Медиановости /
Версии, Медиасреда

29 июля 2019 15:09

«За журналистику как поступок» ничего не дали

«За журналистику как поступок» ничего не дали Фото: www.facebook.com/saharovprize

Во второй половине лета обычно появлялась новость о начале приема работ на премию имени Андрея Сахарова «За журналистику как поступок». В этом году таких приглашений нет. Более того – до сих пор не вручены дипломы и денежные призы победителям 2018 года. У учредителя Петра Винса, судя по всему, закончились деньги, да и сам он пропал так, что его не могут отыскать лучшие журналисты-расследователи страны.

Поздравили и забыли

В конце 2018 года организаторы премии имени А. Д. Сахарова «За журналистику как поступок» традиционно объявили победителей. Лауреатом стала Татьяна Лиханова из «Новой газеты». Номинантами – Елена Масюк, Вера Челищева, Ирина Тумакова – все трое также из «Новой», и Анастасия Кириленко из The Insider.

Коллеги успели поздравить журналисток, порассуждать на тему того, что в престижном конкурсе все награды взяли женщины. Однако сообщение о победителях так и осталось последним в ленте новостей премии. С 26 декабря никаких известий не было. И традиционная январская церемония награждения тоже не состоялась. Победителям так и не вручили ни дипломы, ни заявленные денежные призы. Победительница должна была получить полмиллиона рублей, номинанты по 50 тысяч. А эти средства, насколько известно «Лениздату», журналистками бы не помещали. Их расследования часто требуют финансовых затрат, которые сложно покрыть редакционными гонорарами.

Организаторы премии не вышли на связь с победителями ни в январе, ни в феврале… фактически никогда. И вот уже конец июля – в предыдущие годы в это время начинали принимать работы для следующего конкурса. Но, похоже, в 2019-м он уже не состоится, и премия «За журналистику как поступок» на этом может закончить свое существование.

«Перед людьми неудобно»

- Я член жюри этой премии. В прошлом году мы выбрали номинантов и победителя, а что происходит дальше, я не очень понимаю, потому что нам тоже так и не сообщают, когда премия будет вручаться. Это должен определять ее учредитель Питер Винс, - рассказал депутат петербургского ЗакСа Борис Вишневский.

Проблема в том, что Винс пропал «с радаров» членов жюри премии примерно в начале 2019-го.

- У нас пропала связь с учредителем, - признает ответственный секретарь премии, главный редактор издания «Новая Газета-Регион» Георгий Бородянский. - Примерно в январе он исчез, перестал откликаться на сообщения и звонки. Возможно, у него что-то случилось.

Петр Винс создал премию имени Сахарова «За журналистику как поступок» в 2001 году. Сын диссидента, уроженец Украины, гражданин США, участник правозащитной Хельсинкской группы –он учредил премию в память об Андрее Сахарове и в благодарность ему за помощь его семье, за моральную и материальную поддержку в годы преследований.

17 лет Винс по сути был и главным финансистом премии. Всегда находились средства на солидные денежные призы и небедные церемонии награждения.

- В прошлом году он уже говорил о каких-то трудностях, но потом как будто они решились, мы выбирали победителей… - говорит Георгий Бородянский и добавляет: - Неудобно перед людьми получилось.

По его словам, весной Петр Винс все же выходил на связь, все поняли, что он жив, здоров. По некоторым данным, он даже удивлялся, что члены жюри не могут с ним связаться – у всех же есть его электронные адреса и телефоны. Но почему не состоялось награждение, так и не удалось выяснить.

«Лениздат» попытался дозвониться до Петра Винса по номеру, где он отвечал еще весной, но все так же безуспешно.

Петр Винс

Фото: youtube.com
Петр Винс

Перемены не к лучшему

Журналистская премия имени Сахарова хоть и спорная из-за некоторой политизированности, но все равно престижная. Победителями и лауреатами традиционно становились авторы резонансных расследований. В 2001-м первой победительницей стала Эльвира Горюхина из «Новой газеты» за серию очерков с чеченской войны «Путешествия учительницы на Кавказ», в 2002-м – Анна Политковская вновь за материалы из Чечни и о «Норд-Осте». В 2003-м опять премия за статьи о Чечне, но уже посмертно Галине Ковальской (она погибла весной 2003-го, разбилась в вертолете, который тушил лесные пожары под Читой). Дальше были другие победители с не менее значимыми материалами.

Не меньше громких имен и в жюри премии. «Гарри Каспаров (председатель), Светлана Алексиевич, Адам Михник, Томас Венцлова, Лилия Шевцова, Леонид Гозман, Игорь Яковенко, Виталий Челышев, Владимир Кара-Мурза, Валерий Борщев, Борис Вишневский, Юрий Фельштинский…» - перечисляли организаторы в конце прошлого года.

Жюри, кстати, изрядно обновилось в 2017 году. Тогда у Винса произошел конфликт с Фондом защиты гласности, который до этого 16 лет занимался премией, а его президент Алексей Симонов был председателем жюри. Но потом учредитель решил, что премия умирает, количество заявок уменьшается, темы мельчают. Да еще и вопрос о Крыме встал – чей он, можно ли оттуда принимать заявки на премию. В итоге Петр Винс частично сменил жюри, а также расширил географию премии – работы стали принимать по сути со всего мира.

В Фонде защиты гласности по поводу того конфликта свое мнение.

- Мы были не вполне согласны с учредителем, как дальше работать. Плюс стало слишком много политики, а не журналистики. На наш взгляд, премию давали не за журналистское мастерство, а за то, кто грубее покритикует власть, хотя были и достойные люди, я этого не отрицаю, - отметил руководитель службы мониторинга Фонда защиты гласности Борис Тимошенко. - Нас всех шокировало то, что одну из премий (в 2017 году – ред.) присудили Андрею Пионтковскому, который живет в Америке и может оттуда ругать кого угодно и как угодно. А изначально награждали именно за «поступок», за то, что журналисты, работающие в России, публиковали здесь свои тексты.

Борис Тимошенко полагает, что вручение премий 2018 года могло не состояться по финансовым причинам.

- Винсу просто больше не на что содержать премию, - считает Тимошенко, - тем более что последняя церемония была уж совсем роскошная.

Как бы то ни было, получилось не очень красиво. И победители остались без заслуженных наград. И за премию, которой отметили немало действительно выдающихся журналистов, обидно.

Елена Михина