Медиановости /
Медиасреда

8 мая 2019 12:25

Как СМИ освещали ЧП в Шереметьево

Как СМИ освещали ЧП в Шереметьево Фото: sledcom.ru

Первые майские выходные закончились трагедией в московском аэропорту Шереметьево. Ближе к семи часам вечера появились первые сообщения о том, что на взлетно-посадочной полосе загорелся пассажирский самолет - Sukhoi Superjet 100.

Однако о реальных масштабах катастрофы стало известно далеко не сразу. Официальные органы выдавали информацию дозировано. Например, по ленте РИА Новости легко отследить, как менялись данные о погибших и пострадавших.

5 мая

20:03 – «Следствие сообщило об одном погибшем и четырех пострадавших при возгорании самолета в московском аэропорту Шереметьево».

21:15 – «"Пострадавших семь человек", — говорится в сообщении [Минздрава]».

23:15 – «Следственный комитет сообщил, что известно о 13 погибших».

23:42 – «СК подтвердил, что 37 человек выжили после пожара на лайнере в Шереметьево».

6 мая

00:28 – «В результате авиакатастрофы в Шереметьево погиб 41 человек».

Можно заметить, что точное число погибших СК назвал лишь спустя более чем четыре часа после катастрофы. Это при том, что ЧП произошло в эаропорту. Число и имена спасшихся не трудно было узнать в первые же минуты после аварийной посадки. Однако многие журналисты отмечали, что сведения о пострадавших и погибших выдавались не просто постепенно и дозированно, но изначально предоставлялась «позитивная» информация. На сайтах «Аэрофлота», аэропорта и официальных структур появились сначала списки выживших и их количество. Лишь позднее стали известны имена всех пассажиров сгоревшего лайнера и число погибших.

От части это задержало выдачу в СМИ традиционных для таких ситуаций материалов о жертвах авиакатастрофы: уже стандарт для многих изданий при ЧП – находить личные странички жертв, связываться с их друзьями и родственниками.

Как отмечает RTVI, два их источника в администрации президента сообщили, «что им неизвестно о том, чтобы для СМИ выпускали какие бы то ни было рекомендации, как освещать катастрофу в Шереметьеве». Издания отрабатывали происшествие по мере сил и своего понимания. Государственные СМИ, по наблюдению того же RTVI, старались избегать в сообщениях о ЧП слова «трагедия», используя выражения «жесткая посадка» и ЧС.

Кроме того, высказываются предположения, что блок на упоминание «Аэрофлота» в связи с трагедией мог исходить от самой авиакомпании, которая сотрудничает со многими ведущими СМИ.  Портал roem.ru уличил два издания - Lentа.ru и Газета.Ru из группы компаний Rambler в том, что они старались не упоминать название «Аэрофлота» в новостях про катастрофу. На Lentа.ru об авиакомпании действительно впервые вспомнили только 6 мая. В Газете.Ru, по версии roem.ru, наоборот изначально писали про «Аэрофлот», а с 6 числа значительно сократили упоминания этого названия.

И к сожалению, снова не обошлось без фейков. Ближе к ночи 5 мая редакции СМИ получили сообщение «Макс жив! Ранен, но жив! Информация от сестры!». Речь о бортпроводнике Максиме Моисееве. Некоторые издания поспешили сообщить эту радостную весть. Радиостанция «Говорит Москва», ссылаясь на свои источники в аэропорту утверждала, что «Сестра сообщила, что он жив, ранен, но жив. Весь кабинный экипаж жив». Позднее эти сведения не подтвердились. Часть СМИ, что успели дать эту новость, удалили ее. «Говорит Москва» оставила.