Медиановости /
Бизнес, Медиасреда

30 октября 2020 12:27

Как пандемия COVID-19 повлияла на региональные СМИ

Как пандемия COVID-19 повлияла на региональные СМИ Фото: Natasha Remarchuk / icons8.com

Одной из главных тем прошедшего в Петербурге XVIII Форума СМИ Северо-Запада стали последствия пандемии коронавируса для СМИ. Как выяснилось, все не так плохо, как опасались в редакциях весной. Более того, в регионах даже нашлось, чему порадоваться – аудитория вернулась к официальным изданиям, а сотрудники освоили работу на удаленке.

Одно из мероприятий Форума – «Малая медиапланерка» – было целиком посвящено итогам пандемии «Не было бы счастья…: какие информационные форматы родились в кризис и как использовать внезапно усилившийся информационный голод».

Модератором беседы выступил главный редактор «Петербургского дневника» Кирилл Смирнов. В дискуссии приняли участие председатель Союза журналистов России Владимир Соловьев, директор Агентства информационных коммуникаций из Великого Новгорода Сергей Бондаренко, главный редактор вологодской газеты «Русский Север» Надежда Кузьминская и главный редактор газеты «Псковская правда» Максим Андреев.

1280x1024_ajhev (1).jpg

Фото: Кадр из трансляции Форума СМИ Северо-Запада на tassphoto.com

По рассказам спикеров можно составить список изменений, которые издания ощутили, прожили и отрефлексировали.

Началось все с паники. И дело не только в том, что было не понятно, как выживать в условиях рухнувшего рекламного рынка. Журналистам элементарно было не найти защитных масок для работы «в поле».

«Для меня как журналиста эта история была очень драйвовая, надо было преодолевать, что-то придумывать. Но для меня как директора это было время ужаса, - рассказала Надежда Кузьминская, которая не только главред в газете, но и руководитель. Первая неделя – масок нигде нет, а телевизионщикам надо работать, выходить и снимать. Мне звонят и говорят, что мои журналисты должны ехать снимать в моногоспиталь. Нас спасли кустари, которые начали шить маски, и через неделю мы работали в масках в цветочек и сердечки, но хотя бы в таких».

Похожим образом проблему решили в новгородском медиахолдинге:

«В самом начале пандемии у нас в эфире были кустари, которые вместо подушечек с травами начали производство масок. Я попросил затащить их к себе в кабинет, и там состоялся разговор. Я, директор крупнейшего медиахолдинга региона, просил их: “А можно вы нам масочек штук 30 на корреспондентов, а мы вам рекламу”. Они говорят: “Масочек мы вам выделим, а реклама нам не нужна, у нас со сбытом все в порядке”. Потом дали объявление о наборе новых сотрудников».

О еще одном аспекте пандемичного труда напомнил глава СЖР: «Когда работаешь из дома – работаешь гораздо больше. Работодателям это, наверное, выгодно, сотрудникам – не настолько».

На несколько месяцев главной и почти единственной темой в СМИ стал коронавирус.

«Мы писали почти только про “ковид”, и даже все остальное тоже было с ним связано, потому что культура стала онлайн, развлечения онлайн, школа онлайн. Вплоть до кроссвордов и анекдотов в газете все было про “ковид”», - отметила Надежда Кузьминская.

И, что удивительно, никому это не надоедало (примерно полтора месяца).

«В кои-то веки было понятно, что люди хотят знать, что им интересно, была проблема только вовремя найти информацию и верифицировать ее. Правда, через полтора-два месяца возникла в редакции внутренняя проблема: “А хорошо бы уже что-нибудь не про коронавирус сделать”», - отметил Максим Андреев из «Псковской правды».

На теме коронавируса у региональных СМИ резко выросла аудитория. Количество просмотров сайтов выросло в 3-4 раза, увеличилась посещаемость (число уникальных посетителей). В Вологодской области даже районные газеты стали активнее продаваться, и это с учетом ограничительных мер.

К лету рекорды посещаемости и просмотров стали спадать. Как считает Сергей Бондаренко, это связано с тем, что у людей появилась возможность выехать на дачи или проводить свободное время на природе.

Тем не менее, до сих пор в регионах фиксируют повышенный по сравнению с доковидными временами интерес аудитории к СМИ.

Вслед за рейтингом вырос и авторитет журналистов. Надежда Кузьминская сравнила рост престижа профессии с новым витком уважения к врачам, которые стали героями этого года. «Люди искали достоверную и официальную информацию. В соцсетях они могли ее обсуждать. Но только у нас они могли узнать, какой режим въезда-выезда в регион, где получить пропуск, какие есть меры поддержки для различный отраслей и групп населения», - отметила руководитель вологодского медиахолдинга.

Коллега из Новгорода Сергей Бондаренко рассказал, что у него на телеканале журналистами работает в основном молодежь. Подобрать коллектив было непросто, так как ТВ давно утратило ореол престижа, подростки его почти не смотрят. «Сейчас эти молодые ребята поняли, насколько они важны, они ощутили, что делают большое дело, и эмоционально, мне кажется, их это очень воодушевило». 

Поменялись отношения с региональными властями. Представители региональных изданий обратили внимание, что во время пандемии местные власти стали более открытыми. В Петербурге руководители СМИ такого не замечали, но в Новгородской и Псковской областях, по мнению издателей, все было иначе.

«Была же постоянная холодная война, если не с пресс-службами, то с профильными ведомствами. Когда мы узнали по своим каналам, что в области появился первый заразившийся, я уже приготовился, что сейчас будет очередной бой, что мне скажут: “А давайте придержим, еще два теста проведем”, - и так далее. Состоялся разговор, маленькое совещание на уровне министра здравоохранения и курирующего сферу здравоохранения вице-губернатора, и они сказали: “Давайте рассказывать, мы же не имеем права по закону скрывать эту информацию”. Я подумал: “Бинго! Наконец-то!” Я надеюсь, что этот уровень открытости сохранится и перетечет и в другие сферы», - привел пример Сергей Бондаренко.

Максим Андреев объясняет такую «открытость» властей тем, что им было выгодно показать опасность нового коронавируса, чтобы у населения не складывалось впечатления, что его нет, что это нестрашное заболевание.

Одновременно власти стали сами активнее коммуницировать с населением. В регионах заметили, что чиновники начали активнее развивать соцсети и наполнять свои официальные ресурсы. Одно из последствий этого: власть начала «высасывать» медиаспециалистов из СМИ.

Самым ощутимым итогом коронавирусного кризиса стал провал на рекламном рынке. Пооценкам руководителей СМИ, объем рекламы в изданиях весной сократился до 30 процентов от доковидного периода. Летом он подрос до 60-70 процентов. И в целом редакции рассчитывают к концу года «выйти в ноль», то есть, по крайней мере, пройти год без убытков.

В новгородском Агентстве информационных коммуникаций, кстати, придумали еще один способ найти деньги – прошлись по дебиторским долгам прошлых лет, напомнили контрагентам о недоплаченных средствах.

2021-й обещает быть сложным для госСМИ. Так как участники дискуссии представляли издания и холдинги, связанные с госструктурами (в той или иной форме их владельцами являются местные власти), все согласились, что пережить 2020-й им помогло то, что их бюджеты были утверждены еще в 2019-м. Частично их пришлось сокращать, но не полностью, и финансовая поддержка оставалась в самые трудные времена. Но на 2021-й, вероятнее всего, расходы на СМИ в региональных бюджетах будут сокращены. Это отложенное последствие коронавируса, с которым еще только предстоит разбираться.

Елена Ожегова