Медиановости /
Петербург

19 мая 2020 18:59

Как болеют журналисты

Как болеют журналисты

За два с половиной месяца эпидемии коронавируса в Петербурге он, по официальным данным, был диагностирован уже более чем у 11 тысяч человек. Еще больше горожан подхватили внебольничную пневмонию, обычный грипп и ОРВИ. Каждый день городские СМИ рассказывают о статистике, о конкретных случаях, о проблемах пациентов и медиков. Причем иногда рассказывают, опираясь на собственный опыт. «Лениздат» узнал истории журналистов, которые в последнее время болели коронавирусом, попадали в больницы или лечились дома от чего-то очень похожего на COVID-19.

«…нет-нет, это другой коронавирус, это не тот, который смертельный»

Нина Авдеенко, корреспондент проекта «Такие дела»

Нина в Петербурге чуть больше года, переехала из Крыма. Но уже дважды успела побывать в Боткинской больнице, в том числе в конце февраля, когда эпидемия коронавируса только пришла в город.

- Я слегла довольно резко. Была на концерте, довольно массовом, пришла домой? и мне очень быстро стало плохо – через четыре часа у меня уже была температура 40, жуткий кашель, - вспоминает Нина. - Я позвонила в скорую, приехала бригада, и меня сразу отвезли в Боткинскую, в старый корпус. Отделение уже было переполнено. Больных с симптомами ОРВИ уже начинали свозить туда. Люди лежали в коридорах. Я тоже лежала в коридоре, рядом с постом медсестер и слышала, как они переговаривались. Кто-то говорил, что уже везут коронавирусных. Другая удивлялась: «Что? К нам?». Ей отвечали: «Нет-нет, это другой коронавирус, это не тот, который смертельный». Что у меня было в тот раз – коронавирус или что-то еще, я так и не узнала.

Но в марте, когда коронавирус уже гулял по городу точно, я вдруг начала задыхаться. Сначала не могла понять – может, это у меня ипохондрия, или все-таки нет. Я звонила по больницам и выясняла, куда я могу пойти и сдать тест на коронавирус. Мне везде сказали сидеть дома и вызывать врача. Сделать это оказалось нереально, все уже были заняты, меня перекидывали с одного медучреждения на другое. В итоге я снова вызвала скорую. Через 20 минут бригада уже была у меня. Врачи пришли без масок, без всякой особой защиты, померяли мне температуру обычным ртутным градусником, там было 37,5. Меня посадили в карету скорой помощи, отвезли в больницу Святого Георгия, там я сидела в общей очереди с большим количеством людей, они, как и многие медики, были без масок. Мне сделали рентген – пневмонию не подтвердили, и отправили домой.

Симптомы болезни постепенно прошли. В конце апреля Нина стала корреспондентом «Таких дел». Им она уже сделала несколько текстов про коронавирус. Про свой опыт не писала, рассказывала про проблемы перепрофилирования больниц и про людей, которые больны чем-то другим и не могут сейчас получить помощь.

- Мой знакомый, председатель правления Фонда защиты прав потребителей «Гражданский патруль» Ростислав Антонов, после моих фото из Боткинской обращался в прокуратуру, - говорит Нина Авдеевнко. - Потом ему пришел ответ, что ремонт запланирован на какой-то там год. Меня тоже вызывали поговорить на эту тему, но мне было плохо, и я никуда не пошла. На том история и закончилась.

«Я оказался в психологической ловушке»

Серафим Романов, шеф-редактор сайта «Новой газеты» в Санкт-Петербурге

Можно соблюдать дистанцию, работать из дома, и все равно заболеть. И если ты каким-то чудом пропустил все новости про ужасные последствия коронавируса, то и лечиться спокойнее. А если ты журналист, который прочитал сотни материалов коллег о COVID-19 и сам написал десятки на ту же тему – сохранять спокойствие гораздо сложнее. Но знание о том, как перегружены врачи и как они работают, все же не позволяет паниковать.

- Неделю назад обнаружил у себя странные симптомы: чувство сдавленности в груди, конъюнктивит на обоих глазах – это совсем не было похоже на обычную простуду. Когда на следующее утро картину дополнил кровавый кашель, я испугался по-настоящему и позвонил в скорую, - рассказывает Серафим. - Зная, как нагружена сегодня система здравоохранения, спокойно рассказал о своих симптомах и услышал в ответ: «Ну, а что вы от меня хотите?» По словам диспетчера, дальнейший разговор можно было вести только с результатами КТ на руках, а направление на это исследование следует получить у участкового врача. Тем же днем я попытался сделать КТ платно, но и это оказалось невыполнимой задачей: в некоторых центрах прямо на сайте указывалось, что вход пациентам с признаками ОРВИ запрещен; в других запись была на неделю вперед.

Когда я добрался до районной поликлиники, врач, выслушав жалобы, вышла из кабинета минут на 15 и вернулась с брошюрой про COVID-19 в руках. Рекомендации были следующие: пить больше жидкости, контролировать температуру, применять «Мирамистин».

Около недели у шеф-редактора сайта «Новой» в Петербурге температура держалась на уровне 37,2, затем все пошло на спад. Тест на коронавирус, который он в итоге сделал платно, показал отрицательный результат.

- Пока вся эта история развивалась, я, конечно, обращался за советом к знакомым медикам, тем, кто работает с COVID-19, - отмечает Серафим. – Наверное, как и другие коллеги по цеху, оказался в психологической ловушке: главная рекомендация врачей — сидеть дома и ничего не делать, наблюдать за температурой и симптомами; но, если ты уже начитался статей про ковид и знаешь, что бывает c подхватившими вирус дальше, невозможно ничего не делать.

«Вроде выздоровел и текст хороший написал»

Святослав Афонькин, корреспондент «Делового Петербурга»

Вице-губернатор Петербурга Евгений Елин не исключает, что меры по самоизоляции могут продлиться в городе до августа. Об этом он 12 мая рассказал журналисту «ДП» Святославу Афонькину. Заметка вышла на следующий день, и одновременно корреспондент почувствовал, что заболевает, причем по всем симптомам – тем самым коронавирусом, про который только что писал.

- Поднялась температура, был кашель, бросало то в жар, то в холод. Работать, конечно, не мог. Чтобы понять, что мне делать, начал звонить по всем горячим линия – комздрава, Роспотребнадзора – никуда дозвониться не мог. Наконец, на одном из номеров мне сказали, что нужно звонить в свою поликлинику. Я обратился в ту, к которой приписан. Там отправили по месту жительства. Попробовал вызвать врача на дом, врач сказала: «Если можете ходить, приходите сами». Пришел. Поговорили. Рассказал о симптомах, надеялся, что сейчас у меня возьмут мазок, проверят на коронавирус. Но врач мне сообщила, что с этого дня у людей, которые болеют, но в целом чувствуют себя нормально, мазки не берут. Это было отдельное распоряжение комздрава. Врач не знала, что я журналист, а я еще немного на тему этого распоряжения поспрашивал, потом отправил официальный запрос в комитет. И мне пришло подтверждение, где говорится, какие группы в приоритете.

После визита ко врачу и ответа из комитета Святослав написал текст для «ДП».

- И это ведь важно, потому что раньше анализ на COVID-19 мог пройти каждый желающий, и правительство города само громогласно об этом заявляло. А сейчас ситуация поменялась, потому что мощностей лабораторий не хватает, - говорит журналист. - А в целом – я вроде выздоровел и текст хороший написал.

Но на всякий случай в редакции журналиста попросили еще посидеть дома, тест же он все-таки не сдал.

Журналистов оставили болеть дома

Но есть в Петербурге журналисты и с подтверждённым диагнозом COVID-19. 18 мая о коронавирусе у своей корреспондентки Лилии Козловой написала «Комсомольская правда» в Санкт-Петербурге.

«Коронавирус, коронавирус. Пишешь о нем каждый день и кажется, что он где-то там, далеко, и напрямую тебя не коснется. Тем более я одна честно сидела дома на изоляции больше месяца, соблюдая все рекомендации», - рассказывает Лилия в публикации.

На первые майские праздники она съездила к родителям на дачу. А уже 7 числа пришлось вызывать врача. 10 мая пришло письмо на электронную почту: «COVID-19 обнаружен». Лилию в итоге оставили лечиться дома.

«К счастью, мой «ковид» протекает практически без симптомов. Больше на здоровье влияет психологическое состояние. Осознание, что ты носитель страшной, смертельной болезни, еще толком неизученной наукой, сильно бьет по нервам», - добавляет девушка в материале.

Также коронавирус в начале мая подтвердился у петербургской журналистки Саши Богино, сотрудничающей с сайтом «Варламов.ру» и «Медиазоной». Причем две недели в апреле Саша уже провела в больнице – в Госпитале для ветеранов войн, куда попала с симптомами респираторного заболевания. О своем пребывании в клинике Богино подробно писала с первого дня госпитализации для «Медиазоны». 17 апреля ее выписали оттуда. С тех пор она оставалась дома на самоизоляции. Результаты первых четырех тестов на COVID-19 она так и не узнала. Только сданный 23 апреля оказался положительным.

«Лениздат» желает всем коллегам здоровья. Тем, кто болеет – скорейшего выздоровления без последствий. А тех, кто о коронавирусе пока только рассказывает, просим беречь себя!

Елена Михина