Медиановости /
Медиасреда, Петербург

25 декабря 2020 18:43

«Золотые перья» в марте не раздадут

«Золотые перья» в марте не раздадут

«Золотое перо» еще не началось, но уже точно задерживается. В марте 2021-го оно не состоится. Причина все та же – коронавирус. Но зато у организаторов появилось время подумать над возможными изменениями в структуре жюри, наблюдательного совета, возможно, даже в составе учредителей.

Жюри пора сокращать

Обычно о начале конкурса «Золотое перо» оргкомитет объявлял в декабре. В январе-феврале собирались заявки, в марте жюри выбирало лучших и в конце марта объявлялись победители по итогам прошлого года. Декабрь 2020-го подходит к концу, а объявлений о начале «Золотого пера» не было, и до конца года уже точно не будет.

- А как нам объявлять, если пандемия? Мы должны сказать, что «Золотое перо» пройдет в марте? В марте оно не пройдет! В сентябре? Как можно говорить о том, чего мы не знаем. «После Нового года, возможно, прояснится ситуация, и тогда можно будет объявлять о начале», - сказала «Лениздату» председатель Союза журналистов Петербурга и Ленобласти Людмила Фомичева после прошедшего сегодня, 25 декабря, собрания секретариата организации. Там как раз и обсуждали судьбу конкурса. Причем речь шла не только о планах на 2021-й год, но и в целом о формате «Золотого пера», его возможных трансформациях.

Судя по настроению участников заседания, изменения давно назрели.

- Сегодня говорили о том, что жюри очень большое и оно все время раздувается, о том, что надо вводить в жюри или в наблюдательный совет общественников или представителей культуры и других сфер, - отметила Людмила Фомичева.

Кроме того, высказывались идеи о том, что хорошие журналистские материалы и так у всех на слуху и, возможно, нет надобности собирать заявки и перечитывать сотни текстов, отсматривать и отслушивать материалы. Впрочем, не все согласны с такой позицией, отмечая, что если текст «Фонтанки» действительно многие увидят, то хороший репортаж или интервью в менее крупном издании можно и пропустить. Кроме того, конкурс рассчитан на журналистов не только Петербурга, но и Ленобласти, а за материалами в областных СМИ вообще мало кто следит из тех, кто принимает решения о награждении «перьями».

1280x1024_890x675_57Is957bH51D612O1EAh.jpg

Фото: Михаил Масленников

Кто платит за банкет?

И еще одна тема для обсуждения, промелькнувшая на секретариате – оставлять ли в соучредителях «ЗП» тех, кто не финансирует конкурс. Все же его проведение и выдача премий – дело затратное. И, возможно, есть смысл учредителями делать тех, кто оплачивает «банкет»?

Стоит напомнить, что на данный момент учредителями «Золотого пера» являются три организации, а не только Союз журналистов СПб и ЛО, как многие думаю. Кроме СЖ конкурс организуют (согласно положению) Фонд развития и поддержки средств массовой информации и Санкт-Петербургская Лига журналистов.

Фонд в свое время создавал медиаменеджер Олег Руднов. При его жизни Фонд выделял средства на проведение конкурса. Но после смерти Олега Руднова организация почти перестала функционировать. Сергея Руднова (сына Олега Руднова) оргкомитет «Золотого пера» ежегодно извещает, приглашает, отправляет ему конкурсные материалы, хотя нет уверенности, что Сергей их читает.

Лига журналистов – чуть более живая структура. Однако ни ее директор Марина Алексеева, ни президент (директор ГТРК «Санкт-Петербург») Виталий Волков не смогли ни единым словом прокомментировать ситуацию с «Золотым пером». 

Хотя, по словам Людмилы Фомичевой, Виталий Волков также был недоволен раздутостью жюри и тем, что в конкурсе побеждают представители одних и тех же СМИ.

- Соорганизаторы жаловались, что у нас в лауреатах много журналистов из ограниченного круга изданий – «Фонтанки», «Новой газеты». Хотя это неправда, в последние годы призы довольно часто получали представители других изданий. И что делать, если на «Фонтанке» или в «Новой» самые активные и высокопрофессиональные журналисты? – говорит Людмила Фомичева.

Она отмечает, что уйти от субъективности в решениях жюри, на которую часто жалуются в медиасообществе, тоже сложно, потому что у судей в любом случае есть свое мнение и свои пристрастия.

- В нашем конкурсе журналисты выбирают журналистов, что отличает нас от многих других премий. Наш конкурс классический, я бы сказала, высокой пробы, мне ни за кого не стыдно, кто у нас стал лауреатами и гранд-призерами, - отметила Людмила Фомичева.

1280x1024_650x486_fGoBgXu9XgSUwjVnMX99.jpg

***

На прошедшем секретариате проблемы «Золотого пера» были только обозначены, никакого решения еще не принято. К обсуждению было решено вернуться в январе. А пока «Лениздат» предлагает представителям медиасообщества города высказывать свои мнения и предложения.

Для начала спросили, что думают о «Золотом пере» руководители «соседних» союзов – отделений СЖР в городе и области, а также председателя жюри прошедшего конкурса.

Дмитрий Шерих, главный редактор газеты «Санкт-Петербургские ведомости», председатель петербургского отделения СЖР:

- Доволен ли я нынешним «Золотым пером»? А есть те, кто доволен? Мне кажется, недовольство «Золотым пером» – довольно общее место все последние годы. Регулярно слышу реплики про «междусобойчик», иногда довольно злые. Я сам состою в жюри «Золотого пера» много лет, признаков «междусобойчика» особо не замечал – но проблемы у конкурса действительно есть. Дело не столько в стремлении «порадеть родному человечку» – сама структура, конструкция конкурса таковы, что многие ключевые решения принимаются «на глазок». Несколько десятков членов жюри, полтора десятка номинаций – это же неповоротливый Левиафан, и как ему оценить работы по их качеству? Когда ты сорок девятый член жюри, мало зависит от твоего голоса. А если не зависит, то для чего читать горы статей и смотреть часы видео?

Мой опыт подсказывает: далеко не все члены жюри хотя бы бегло знакомятся с трудами конкурсантов. А в итоге блестящие журналистские работы оказываются вдруг вообще вне списка номинантов, а награды достаются работам куда слабее. Раз за разом.

Что можно или нужно изменить? Да вот конструкцию и обновить. Сделать мобильнее, современнее. Сократить число членов жюри до разумного количества, при котором голос каждого будет слышен, но и каждый станет нести свою долю личной ответственности за решение. И конечно, стоило бы усилить роль журналистских организаций в проведении конкурса. А то даже правление Союза журналистов СПб и ЛО не ведает, какие решения и почему принимает оргкомитет «Золотого пера» – и по номинациям, и по финансам, и по всем остальным вопросам. Хотя лейбл премии именно СЖ СПб и ЛО принадлежит.

Михаил Компа, директор ООО «Сясь-ТВ», председатель Ленинградского областного отделения СЖР:

- На «Золотом пере» был раз или два, и то очень давно. В Союзе журналистов СПб и ЛО не состою. Со своими коллегами этот вопрос не обсуждал. И этот конкурс был больше заточен для питерских СМИ – более крупных, чем областные. В области есть свой конкурс, который проводит правительство. А в «Золотом пере», возможно, есть смысл сделать отдельные номинации для области.

Анжелика Гурская, директор Северо-Западного филиала «Российской газеты», председатель жюри конкурса «Золотое перо» - 2019:

- «Золотое перо» в Петербурге – это уникальный журналистский бренд, равного которому нет, пожалуй, ни в одном регионе. Большинство региональных премий в области СМИ распределяются под пристальной опекой местных администраций. Поэтому история, когда лучших определяет само журналистское сообщество, – главное, что стоит сохранить в конкурсе.

Нужно ли менять формат конкурса? Безусловно. Но этот апгрейд должен быть не просто осторожным, взвешенным и обдуманным. Он не должен стать поводом для раздора в медиасообществе.

Считаю, что нужно менять принцип формирования жюри и его количественный состав, 46 членов жюри – это громоздкий и неповоротливый орган. Может, я сейчас кому-то розовые очки поцарапаю, но я без сожаления предложила бы коллегам расстаться со свадебными генералами, которые считают, что могут участвовать в голосовании, не читая конкурсных работ. Надо перестать снисходительно относиться к пренебрежению обязанностями члена жюри. Вот взять и перестать.

Полагаю, что пора расширить состав учредителей и оргкомитет конкурса, и тем самым исключить всякий намек на монополию, и обеспечить более прозрачное решение всех организационных и финансовых вопросов. Мы от власти требуем прозрачности, так давайте и сами явим пример.

Однозначно стоит поменять порядок рассмотрения заявок с тем, чтобы организовать полноценную дискуссию по работам, которые будут включены в шорт-лист. Пока все решения по формированию шорт-листа отданы на откуп рабочим группам, а это в корне неправильно. Предложения рабочей группы должны быть лишь рекомендацией для всех членов жюри и поводом для обсуждения.

Ну, и наконец, предложила бы открыть доступ к чтению конкурсных работ не только для членов жюри. А что нам скрывать?