Полезное /
Законы

15 июля 2021 11:27

Закон об удалении информации из сети: защита оскорблённых или новые ограничения для СМИ?

Закон об удалении информации из сети: защита оскорблённых или новые ограничения для СМИ?

1 июля был опубликован закон об удалении порочащей честь информации. Ранее закон был внесён в Госдуму в феврале. Его авторы – первый зампред думского комитета по информполитике Сергей Боярский, глава комитета по делам национальностей Валерий Газзаев и член комитета по контролю и регламенту Андрей Альшевских.

Теперь, согласнозакону, станет возможным удаление из интернета недостоверной или порочащей честь информации по заявлению гражданина в течение 15 дней. Иначе страницу могут заблокировать.

Для удаления достаточно подать заявление в прокуратуру и предоставить доказательства недостоверности опубликованной информации. Она считается порочащей или ложной, если подрывает репутацию и связана с обвинением в совершении преступления. Поданные данные прокуратура должна будет проверить на предмет обоснованности в течение 10 дней с момента подачи заявления, согласно закону.

Дмитрий Козелев, журналист и автор telegram-канала «Козелев»,пояснил, что теперь появляется опасность блокировки практически любых журналистских расследований: «Закон, судя по всему, собираются применять более-менее точечно, раз для принятия решения нужна подпись Генпрокурора или одного из его заместителей. В то же время заместители Генпрокурора есть в федеральных округах, то есть такие внесудебные блокировки могут проводиться даже на региональном уровне, без централизованного решения».

Зампред комитета Госдумы по информполитике Сергей Боярский рассказал Лениздату, что в законе конкретизируется только удаление информации о ложных преступлениях:

—  В законе речь идёт только об информации, касающейся совершения преступлений. В этом есть основная идея. То есть мы не в целом какие-то порочащие сведения взяли, а лишь обвинения в конкретных преступлениях – украл, убил, изнасиловал, угнал и т. д. Если человека необоснованно обвинили, то он должен пойти в региональную прокуратуру и сообщить: «Смотрите, про меня такое пишут». Дальше прокуратура берёт время на изучение материалов, наверняка запрашивает источники информации у СМИ. В этот момент наступает выход интернет-издания, которое уверено в своей правоте. Оно предоставляет в прокуратуру свои подтверждающие сведения – материалы расследования, факты. Если их достаточно, то прокуратура отказывает обвинителю в дальнейшем процессуальном содействии. Ну, а если в ответ тишина, и никто не обладает какими-то существенными доказательствами причастности человека к преступлению, то региональная прокуратура обращается в генеральную, ещё раз перепроверяет, правильно ли сработали их коллеги, и после этого выносит решение – либо отказать в удалении информации, либо передать Роскомнадзору с просьбой прекратить распространение ложных сведений.

Как утверждает Боярский, в тексте закона не сказано об удалении информации, порочащей честь и достоинство, ведь проект создан для решения вопросов в ситуациях распространения ложной информации с обвинениями в преступлении. В самом законе формулировка звучит так: «недостоверная информация, которая порочит честь и достоинство гражданина (физического лица) или подрывает его репутацию и связана с обвинением гражданина (физического лица) в совершении преступления».

На вопрос о том, планируются ли какие-то механизмы защиты интернет-площадок, Сергей Боярский сказал, что сам закон не предполагает «нападок» на СМИ. Механизмы взаимодействия устроены так, что сначала после поступления обвинений интернет-ресурсы получают сообщение от прокуратуры с вопросами о доказательствах опубликованной информации – есть ли заведённое дело, проходит ли указанный человек в качестве обвиняемого или подозреваемого, есть ли какое-то решение суда. Если доказательств недостаточно, тогда прокуратура обращается в своё генеральное отделение для проверки данных. В случае, если издание не удалит информацию самостоятельно, то подключат Роскомнадзор.

Если же в процессе докажут обратное – СМИ опубликовали достоверную информацию – то, по словам Сергея Боярского, прокуратура выносит решение в пользу интернет-площадки. Может быть вариант с переписыванием формулировок в более мягкой форме, если уголовное дело в отношении человека всё же есть, но ещё без окончательного решения суда. Если редакция уверена в своей правоте, но ссылку заблокировали, то можно обратиться в суд – подать апелляцию на вынесенное решение. Тогда уже нужно принести все доказательства правоты и попытаться добиться решения в пользу СМИ.

Сергей Боярский на вопрос о том, можно ли сторонам договариваться о внесении правок в запись, а не совсем удалять её из сети, сказал, что ему сложно смоделировать ситуацию: «У нас есть презумпция виновности, а не невиновности. Мы хотим, чтобы люди доказывали чью-то вину, а не сам человек бегал и всем доказывал, что он не преступник». Спикер также рассказал, что он знает бизнесмена из Краснодара, который очень ждал закон, так как о нём по интернету ходит недостоверная информация о совершении преступления, в котором тот не виновен. Теперь, по словам Боярского, не сам мужчина будет бороться с интернет-ресурсами, а прокуратура разберётся в правомерности публикации таких сведений.

Зампред комитета Госдумы по информполитике Сергей Боярский предполагает, что людям, недостоверная информация о которых опубликована в сети, прежде чем идти в прокуратуру, лучше обратиться к СМИ, чтобы разобраться в ситуации. В случае отказа интернет-ресурса в удалении или внесении корректив в публикацию человек пойдёт в прокуратуру: «Я сам так много раз делал. Всё время поправляю средства массовой информации за неточности. Все СМИ имеют какие-то контакты, куда можно напрямую позвонить и понять, кто в чём заблуждается. Но если в сети опубликована информация о преступлении, что встречается реже, чем какие-то неточности или намеренное жонглирование фактами, которые вводят в заблуждение, то мы предлагаем опробовать новый механизм. Посмотрим, как он сработает, понаблюдаем за правоприменительной практикой».


Другие материалы рубрики "Законы"