Мнения /
Интервью

13 ноября 2019 17:20

Зачем иностранцы учатся на журфаках в России

Зачем иностранцы учатся на журфаках в России

Зачем люди из других стран приезжают в Россию, чтобы учиться на журфаке? Как это поможет им в работе? Иностранные студенты поделились своими историями и рассказали о том, почему выбрали Петербург для поступления, какие отличия они заметили в образовании и собираются ли в будущем работать в России.   
 

«Журналистика в России и в Китае – это инструмент и язык государства»

Хунфей Ян, Китай («Высшая школа журналистики и массовых коммуникаций» Санкт-Петербургского Государственного Университета)

«Сейчас я учусь на первом курсе магистратуры, а летом окончил бакалавриат на журфаке СПбГУ.Первый раз журфак удивил меня самим зданием. Неожиданно, что журфак СПбГУ находится в таком маленьком доме. Учебные здания в Китае обычно больше и более современные. Вступительный экзамен разделили на 2 части: письменная и устная. А в китайском университете экзамен обычно проходит только в письменном виде. Я решил поступать в России, потому что в школе уже немного учил русский язык, и отношения Китая и России в последнее время улучшаются.

Был языковой барьер из-за сложной грамматики. Когда я познакомился с преподавателями и однокурсниками, заметил, что они очень добрые и милые. Они всегда помогают мне в учебе и в быту. Я жил в общежитии три года.

Пока не решил, оставаться ли здесь после окончания университета. Это зависит от зарплаты и будущей карьеры. Может быть, буду работать в китайской компании и попрошу меня отправлять в командировки в Россию.

Российское образование больше делает акцент на коллективную работу и практические задания. В Китае больше внимание на теории (но, конечно, не во всех университетах так).

А так выглядит один из журфаков в Китае.

А так выглядит один из журфаков в Китае.

Я думаю, китайские и российские СМИ похожи, потому что у этих стран история прошлых ста лет очень похожа. В прошлом веке обе страны создали социалистическое государство. В конце XXвека Россия взяла курс на становление капитализма, и в Китае вводили рынок. В целом журналистика в России и в Китае – это инструмент и язык государства».

***

«В Белоруссии, если ты не то написал – тебя сразу увольняют»

Ирма Евхач, Белоруссия (студентка Высшей школы печати и медиатехнологий Санкт-Петербургского Университета Промышленных Технологий и Дизайна)

«Мне было интересно погрузиться в журналистику. В университете много практики, мы снимаем видео, берем интервью, интересно послушать, почитать самому что-то. Поступление прошло легко, мне в принципе повезло. Не сказать, что я готовилась, потому что в Белоруссии ЕГЭ не сдают. В итоге получилось так, что я готовилась за день до ЕГЭ, а сдавала в Смоленске, в те же числа, что и остальные школьники. В университете еще были творческие испытания: эссе и собеседование. Тема эссе была легкая: чем отличаются книги от кино. На собеседовании в основном спрашивали про меня.

Я бы с удовольствием поступила куда-нибудь в Европе, но не было такой финансовой возможности. Россия ближайшая соседка. Я решила поступать сюда, во-первых, потому что российское образование, хоть и не замечательное, но лучше, чем белорусское. Если брать журфак в Белоруссии, у нас только один факультет в одном университете в Минске на всю страну, он очень слабый. Учитывая, что со свободой слова и цензурой гораздо хуже, чем в России, учиться на журфаке в Белоруссии смысла ноль. То, что ты станешь журналистом в Белоруссии – процентов 5. На самом деле мне очень бы хотелось стать именно журналистом после университета и работать в этой сфере. Но, как мне кажется, в России трудно найти хорошее место без знакомств. Я бы попробовала где-нибудь в Европе работать, потому что журналисты там все-таки зарабатывают больше. В идеале было бы здорово уехать из России, но как пойдет.

Мне нравится разнообразие изданий в России. В Белоруссии такого нет вообще. Когда я проводила опрос, знают ли люди GQили Esquire, то белорусы отвечали «нет». Честно говоря, таких глянцевых изданий своих у нас даже нет, только газеты, и все. Я не могу сказать, что в Белоруссии есть пропаганда. Если взять «Первый канал», «Россию», Соловьева, Киселева, у нас на каналах такого нет. Белорусских каналов тоже не так много. Российские СМИ в любом направлении: радио, печатные, ТВ – гораздо более развиты. У нас в плане печатных и интернет СМИ следят за всем, что ты пишешь. Не то написал – все, сразу тебя увольняют».

***

«Я в восторге от наших преподавателей»

Кристина Скворцова, Узбекистан(«Высшая школа журналистики и массовых коммуникаций» Санкт-Петербургского Государственного Университета)

«Я родилась в райском уголке планеты, в солнечной столице Узбекистана Ташкенте, где живут самые добрые и гостеприимные люди, там великолепные горы и изобилие фруктов. Но, к сожалению, после распада СССР Узбекистан выбрал свой курс развития, и это сказалось на образовании в первую очередь. Узбекский язык стал востребован и сейчас является основным. Во многих вузах преподавание некоторых предметов ведется на узбекском. А мой родной язык – русский.

Я всегда мечтала жить в Санкт-Петербурге. После просмотра фильма «Питер FM» этот город стал манить меня неповторимой архитектурой, белыми ночами, разводными мостами и завораживающей атмосферой. Среди всех профессий журналистику меня подтолкнули выбрать необходимость общения с людьми и желание узнавать какую-то новую информацию. У меня уже есть высшее образование по направлению реклама и связи с общественностью (СПбГУ). А сейчас в магистратуре изучаю тревел-журналистику. Думаю, все знания, полученные на двух направлениях, помогут мне реализовать себя в профессии. Поступление в магистратуру проходило дистанционно в форме «портфолио». Все мои предыдущие успехи (статьи, конференции, организация мероприятий) помогли мне поступить. Из проблем я столкнулась только с адаптацией к новому климату и учебному студенческому процессу. Высшая школа журналистики – это важная часть моей жизни. Я в восторге от наших преподавателей, практических лекций и семинаров».

***

«Знания нам дают, но хотелось бы больше»

Хенрик Секриян, Венгрия («Высшая школа журналистики и массовых коммуникаций» Санкт-Петербургского Государственного Университета)

«Языкового барьера у меня не было, русский язык для меня считается близким, так как родился я в Украине, и мои родители на русском общаются. Мне было всего 5 лет, когда мама с папой решили переехать работать в Венгрию, потому что обстоятельства в Украине были не самые хорошие, было сложно на тех зарплатах жить семье. Мои родители успешно устроились на работу, а я уже свою школьную жизнь там начал. С мамой я уже с детства на венгерском разговариваю, но, к сожалению, у папы возникли проблемы, он вообще не знал венгерский. Мы с ним общаемся на румынском, в итоге я с детства много языков знаю.

В 2015 году я по обмену приехал на неделю в Питер. Мне город очень понравился и тогда я уже начал думать, что можно поступить сюда. Потом моя преподавательница по русскому языку (я изучал в школе русский язык как иностранный) сказала, что у меня с моим русским есть возможность поступить. А затем мой дедушка, который работает в Российском Культурном Центре, сказал, что идет последний отбор на поступление в Россию, и я сразу, не думая, решил – еду учиться в Петербурге.
Поступление у меня проходило немножко не так, как обычно в России. Я поступил по квоте. Не думайте, что я не сдавал экзамены и у меня легко получилось поступить. У меня тоже был свой ЕГЭ, только он по-другому называется - «Эретшеги» (на венгерском «érettségi»), где я сдавал пять обязательных предметов и еще несколько по выбору. А чтобы поступить в российский вуз, пришлось еще все документы официально перевести на русский и подать их в консульство РФ в Будапеште.

Первые впечатления у меня позитивные, во-первых, познакомился с такими ребятами, которые стали для меня частью моей жизни, во-вторых, даже с некоторыми преподавателями могу сказать, что подружился. Про учебу на журфаке так скажу: да, знания нам дают, но хотелось бы больше, все-таки самое главное в университетской жизни – это получить навыки по специальности и опыт.
Первые недели я сидел на парах и не понимал, что вообще происходит, да, это смешно звучит, после того как я сказал, что русский язык близкий для меня, но я понял, что это не тот русский, который я знаю. Много чего было мне непонятно, мне надо было одну книгу хотя бы 2-3 раза прочитать, чтобы что-то понять. К сожалению, до этого я не дошел, но могу сказать, что на третьем курсе я уже освоил хорошо русский и больше понимаю.
Журналистом буду вряд ли, потому что учусь я на рекламщика и пиарщика. Но не исключено, что по этой профессии буду работать в России. Есть мысли тут остаться, полюбил Россию и у меня тут друзья хорошие.

В Венгрии в образовании, конечно, больше возможностей, но я же учусь в СПбГУ, известный университет. Могу сказать, что в Венгрии, например, по профессии сам себе выбираешь свои модули, предметы, которые хочешь изучать, это прикольно, потому что зачем мне изучать то, что не хочу (например, на рекламе математику). 

Я не боялся переезжать, потому что хотелось уже повзрослеть, начинать строить карьеру. То, что у России не самая хорошая репутация, меня пока не особо волнует. Я живу в этой стране, кайфую от жизни, что еще надо?»

Александра Буданова