Медиановости /
Медиасреда, Петербург

26 марта 2020 12:26

Как коронавирус повлиял на петербургские СМИ

Как коронавирус повлиял на петербургские СМИ

Из последних 100 сообщений в ленте новостей «Фонтанки» примерно 60 так или иначе связаны с коронавирусом. В других СМИ доля «заразительных» новостей и того выше. В общеполитических редакциях отмечают рост аудитории на горячей теме. А у изданий, которые писали, например, про спорт или культуру, наоборот, тяжелые времена. «Лениздат» поговорил с городскими журналистами и редакторами и узнал их настроения к середине второй недели карантина.

Выходные не для журналистов

Президент России объявил следующую неделю – с 30 марта по 3 апреля – нерабочей. В отдельном пункте указа оговаривается работа СМИ: «Организациям, осуществляющим производство и выпуск средств массовой информации, определить численность работников, обеспечивающих с 30 марта по 3 апреля 2020 г. функционирование этих организаций». Иными словами – продолжаем работать, коллеги.

Впрочем, в основных петербургских редакциях и до разъяснений президента не собирались останавливать выпуск.

Новый мем, актуальный для журналистов.

Новый мем, актуальный для журналистов.

Еще на прошлой неделе петербургские редакции начали осваивать удаленную работу. Журналистам разрешили сдавать материалы из дома в «Бумаге», «Петербургском дневнике», «МК» в Питере», «Новой газете», MR7, на портале «КудаGo», частично на «Фонтанке». Даже радиостанции переходят на «самоизоляцию». Так, на «Эхе Петербурга» в офисе решили оставлять ежедневно только одного журналиста, остальные готовят материалы – записывают и монтируют удаленно.

- Петербургская журналистика достаточно возрастная, и это сейчас тоже проблема, - отмечает главный редактор «Санкт-Петербургских ведомостей», председатель петербургского отделения СЖР Дмитрий Шерих, - Мы в редакции стараемся ограничить выход сотрудников на работу, и особенно тех, кто старше 60 лет.

За новыми ощущениями коллег из редакции с интересом наблюдают сотни городских фрилансеров, собкоров федеральных СМИ и просто журналистов, которые и прежде годами работали в удаленном режиме, то есть из дома, кафе, библиотеки.

- Я уже давно на удаленке, и мне даже не сравнить ее с офисом, я уже и не помню, как это – каждый день приходить в редакцию, - говорит журналист «Северо-Запад. МБХ медиа» Татьяна Буторина. -  Я и до объявления карантинных мер в городе иногда сутками могла не выходить из дома, писать тексты.


«Работа из дома подходит не всем»

О работе на карантине спросили петербургского журналиста, главреда сайта FinNews Владимира Шевченко. Больше десяти лет он работал без всякого офиса, из дома. А с осени 2019-го оказался на вынужденной самоизоляции, после того как суд отправил его под домашний арест с запретом выхода в интернет (и это после 1,5 лет в СИЗО по обвинению в вымогательстве у «Россельхозбанка» 1,2 миллионов). При этом на днях Владимир смог хотя бы частично восстановить работу своего сайта:

«Последний раз я работал «на дядю» году так в 2006. С тех пор мне не приходилось ходить на работу в офис. Просто потому, что я работаю дома. Хотя теоретически я могу работать в любой точке земного шара, где есть мобильная связи и интернет. Работа из дома позволяет мне экономить издержки (расходы по содержанию офиса) и время (на транспорт до офиса и обратно). Лично у меня никогда не возникало проблем с мотивацией при работе дома. Ни холодильник, ни телевизор, ничто другое не способно сбить меня с пути истинного. Если надо написать текст – я сажусь и пишу. Единственная сложность для меня – гармонично распределить время между разными текстами, чтобы за текучкой не забыть о большом тексте, а за работой над глобальным проектом не забыть о текучке.

Сейчас, в условиях ограничений домашнего ареста, писать тексты мне стало крайне тяжело. Потому что мне почти всегда нужна исходная информация. В интернет выйти для поиска нужной информации нельзя, написать письмо с вопросами (например, в ЦБ или коммерческие банки) тоже нельзя (ни по электронной почте, ни по обычной), позвонить им же опять нельзя. Для сбора необходимой информации мне приходится привлекать жену, которая потом всё распечатывает на бумаге и даёт мне для ознакомления. Так что у меня пока получается описывать только самые насущные экономические проблемы.

Я знаю, что работа из дома подходит не всем. Далеко не все способны сконцентрироваться на работе, когда рядом не стоит начальник с кнутом и пряником. Это чисто психологическая проблема, отсутствие внутреннего самоконтроля и самодисциплины. Возможно ли эти черты характера привить каждому работнику? Не уверен. Мы, люди, все абсолютно разные. И это хорошо – в обычных условиях, когда по миру не бродит пандемия болезни с трёхпроцентной вероятностью летального исхода. Сейчас же, к сожалению, руководителям компаний придётся решать сложные организационные проблемы с персоналом».


Мы еще вспомним это время

Но что заметили все журналисты – резкое тематическое изменение ежедневной повестки. По сути коронавирус подмял под себя все. Он доминирует и в новостях, и в аналитике. Конкуренцию ему по большому счету пока составляет лишь неизменная криминальная хроника.

- Сейчас наша редакция разделилась на тех, кого уже тошнит от новостей про коронавирус и тех, кому нормально. Я из вторых. Но я и прежде следила за медицинской темой. Как показывает практика, нашим читателям она как раз интересна, и мы и прежде часто про это писали. А сейчас мы видим, как аудитория активизировалась, нас больше читают, больше комментируют новости про пандемию, - отмечает Татьяна Буторина. - Но, конечно, заметно, что акценты в повестке сместились. Коронавирус однозначно на первом месте, даже политическая повестка, которая у нас тоже очень популярна, несколько ушла в сторону. Но и самих политических мероприятий стало меньше, не проводятся митинги, встречи.

В Петербурге отмены практически все культурные мероприятия, закрыты музеи, культурные пространства, отменены концерты и спектакли, затихла и научная жизнь с конференциями и выступлениями, не проводятся спортивные состязания.

- Сложная ситуация, и трудно вспомнить, когда было что-то подобное, ведь целые пласты жизни сворачиваются. Наверное, это исторический вызов, и потом мы, конечно, будем особо вспоминать про это время, - говорит Дмитрий Шерих. -  У нас в редакции в сложившейся ситуации мы стремимся усилить своим магистральные тематические направления. У нас есть профессионалы, которые занимаются историей, тематикой городского наследия, памятников, культурной. Еще одно приоритетное направление в этом году – 75-летие Победы в Великой Отечественной войне. Мы и так много ему посвящали, но теперь можно сделать еще больше.

«Футбольная столица» спаслась, чтобы закрыться

Особенно остро уменьшение количества инфоповодов чувствуют в тематических изданиях.

- Какая-то спортивная повестка безусловная осталась, но понятно, что это топтание в роще из шести деревьев, в основном это новости, что где отменили, что куда перенесли, - признает главный редактор издания «Спорт день за днем» Иван Жидков. - Но мне кажется, существует предел насыщения подобной информацией и у читателей, и у самих журналистов. Уже сегодня нас больше интересует, что будет дальше, когда закончатся все ограничения, связанные с коронавирусом. И СМИ, которые сейчас хотят выжить, ищут и новые формы, и новые ракурсы подачи материалов. Хотя сказать, что это происходит легко, не могу.  Мы, например, пытаемся переключиться на позитив.

«Переключиться на позитив», к сожалению, совсем не получилось у другой петербургской спортивной редакции – в передаче «Футбольная столица» на НТВ.

- Выход программы приостановлен до возобновления чемпионата, - кратко прокомментировал ситуацию шеф-редактор Олег Солод.

И это после всех перипетий начала года. Напомним, в конце января появилась информация о том, что программу могут закрыть в середине футбольного и телевизионного сезона. Назывались разные причины – от отказа «Газпром Нефти», финансирующей этот проект, от телеформата как такового – до недовольства Алексея Миллера по поводу высказываний ведущего Геннадия Орлова. Но в итоге было принято решение сохранить программу до конца национального футбольного чемпионата. Выпуски «Футбольной столицы» были привязаны к играм «Зенита». А после того, как чемпионат закрыли для предотвращения распространения коронавируса, у редакции просто не осталось поводов для выхода в эфир. 

1280x1024_children-403582_640 (1).jpg

Новые рекорды

Но пока одни борются за выживание, другие редакции отмечают рост числа читателей, слушателей, зрителей.

По данным Mediascope, на третьей рабочей недели марта общий телерейтинг в России вырос на 4% по сравнению со второй и первой неделями месяца. С 15,5 до 16,2% выросла общая доля телесмотрения дома среди зрителей старше 4 лет. Наиболее значительный рост наблюдается среди детей 4-17 лет (+24%) и молодых зрителей в возрасте 18-24 лет (+13%) – это как раз те, кого отправили на домашнее обучение и ранние весенние каникулы.

«Новый рекорд “Фонтанка.ру”. Обстоятельства не радуют. Но поздравляю команду с результатом. Сможем повторить», - написал главред издания Александр Горшков. 16 марта «Фонтанка» немного не дотянула до 4,5 миллионов просмотров за сутки.

По словам шеф-редактора петербургской редакции «Новой Газеты» Серафима Романова, федеральный сайт издания испытывает серьезные нагрузки и бьет рекорды посещаемости с начала прошлой недели (16-17 марта). Так, в среду 18 марта, на «Новую» зашло более 1,2 миллионов уникальных посетителей. А количество просмотров материалов за месяц с 25 февраля приближается к 30 миллионам. 25-го марта, во время обращения Владимира Путина к нации, страницу с текстовым «онлайном» просматривали по 10 тысяч человек в минуту, вследствие чего у сайта появились трудности с доступом, которые пришлось оперативно решать.

Кроме того, коронавирус заставляет редакции искать новые способы общения с аудиторией. Оставшимся дома горожанам предлагают онлайн трансляции концертов и виртуальные туры по выставкам, редкое СМИ не составило для читателей список полезных сайтов или не дало подборку советов, чем заняться на карантине и как соблюдать обязательные меры гигиены.

И еще один очевидный вывод, к которому подталкивает эпидемия – все экстренные меры изменят СМИ, и после коронавируса они уже не смогут быть такими же, как прежде и в технологическом (за недели самоизоляции редакции и отдельные журналисты освоят новые способы вещания, подготовки и обработки информации), и в тематическом смысле.