – сказал главред петербургского «Ъ» Андрей Ершов. Еще как-то комментировать ситуацию  он отказался, мотивировав это корпоративными правилами.

Но решение об увольнении Марии принимал, очевидно, не он. В пятницу в петербургскую редакцию позвонил руководитель ИД «Коммерсантъ» Владимир Желонкин и объяснил ситуацию. Собственно, вариантов, очевидно, было два: «по собственному» или «по статье».

«Разумеется, инициатива уволить меня не принадлежала редактору издательского дома: он столкнулся с давлением из Кремля. Сам Владимир Желонкин сказал, что никаких претензий к моей работе в газете у него нет. Но я знаю, что и в администрации президента, и в петербургской администрации выражали активное недовольство моими публикациями в «Ъ» о политике врио губернатора Петербурга. Кто именно настоял на том, чтобы я больше не освещала в «Коммерсанте» предвыборную кампанию Александра Беглова (был ли инициатором сам врио губернатора или администрация президента его обезопасила), я не знаю. Но могу только улыбнуться при мысли о людях, которые полагают, что увольнение журналистки — метод, который пойдёт этой кампании на пользу», – написала Мария.

После появления этого поста петербургские журналисты бросились звонить Желонкину. Он далеко не сразу смог прокомментировать случившееся, просил перезвонить. Неужели надеялся, что увольнение пройдет незаметно? Или согласовывал формулировки?

В итоге Владимир Желонкин озвучил официальную версию расставания с региональным журналистом: «работала в двух медиа», что противоречило внутренним правилам редакции.

«О том, что у руководства издательского дома есть претензии к выражению мною собственного мнения в соцсетях, в момент увольнения я услышала впервые. Мой трудовой договор подобных ограничений не предусматривает», – еще до появления комментариев Желонкина написала Карпенко в Facebook.

«Хочу остаться в журналистике»

  «Лениздат» задал несколько уточняющих вопросов героине дня.

- Продолжите вести канал «Ротонда»?

- Да, конечно, буду продолжать.

- А где работать будете?

- Пока не знаю. Но точно хочу остаться в журналистике.

- Вас кто-то в редакции предупреждал о таком возможном исходе или, может, были намеки извне?

- Нет, никто и никогда. В редакции ко мне не было претензий. И руководство это подтвердило. Угроз или давления извне тоже не было. Мне сообщили обо всем в пятницу. Главный редактор Андрей Ершов передал слова Владимира Желонкина, потом состоялся телефонный разговор с ним самим.

- Складывается впечатление, что редакции пригрозили чем-то совсем неприятным, если уж там решили пожертвовать журналистом.

-   Да, «Коммерсантъ» - издание с очень приличной редакционной политикой, серьезное и большое, очевидно, было очень сильное давление.

- Как вам кажется, почему Владимир Желонкин сегодня не сразу смог прокомментировать ваш уход?

- Возможно, ему самому не очень приятно об этом говорить. Он в разговоре со мной сказал, что считал меня хорошим журналистом, но ему пришлось принять такое решение.

«А ну как станем задавать вопросы?»

Все объяснения про увольнение журналиста из-за работы в «двух медиа» выглядят на самом деле очень слабо и неубедительно. Во-первых, не в двух. Публикации Марии можно найти и в других проектах. Например, она готовила статьи для паблика Команды 29, и тоже на темы городской политики.

Во-вторых, канал «Ротонда» Карпенко вместе с журналисткой «Фонтанки.ру» Ксенией Клочковой ведет уже три года. В «Коммерсанте» только сейчас об этом узнали?

Изначально канал создавали для пиара собственных публикаций. А заодно делились своими наблюдениями за чиновниками и депутатами. В последнее время, естественно, все чаще писали об Александре Беглове, в том числе о его непростых взаимоотношениях с депутатами городского ЗакСа и с журналистами. Прессу Беглов не жалует. Еще в первый свой заход на врио губернатора Петербурга – в 2003-м (между Яковлевым и Матвиенко) –он просил вопросы ему присылать заранее, а не приставать с ними неожиданно при встречах. Сейчас же в Смольном, похоже, вообще решили оградить градоначальника от случайных СМИ.

Как писала сама Мария Карпенко в «Ъ», на мероприятия с участием Беглова пресс-служба приглашает журналистов из лояльных Смольному изданий. То есть Машу как раз на них не звали. А она – политический обозреватель. И как ей работать? Соответствующий запрос был отправлен в пресс-службу городской администрации. Спустя месяц пришел ответ – читайте пресс-релизы.

«Настоящая цензура – это не запрет на распространение информации, это запрет на ее критическое осмысление. Правительство Беглова – самое открытое: в день я получаю больше десяти пресс-релизов о судьбоносных решениях, которые принял врио губернатора. Присутствовать при принятии этих решений – на встречах, совещаниях, выездах, даже на праздниках – мне, как и журналистам многих других городских изданий, не положено. А ну как станем задавать вопросы? А ну как заметим что-нибудь, чего не планировалось выдавать в эфир? А ну как сочтем происходящее смешным или (упаси господь) бессмысленным? А вдруг и вовсе сделаем из увиденного не тот вывод, который планировалось вложить прессе в клювик?», – прокомментировала ответ Смольного Карпенко в Facebook.

Три дня до премии

Пикантности ситуации с увольнением добавляет то, что Мария Карпенко в этом году дважды (уже достижение) номинирована на «Золотое перо» – за публикации в «Коммерсанте» и за тот самый канал «Ротонда» вместе с Ксенией Клочковой. То есть в том, что она хороший журналист, уже можно не сомневаться.

Кстати, ее тексты в номинации «Политика» выдвинула на конкурс член жюри «Золотого пера», журналист «Коммерсанта» Анна Пушкарская. Главред газеты Андрей Ершов также входит в число судей. Шорт-листы претендентов были объявлены в четверг, 14 марта. 15-го дважды номинанту сообщили о грядущем увольнении.

Союз журналистов Петербурга и Ленобласти, который проводит этот конкурс, пока официально не выразил свою позицию по сложившейся ситуации. На сайте организации лишь вывешена новость о самом увольнении.

Торжественные церемонии раздачи «Золотых перьев» в прошлые годы любили посещать градоначальники. А если уж сами не приходили, то передавали свои спецпризы. 22 марта, в день вручения наград, будет весьма любопытно узнать, почтит ли Александр Беглов своим визитом Дом журналиста и отметит ли кого-то из журналистов своим призом. 

1280x1024_ротонда2.png

Мнение

"Ксении придется работать с нами"

О судьбе второго автора «Ротонды» Ксении Клочковой «Лениздат» спросил ее начальника, главного редактора «Фонтанки.ру» Александра Горшкова:

- Нынешняя ситуация поставила меня в безвыходное положение. Даже если бы мне поступали предложения уволить Ксению Клочкову или поступят в будущем, я мог бы это сделать только в знак солидарности с «Коммерсантом». Но с ним меня ничто не связывает, а потому Ксении придется остаться работать с нами – если, конечно, она сама не решит уйти.