Медиановости /
Интернет, Конфликты, Петербург

31 марта 2021 19:33

Суд признал журналиста Владимира Шевченко виновным, но освободил в зале суда

Суд признал журналиста Владимира Шевченко виновным, но освободил в зале судаФото: Фото: www.facebook.com/groups/vsheff

Сегодня в Василеостровском районном суде Петербурга огласили приговор по делу главного редактора портала FinNews Владимира Шевченко.

Суд признал его виновным в вымогательстве средств у Россельхозбанка. Но не в особо крупном, как было заявлено ранее, а в крупном размере. Так, в приговоре указано наказание в виде 3 лет колонии общего режима, но журналиста освободили в зале суда, так как засчитали в назначенный срок время, проведённое в СИЗО и под домашним арестом. Шевченко также на 2 года запрещено заниматься профессиональной деятельностью, то есть публиковать что-либо про банковские организации, с момента вступления приговора в силу.

Судья проговорил доводы сторон обвинения и защиты, отмечая следующие пункты:

  1. Инициатива встречи для переговоров исходила от представительницы Россельхозбанка Марии Бетехтиной, однако первым сумму договора озвучил Владимир Шевченко – 50 тысяч рублей в месяц. В материалах дела указано: журналист сказал, что если не будет средств, то негативные сведения будут публиковаться тогда, когда будет соответствующий инфоповод.
  2. По мнению стороны обвинения, Шевченко исполнять условия договора не собирался. Целью заключения сделки являлось вымогательство денежных средств от банка.
  3. Виновность Шевченко, как постановил суд, подтверждается оперативным экспериментом, в ходе которого были зафиксированы переговоры между Бетехтиной и Шевченко в формате аудиозаписей.
  4. Довод защиты о том, что неизвестны сведения, которые Шевченко «угрожал» опубликовать в будущем, «не свидетельствуют об отсутствии состава преступления, так как подсудимый до встречи с представителями банка создал условия того, что банк понимал, какая информация будет публиковаться – то есть негатив о деятельности организации».

Важно, что судья озвучил результаты анализа аудиофайлов и видеозаписи экспертами и специалистом, в которых отражены различные выводы:

  1. «В статьях Шевченко имеются негативные сведения о Россельхозбанке в форме утверждений, мнений и предположений».
  2. «В речах Шевченко отсутствуют признаки угрозы и требования от банка совершить какие-либо действия».
  3. «В коммуникации между Шевченко и Бетехтиной угрозы отсутствуют».

Однако, несмотря на это, судья сказал, что «мнения экспертов отношения к ходу дела не имеют». Он определил это как «попытку сторон предоставить негодные доказательства», подчеркнув, что решение о виновности или невиновности подсудимого нельзя отдавать экспертам, «это противоречит Конституции и здравому смыслу». Напомним, результаты выводов по анализу аудиофайлов от экспертов Северо-Западного центра судебных экспертиз Минюста и государственных экспертов московского Минюста ожидались в течение долгого времени, что существенно замедляло судебный процесс.

Судья также постановил, что первая запись переговоров была сделана на мобильный телефон, который принадлежал представительнице Россельхозбанка Марии Бетехтиной, однако для суда не имеет значения, на что была сделана запись. Имеет отношение только то, чьи голоса на этих записях, и факт отсутствия монтажа — это было установлено. Однако отметим, что определение устройства записи первых переговоров Шевченко с Бетехтиной 5 марта имело принципиальное значение – ведь если запись 5 и 13 марта велась на одно устройство, то это значит, что представитель Россельхозбанка заранее встречалась с сотрудниками полиции, ещё до первых переговоров с Шевченко. Напомним, производство по делу началось 6 марта, как указано в документах, именно после подачи заявления по обвинению в вымогательстве Бетехтина начала принимать участие в оперативно-розыскном мероприятии вместе с сотрудниками полиции для фиксации преступления со стороны Шевченко.

В итоге суд посчитал предоставленные доказательства достаточными для признания вины Владимира Шевченко. Как сказал судья, «целью подсудимого было не информационное партнёрство, а приостановление публикации негативных сведений. Публикация пресс-релизов была только формальностью, прописанной в договоре». По словам судьи, угроза от Владимира Шевченко носит реальный характер, так как он уже публиковал негативные сведения о банке, поэтому есть конкретные примеры того, что может быть опубликовано в будущем. «Согласно статье 163 УК РФ угроза должна быть реальной, а в данной ситуации она была таковой», – подчеркнул судья.

Суд пришёл к выводу о том, что умыслом подсудимого являлось получение 50 тысяч рублей в месяц от банка. Но в итоге был признан ущерб преступления в размере 600 тысяч рублей, а не, как было заявлено ранее, в 1,2 миллиона рублей. Это означает, что дело переквалифицировано из «вымогательства в особо крупном размере» в «вымогательство в крупном размере», что смягчает приговор.

А приговор звучит так: «Суд приговорил признать Шевченко Владимира Васильевича виновным в совершении преступления, предустановленного пунктом Г части 2 статьи 163 УК РФ и назначить наказание в виде лишения свободы на срок 3 года с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима с лишением права заниматься деятельностью, связанной с размещением в сети Интернет информационно-аналитических материалов, связанных с финансово-экономической деятельностью банков и банковских учреждений сроком на 2 года с момента вступления приговора в силу». Однако Шевченко был освобождён в зале суда, так как засчитали в назначенный срок время, проведённое в СИЗО и под домашним арестом.

Адвокат Шевченко после оглашения приговора отметил, что скорее всего придётся просить разъяснить его, потому что непонятно, какую именно деятельность запрещено осуществлять. Например, давать комментарии СМИ – можно, а писать про банки – нельзя. Также, согласно приговору, суд ограничил деятельность только в интернете, значит вести профессиональную деятельность в печатных изданиях, на радио и телевидении формально можно.

Владимир Шевченко рассказал Лениздату, что он думает о решении суда:

— Я доволен тем, что не уехал в тюрьму. Но самим приговором не доволен, особенно запретом на профессию. Я вообще не понимаю, что мне сейчас делать. У меня вторая специальность ­– экономист. Про банки пишу уже с 2002 года. Информация про банки на FinNews занимает 99%. Но нужно будет подробнее прочитать приговор, хотя до вступления его в законную силу ещё могу писать. Я планирую обжаловать решение суда.