Медиановости /
Медиасреда, Петербург

18 июня 2020 19:57

«Будь самим собой»

«Будь самим собой»

В журналистику попадают по-разному – с журфаков, из правозащиты, по зову души, кто-то просто с улицы. Денис Гончаров тоже в профессии оказался почти случайно. Ему 22 года, недавно он перебрался в Петербург. А еще у него редкое генетическое заболевание. Молодой человек не может сам передвигаться. Считается, что с его диагнозом редко даже до 18 лет доживают. Но Денис наперекор диагнозу жив, успешен, у него грандиозные планы на будущее, а сейчас он рассказывает читателям и зрителям о себе и других сильных людях. Денис публикуется в проекте «+1» и с недавних пор стал корреспондентом Piter.TV.

Контент-менеджер и контент-автор

- Денис, как ты оказался в журналистике?

- Журналистика сама собой пришла. В школе даже литературу не любил. Мне нравилось программирование, технические науки. После 11 класса поступил на программного инженера в Юго-Западный госуниверситет в Курске, где я и жил. Учился удаленно. И уже когда был на первом курсе, решил найти работу. С ноября по март я каждый день делал по 20 звонков по всем объявлениям с вакансиями, какие мне более-менее подходили, заспамил все онлайн-биржи труда, искал работу оператора или что-то подобное, где не нужны особые знания, но был готов и учиться. Часто при первом общении люди были согласны, чтобы я у них работал даже дистанционно, но как только узнавали про мою болезнь – сразу «до свидания». Просто у нас такой стереотип о людях с инвалидностью, их ни во что не ставят, и их зачастую не воспринимают работодатели, так как думают, что человек с физической инвалидностью еще и умственно неполноценен. Я писал, что ищу работу, и на Facebook, это сообщение много кто репостнул. И весной 2017-го мне написала редактор проекта «+1» и сама предложила стать у них контент-менеджером, им надо было, чтобы просто кто-то заливал статьи на сайт. Я разбирался в этом, потому что с компьютерами с детства работаю. Мне предложили испытательный срок и 20 тысяч в месяц. Я, конечно, согласился, потому что для Курска 20 тысяч – это большая зарплата. Там люди на 9-11 тысяч живут. Но с заданиями испытательного срока я справился за три дня, и уже через неделю меня взяли в штат.

1280x1024_IMG_3088.JPG

- Но это еще не журналистика…

- Потихоньку работал в «+1», проект рос, развивался, у меня появлялись новые обязанности. Работа позволила мне переехать в Петербург. А главное, я попал в такую среду, где журналисты, редакторы постоянно общаются друг с другом, обсуждают свои материалы, я следил за тем, как они меняют свои тексты, когда заливал публикации на сайт, смотрел, как они сделаны, какие правки вносит редактор, что улучшает, почему. Я варился в этой среде года три и, наконец, сам захотел попробовать себя в журналистике. Начал я с блога в Instagram. Писал там посты, дублировал их в другие соцсети. Должен признать, вначале у меня был довольно вычурный стиль. Но потом я смотрел, как на это реагирует аудитория, проводил опросы среди друзей, и постепенно стиль менялся. Свою колонку на «+1» я выбивал довольно долго. Мне было интересно рассказать о свей жизни, поделиться своим опытом с людьми, которые оказались в похожей ситуации или которым просто нужна мотивация, потому что мне часто в соцсетях писали, что мои посты мотивируют людей. Но когда я первый раз просил главреда разрешить мне писать на сайт, он не согласился с моей идеей. Я хотел делать что-то вроде диалога, брать какую-то тему и обсуждать ее с кем-то, то есть это было не совсем интервью, а, скорее, диалог.

- Удалось в таком формате с кем-то пообщаться?

- Да, я поговорил с журналистом «Ведомостей» Евгением Арсюхиным (шеф-редактор проекта Ведомости»+1» - ред.), он согласился на эту авантюру. Но тот диалог я выложил только у себя в соцсетях. Но Евгений мне много интересного рассказал, он даже поначалу обучал меня азам профессии, как лучше написать, как заинтересовать читателя. Посоветовал завести блокнот с экспертами по всем вопросам, к которым всегда можно обратиться за комментарием. Рассказал секретик про триггеры, например, аудитория «Комсомольской правды» возрастная, там триггер – «а помните, как в СССР», такой простой фразой можно привлечь внимание аудитории.

- Но, я так понимаю, первый отказ редактора не остановил, и своей колонки ты все же добился?

- Через полгода после неудачи я повторил попытку. В тот момент как раз сменился в очередной раз главный редактор, и новый был заинтересован в личных историях. Мне повезло: я написал колонку, и ее взяли на сайт. И так я стал делать тексты для «+1». Теперь пишу их раз в месяц, но хотел бы чаще, хотя бы два раза в месяц. Хотя я не могу писать, когда мысль не идет, но зато, когда она есть, могу внезапно сесть и сразу весь текст сделать. А через день смотрю свежим взглядом, редактирую. Уже пять или шесть колонок я написал. Сейчас еще одну готовлю, думаю, в конце июня или в июле она выйдет.

Тату для сюжета и для решения моральных дилемм

- А недавно добавилась работа еще и на телевидении, на Piter.TV.

- Да, это началось примерно в ноябре, когда мы снимали сюжет про лифт. На станции метро «Парнас» долго не работал лифт для инвалидных колясок. Он сломался еще в январе, и несколько месяцев меня сотрудники станции таскали на руках – поднимали и несли вниз и вверх по ступенькам. Это было довольно опасно, меня качало-шатало, пару раз я вообще чуть не упал, колесо соскакивало с порожка. Я неоднократно звонил в метрополитен, писал жалобы, спрашивал, когда же починят лифт, мне отвечали, что заявка оставлена, запчасти идут, санкции, детали далеко покупать, и тому подобное. В какой-то момент я устал все это терпеть и написал немного злой пост в соцсетях, начал его везде рассылать, чтобы СМИ или блогеры обратили внимание – мне кажется, что только так и можно сейчас что-то решить. Кстати, я отправлял этот пост, наверное, в десятка полтора городских пабликов, но им вообще до фонаря город, хоть и пишут, как они его любят, на самом деле эти группы – чистая коммерция. Мне говорили: «2000 рублей и репост выйдет». Только один паблик про метро забрал мой текст. И также я написал в разные СМИ. Первыми откликнулись с Piter.TV. Они приехали, сняли репортаж, я им все рассказал, показал. И спустя три недели лифт чудесным образом заработал.

Но еще когда мы снимали репортаж, я рассказал корреспонденту, что пишу тексты, но хотел бы попробовать работать с питерскими СМИ. Через неделю мне позвонил главный редактор Piter.TV Стас Бутенко и предложил встретиться. Пообщались, договорились, что я буду делать для них материалы об инвалидах, о доступности среды, о сильных людях.

- Где ты берешь героев для сюжетов?

- С первой героиней – Светланой – я давно был знаком, я ее встретил на концерте Kiss, она мне рассказывала свою историю, как ее сбила машина, у нее не было части черепа, она в реанимации лежала с множеством переломов, и она ждала, когда все срастётся, чтобы вернуться к танцам. Меня эта история очень зацепила, именно рвением Светы к жизни. Она понимала, что у нее навсегда останутся какие-то проблемы со здоровьем, будет кружиться голова, тяжело двигаться, но все равно хотела вернуться к своему любимому хобби. Стас эту тему согласовал, мы обсудили вопросы, которые надо задать героине, я продумал, где и как лучше снимать. Я хотел красивый визуал сделать, мне хотелось встряхнуть сухую тему в журналистике, когда репортер просто на нужном фоне что-то рассказывает, хотелось лирических отступлений. Не все удалось реализовать, но что-то получилось. Сняли все за два раза, исходников было почти на час, а надо было уложиться в пять минут - я три недели работал над материалом, возился с расшифровкой.

- Сколько уже сюжетов вышло?

- Пока два. Мы договорились делать сюжет раз в месяц. Третий не успели снять из-за того, что началась эпидемия коронавируса, появилось множество ограничений. Но у меня уже есть несколько идей, о чем сделать материал.

- А тебе самому не сложно добираться до места съемок? Может, есть другие «технические» проблемы?

- С операторами сработались, с ними проблем нет. Так как это мой проект, я процентов на 90 отвечаю за него, сам продумываю что, как и где снимать. Друзья и брат помогают мне, возят меня везде. Но у нас каждая съемка – история. Например, Светлану мы снимали в двух местах – там, где ее сбила машина и в зале, где она занимается танцами. Этот зал расположен на пятом этаже в старом здании. А там была только лестница, кое-как уговорили охранников открыть для меня грузовой лифт, но он все равно шел лишь до четвертого этажа, а дальше они тащили меня на руках. Было жутко. Второй сюжет был про Евгению. У нее спинально-мышечная атрофия. Она приехала в Петербург из Белоруссии. Говорит, что там людям с инвалидностью еще сложнее, чем здесь, и отношение хуже. Она зарабатывает тем, что пишет картины и делает татуировки. Для сюжета я тоже решил сделать у нее тату. Давно хотел, но без повода, наверное, никогда бы не решился – других забот много. Евгения набила мне фразу – Comeasyouare– «Будь самим собой», это название песни группы Nirvana – фраза, которую я всегда считал важной для себя. Теперь каждый раз, когда у меня какая-то моральная дилемма, я смотрю на эту тату, и проблема пропадает. А к Евгении после сюжета обратилось несколько человек, чтобы сделать тату.

Особое право на мнение

- В кадр выйти не страшно было?

- Я в целом не боюсь камер, но поначалу было тяжело, когда заученный текст надо сказать, я часто сбивался, потому что хотелось все сделать идеально. И мы по 5-6 дублей записывали. Но это дело опыта, думаю, со временем само придет. И про меня еще снимают документальный фильм ребята из Москвы, как я работаю, как ходил на концерт Kiss, как в триатлоне участвовал. Я тоже сначала мялся немного перед камерой, а через пару дней съемок вообще забыл о том, что она есть.

- Ты делаешь материалы только про людей с инвалидностью?

-  Тексты на «+1» – про мой собственный опыт, как я принимал участие в триатлоне, как я снимаю репортажи, как про меня снимают документальный фильм. На другие темы пишу просто в блогах, а тут я стараюсь вкладывать посыл, что не важно, какое у тебя здоровье, важно, что в голове и что можешь добиться всего в принципе. На «+1» у меня еще вышел текст про то, что многие люди с инвалидностью сами хотят к себе такого жалостливого отношения, и они сами виноваты в том положении, в котором они оказались. Я считаю, что имею право такие вещи писать, скажет об этом кто-то другой – на него накинутся сразу. А я со своим опытом, с аргументами могу про это говорить. И про это хотел бы рассказать и на Piter.TV. Люди привыкли, что их жалеют, и сами манипулируют этой жалостью, пользуются ею, но вся моя журналистская работа направлена на то, чтобы развеять стереотипы о людях с инвалидностью, и чтобы общество относилось к ним как к обычным.

Беседовала Елена Михина


Кстати

Кроме работы в двух СМИ, Денис недавно занялся собственным стартапом. С детства он любит музыку и хотел бы сам быть музыкантом. Он предпочитает гитару. Но, к сожалению, слабые из-за болезни мышцы не позволяют играть на инструменте. Денис задумался и понял, что таких, как он, людей очень много – тех, кто и хотел бы играть на музыкальных инструментах, но не может этого делать просто потому, что эти инструменты рассчитаны на обычных людей. Сейчас молодой человек с командой единомышленников занимается разработкой сенсорной электрогитары, на которой специальные датчики заменят обычные струны, а еще с аккордами, которые можно зажимать одним пальцем и метками шрифтом брайля на ладах. А если снять гриф, то дисплей превратится в синтезатор или драм-машину. Сейчас команда работает над прототипом инструмента.