Мнения /
Интервью

14 сентября 2019 13:36

Deadline случился

Deadline случилсяФото: russiandeadline.ru

Идея, три единомышленника и пять месяцев подготовки потребовались Ростиславу Богушевскому, чтобы создать свое СМИ – Russian Deadline. Помогли коллеги по Daily Storm Дмитрий Никитин, Алина Волчинская и Андрей Дубровский. Открылся проект расследованием на самую актуальную минувшим летом тему – о похоронном бизнесе. Потом добавилось еще два больших текста и открылся отдел новостей. О создании собственного расследовательского сайта и об итогах первого месяца работы Ростислав рассказал «Ленинздату».

- В марте вы довольно неожиданно написали «прощальный пост» об уходе из Daily Storm. Можете все-таки чуть подробнее рассказать, что стало причиной увольнения?

- Это довольно просто: я хотел сконцентрироваться на расследованиях, на темах, которые кажутся интересными. Так или иначе в любом издании есть свои повестки, текучки. В Daily Storm все это в какой-то момент мне стало неинтересно. Я тогда решил, что мог бы сделать свой проект. С этой идеей мы и уходили. Хотелось иметь возможность заниматься расследованиями. Они требуют много времени. Его в «Шторме» все меньше, а тем, которыми хотелось заниматься, наоборот, становилось больше.

- То есть вам было не интересно писать на те темы, которые вам предлагали в Daily Storm?

- Это касается, скорее, повестки в целом. Не то что мне не интересно ей заниматься. Но Daily Storm полностью отвечает своему названию, это действительно ежедневный шторм, ежедневный рабочий кипеж. И возникало внутреннее противоречие, когда ты находил интересную тему, проблему, но не мог ею долго заниматься. Потому что каждый день происходит что-то новое. А оставалось желание поковыряться в чем-то, что произошло вчера или неделю назад; но наступало сегодня, и надо работать над новыми событиями.

Ростислав Богушевский. Фото из архива героя.

Ростислав Богушевский. Фото из архива героя.

- Получается, это была ваша идея открыть свое СМИ, которой вы соблазнили еще трех коллег?

- Да, пожалуй, что так. Хоть и для меня идея была спонтанной, но я точно решил, что ухожу. А с коллегами мы переговорили, обсудили, кто со мной пойдет создавать новый проект, и приняли общее решение. Но об уходе каждый сам для себя решил лично.

- Вы ушли в марте, проект запустился в середине августа. Что происходило эти пять месяцев?

- Мы работали. Мы же уходили в никуда. Кроме идеи ничего не было. Искали деньги на проект. Нашли – частично свои, частично привлекли извне.

- То есть за такое время реально найти с нуля деньги на новое СМИ?

- Найти их на то, чтобы открыть проект, не сложно. Вопрос в том, где их брать, чтобы поддерживать его дальнейшую работу.

- Вы занимаетесь большими расследованиями, которые могут длиться месяцами. На что жить в это время?

- Мы для этого запустили отдел новостей, который планируем монетизировать - получать с него и трафик, и доход. Посмотрим, как это будет работать. Может быть, не получится, и нам придется отдавать дань своими почками. Но пока вроде все работает.

- А как хотите монетизировать – платный контент или по старинке через рекламу?

- Через рекламу. Развиваем сейчас канал в «Дзен», ищем другие варианты увеличения трафика. Пока нам главное –посмотреть, на какие цифры мы выйдем.

- По первому месяцу можно уже судить – сбылись надежды или нет?

- Главная наша надежда у нас сбылась. Она не в цифрах заключалась, а в том, что мы занимаемся тем, чем хотим. А касательно цифр – это не совсем то, что хочется видеть, но, я считаю, что тоже неплохо – в среднем мы имеем 3800 – 4000 уникальных посетителей в день. Для первых 30 дней, я думаю, это нормально. Большой плюс, что мы уже индексируемся в «Яндекс.Новостях». Сейчас будем работать с индексацией Google. И сам сайт тоже надо немного доработать. Он в десктопной версии отображается пока не всегда корректно, нужно с кодом повозиться. Часть проблем уже решили. Сложнее всего было, пожалуй, при выпуске первого материала – расследования о связи московских чиновников с похоронным бизнесом. У нас были договоренности с изданием «Собеседник», с которым мы сотрудничали в ходе расследования, нужно было поставить текст в определённое время. Этот первый материал ставился немного в сумасшедшем режиме.

- Russian Deadline окупает себя?

- Думаю, что об этом можно будет судить через полгода. Надеюсь, что мы эти полгода продержимся, и все будет хорошо.

- Получается, вы хотели делать расследования, а пока приходится заниматься техническими вопросами, продвижением…?

- Да. Проект делаем я, три журналиста и наш программист Сергей, которого нам очень жаль из-за постоянной загруженности. Еще у нас появились новостники. И мы еще подбираем новых. Их изначально в команде не было, собираем людей, кто мог бы с нами работать.


Справка

Ростислав Богушевский проработал редактором отдела «Общество» в проекте Daily Storm полтора года, до этого был корреспондентом в «Центре управления расследованиями», в проекте Bloknot.ru, еще раньше — в «Новой газете».

Вместе с ним делать Russian Deadline из редакции Daily Storm ушли Дмитрий Никитин, Алина Волчинская и Андрей Дубровский.  


- У вас сейчас на сайте три расследования, включая первое, совместное с «Собеседником». Они сделаны на те темы, которые вас заинтересовали еще в Daily Storm?

- Нет. Все расследования делались с нуля, уже после ухода из Daily Storm. Хотя первый материал навеян длительной предыдущей работой, связанной с похоронной отраслью. Еще в 2018 году у нас в редакции были обыски после того, как мы полгода плотно занимались «похоронкой», и в том числе изучали связи сотрудников московского ГБУ «Ритуал» (оно же упоминается в расследовании Ивана Голунова, из-за которого против него пытались возбудить сфальсифицированное уголовное дело – ред.). А события, связанные с Иваном Голуновым, просто актуализировали эту тему. Мы решили снова ею заняться, еще раз более вдумчиво посмотреть на то, как устроен рынок, на его окружение, связи с сильными мира сего. Такими вопросами задались. И кажется, у нас получилось на них ответить.

- Вы писали, что хотите заниматься расследованиями, силовиками… Чем еще?

- Да, я тогда это написал потому, что надо было закрыть гештальт. А вообще есть и другие приоритетные темы. Например, очень интересует тема экологии, охраны природы. Общество уже готово к этому, люди хотят нести ответственность за то, что происходит с окружающим миром. Более того, я считаю, что в обозримом будущем экология станет движущей политической силой. Это на самом деле уже сейчас довольно болезненная тема. Мы в Daily Storm делали много расследований, которые начинались с экологических проблем, а потом приводили к одним и тем же лицам, нарушениям, злоупотреблениям. И это нескончаемый Клондайк тем для журналистов.

Плюс хотелось бы позаниматься экономическими моментами вроде того, что вышло у Андрея Дубровского. Это история не столько про Минобороны, которое не платит за услуги ЖКХ, а вообще про то, как целое министерство ведет бизнес – не конкретные чиновники, а огромная государственная структура. Таким же объектом исследования может стать «Газпром», «Роснефть» или частная компания – просто интересно наблюдать глобальные явления, процессы, которые лежат на поверхности, но никто еще не смог собрать всю информацию воедино и описать их.

Ростислав Богушевский и Андрей Дубровский. 
Фото из архива героя.

Ростислав Богушевский и Андрей Дубровский. Фото из архива героя.

- Планируете еще расширять штат расследователей?

- Мы ищем сильных политических журналистов, кто может писать не о том, кто что сказал, а о процессах, кто чьи интересы лоббирует. Но это пока в планах, которые несколько ограничены финансированием.

- Ощутили разницу работать в «чужом» СМИ и в собственном проекте?

- Я никогда не делил на «свой» - «чужой». Работая и в Daily Storm, и до этого в «Новой газете» – я считал эти издания своими, редакцию своей семьей, я болел этой работой, я жил на этой работе. И сейчас то же самое. Единственное отличие – организационных моментов стало больше, со временем стало сложнее. Спасибо Дмитрию Никитину, который берет на себя много обязанностей, освобождая меня.

- Вы пока не являетесь официальным СМИ?

- В процессе. И на самом деле уже получили лицензию, сведения можно найти на сайте РКН. Но пока мы не получили официальных документов. Наверное, это произойдет в ближайшее время, и тогда мы разместим наши выходные данные на сайте.

Для нас – расследователей – все-таки важен статус СМИ. При всех возможных ограничениях он дает право просить ответы на наши запросы. Да, на них не всегда реагируют (за такое при наличии денег и хорошей юридической службы в редакции следует наказывать тех, кто игнорирует журналистов), но все же есть сложившаяся практика вопросов ко всем сторонам публикации. И я также считаю, что любой медиа-проект должен нести ответственность и перед государством, и перед аудиторией. И мне хочется работать во всех отношениях честно.

Беседовала Елена Михина